Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:40 «Безумные три дня»: иностранцы надолго запомнят поездку на Таймыр
14:10 В Норильской драме готовят спектакль «Брат мой» по произведениям Василия Шукшина
14:05 Белая медведица Марфа из «Роева ручья» набрала вес и отмылась
13:50 Нганасанка Елена Савран завоевала титул «Русская мисс Сан-Франциско»
12:00 Норильск встретит полярную ночь фестивалем света
Все новости
Большие проекты “Большого Арктического”
Актуальное интервью
14 июля 2011 года, 16:37
На гербах Норильска и заповедника “Большой Арктический” изображен белый медведь. Между тем хозяин Арктики,  заселяющий район Карского моря, мало изучен. Стереть это белое пятно в науке поможет совместный проект  по мониторингу белого медведя баренцево-карской популяции, участниками которого стали заповедник “Большой Арктический”,  ГМК “Норильский никель”, Совет по морским млекопитающим и Всемирный фонд охраны дикой природы. Про то, как продвигается этот, а также другие, не менее интересные проекты заповедника, партнерами которых является “Норильский никель”,  мы попросили рассказать заместителя директора заповедника по научной работе доктора биологических наук Ингу ЧУПРОВУ.

– Инга Леонидовна, недавно вы вернулись из экспедиции по мониторингу белого медведя в районе Карского моря. Каковы итоги?
– Вертолетные маршруты проходили по территории мелких и крупных островов заповедника с целью выявления абсолютной численности и распределения карской субпопуляции популяции белых медведей, а также других животных: нерпы, северного оленя, белухи.
Абсолютная численность не получена, закончим работы на следующем этапе – в марте-апреле будущего года, когда медведицы выходят из берлог с медвежатами и когда можно провести мечение спутниковыми ошейниками. Одновременно будет браться анализ на ДНК и токсикологию (заболевания). Предварительный отчет составлен, есть видеосъемки, фотоматериалы. Благодаря финансированию проекта “Норильским никелем” стало возможным осуществление следующего этапа работы: заказ спутниковых ошейников и кэт-чепов (инструментария для обездвиживания медведей).
– Но все же медведей вы встретили?
– Белый медведь напрямую зависит от нерпы, это его основной корм, и распределение по полыньям нерпы дает хоть какую-то гарантию встречи с белым медведем. Тот, которого мы встретили, как раз ел нерпу. А в километре от зимовья Голомо мы увидели медведицу с медвежонком. Они мышкуют, ловят леммингов, это тоже их пища.
– Сколько медведей надо увидеть, чтобы посчитать их количество?
– В принципе, достаточно пятнадцати, но при этом нужны спутниковые ошейники, чтобы следить за миграцией животных. При подсчете используется отработанный экстраполярный метод учета, он был представлен российским специалистом по белому медведю Андреем Болтуновым на заседании Международного совета по морским млекопитающим, который проходил в Копенгагене в 2010 году. Методика признана одной из наиболее прогрессивных, это математическое моделирование.
Вот кто-то с горочки  скатился
– Проект по мониторингу белого медведя привязан к глобальному потеплению?
– Конечно, уменьшение количества льда сказывается на размножении морских млекопитающих и, соответственно, на популяции белого медведя, так как основной его корм – морские млекопитающие. Увеличение кормовой базы говорит, что у них наиболее благоприятные условия для жизни. В то же время уменьшение льдов создает для них большие трудности с передвижением: море открыто, и им большие участки надо проплывать. Это затрата энергии и сил.
– Медведи любят путешествовать?
– Как и перелетные птицы, которые уже много веков летают на Север. Почему миграционные пути медведей проходят именно через архипелаг Норденшельда? У них это заложено, они идут именно к Медвежьим островам, которые находятся рядом с Диксоном. Некоторые животные помнят места, где родились.
– Генная память?
– Да, на уровне генной памяти нас ведь тоже тянет на свою родину.
– Какое главное впечатление от встречи с хозяином Арктики?
– Я к ним настолько прониклась, когда увидела в природе. – Листает слайды на мониторе компьютера. – Вот он с чайкой, хороший, ухоженный… Вот валяется в снегу, моется, а вот спускается с горки. Видите: едет! Лентяй! Зачем идти, если можно прокатиться…
На “Лебяжьем”  опробуют ноу-хау
– Инга Леонидовна, как звучит тема вашей докторской диссертации?
– “Оптимизация техногенных ландшафтов в условиях Крайнего Севера”.
– Так значит, проект по восстановлению ландшафта на хвостохранилище “Лебяжьем” – ваша родная тема? “Заполярный вестник” расстался с “Большим Арктическим” на том этапе, когда с помощью партнеров из молодежного клуба по экстремальным видам спорта “Шторм” вы сгружали на опытные участки опилки и землю. Что было дальше?
