Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Есть идеи, будут и финансы
18 февраля 2008 года, 15:08
Фото: Николай ЩИПКО, Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
В начале каждого года все предприятия подводят итоги за год минувший. Об итогах работы норильских геологов «Заполярный вестник» попросил рассказать главного геолога «Норильскгеологии» Сергея Снисара. Он только что прилетел из Красноярска, где защитил запасы недавно разведанного месторождения известняков. Теперь они значатся на государственном балансе.  
– Сергей Григорьевич, все знают, что наш полуостров буквально напичкан сокровищами. Вот сейчас появились слухи, что квартиры в НПР растут в цене, потому что геологи нашли где-то рядышком новое месторождение золота. Нашли?
– Золота на Таймыре много, но крупных открытий в районе не было. Возможно, они впереди, так как Таймырский полуостров в России наименее изучен.
– Но россыпную платину вроде точно нашли?
– В последнее время вокруг Норильска платиновый бум. Ряд компаний брал лицензии на поиски этого металла и оценку запасов в ближайшие годы. Все эти месторождения мелкие, наверное, поэтому «Норильский никель» в них не заинтересован. Это не объекты для компании.
– При входе в озеро Мелкое на горизонте возникает гора Сундук. Наш известный минералог Эдуард Кулагов искал там какие-то сокровища. Есть они там или нет?
– Сколько геологов, столько мнений. В районе Сундука, насколько мне известно, искали достаточно давно и неоднократно возвращались к поискам, но каких-то впечатляющих находок пока нет.
 
Геология – это основа
– Сергей Григорьевич, вы, как и все, составляли отчет за год. Какие пункты в этом документе наиболее интересные?
– По прошлому году нелишне будет отметить, что по заказу  Заполярного филиала на песчаном острове Середыш на Енисее ООО «Норильскгеология» проводило геолого-геодезическое обеспечение добычи песка, используемого в качестве флюсов на «Надежде». Так же по заказу ЗФ, который испытывал потребность в щебне, мы сделали доразведку на карьере «Скальном». Прирастили запасы, обеспечили комбинат щебнем для закладочных смесей на талнахских рудниках на 5–7 лет. Была