– Мы формировали различный почвогрунт, потом отсыпали откос, после этого провели разбивку опыта по сортоиспытанию многолетних трав. Были составлены различные травосмеси, четыре для ровной поверхности и четыре для откосов. Сейчас подойдут удобрения, дальше этот опыт будет разбит еще на четыре части по испытанию различных норм внесения удобрений. Плюс ко всему у нас там уже высажены ива и ольха, они обработаны экстрасолом. Будем ждать результатов.
– Как долго? Травка вылезет уже в этом году?
– Конечно, ростки появятся дней через 15–20 в зависимости от влажности и состава почво- грунта.
– “Пустыня” Лебяжка такая большая, это сколько же времени надо, чтобы навозить туда земли? Будете восстанавливать ее частями?
– Сейчас идет первый этап. Если какие-то варианты опытов дадут положительные результаты, начнутся уже производственные посевы. У нас же есть отработанные методы, которые мы испытывали очень давно и которые дали положительные результаты. Посевы можно проводить в зимний период с помощью блок-плит, которые представляют готовый почвогрунт. В холодный период блок-плиты вывозятся и выкладываются на откосы. Это наше запатентованное ноу-хау, вариант, который дает стопроцентную гарантию всхожести. Мы его испытывали на чаше хвостохранилища за железнодорожным вокзалом – на переувлажненных местах и на склоне в течение шести-семи лет, получили хорошие результаты. Это самый оптимальный вариант, трудозатраты меньше, мы не зависим от климатических условий, и семена сохраняются хорошо. А весной уже можно укреплять черенками.
– Проекты по мониторингу белых медведей и оптимизации техногенного ландшафта “Лебяжьего” в стадии развития, а рекультивация земель у озера Долгого рядом с памятником девушке-геологу практически завершена?
– Да, готовится отчет. Но надо учитывать, что первый год озеленение не дает стопроцентного результата, он будет только на второй, должно пройти обсеменение, предполагается уход. Мы особой гарантии не давали по приживаемости деревьев, так как были упущены сроки посадки, но повезло, в октябре оттаяло, и результаты отличные: взошли все посеянные травосмеси, приживаемость деревьев – 98 процентов. Не зря везли черенки ив с Енисея, они более экологически зрелые.
Пясинский кластер.  Биогеоценоз будет учтен
– Послезавтра вы улетаете еще в одну научную экспедицию. Чему посвящен очередной проект “Большого Арктического”?    
– “Мониторинг антропогенного влияния на геохимический и геоботанический фон природной среды побережья Карского моря Пясинского залива” – это тема научно-исследовательских работ, которые проводятся совместно с “Норильским никелем” на Пясинском кластере (участке) заповедника.
– Откуда возникла тема?
– Она является продолжением работ, начало которым было положено в 2000 году. Заповедник совместно с ФГУ “Аэрогеология” (Москва) проводил работы по геоэкологическим исследованиям Пясинского участка: изучал влияние комбината на природную среду.
– Норильские рыбаки утверждают, что пясинская рыба, во всяком случае еще лет 15 назад, пахла керосином. Сейчас экология получше, можно ожидать позитивных результатов исследований?
– Ихтиофауну мы тоже будем изучать, так же как оленей, будем брать на анализ донные отложения, воду, почву, растения. Весь биогеоценоз в среднем течении Пясины, устье и побережье Карского моря будет учтен. Сравним новые данные с теми, которые были получены в 1999–2000 годах. Проект пока годичный, но нужно продолжать исследования в течение двух-трех лет, взять пробы снега на аэротехногенные (воздушные) загрязнения в зимний период, чтобы выяснить, существуют они или нет. Тема большая, затраты в научном плане будут очень высокие, планируется большой отбор проб плюс анализы. Это займет много времени и сил.
– И средства потребуются немаленькие?
– Так же как в проекте по мониторингу белого медведя, все упирается в “вертушки”. Спутниковые ошейники для медведей дорогие. Стоимость анализов тоже очень высокая, их делают специальные сертифицированные, аккредитованные лаборатории Москвы и Новосибирского академгородка. На реализацию данного проекта мы пригласили специалиста ФГУ “Аэрология”, который руководил аналогичным проектом в 1999–2000 годах, Вадима Афанасьева. Вместе с ним продолжим исследования. Если мы составляем какую-то схему по любому из наших проектов, каждый этап должен быть учтен и выполнен.
Все экологические проекты поддерживают генеральный директор “Норильского никеля” Владимир Стржалковский и директор Заполярного филиала Евгений Муравьев.
– “Заполярный вестник” будет следить за ходом ваших проектов.
Зачем идти, если можно прокатиться
За научные проекты заповедника отвечает Инга Чупрова
Саженцы и черенки ивы и ольхи обработали экстрасолом
В подготовке опытов на “Лебяжьем” принял участие молодежный клуб “Шторм”
0

Читайте также в этом номере:

Влюбленные в металл (Юлия КОСТИКОВА)
И мед, и брют (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Она живая (Анна ЦУРКАН)
АБУстроили площадку (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск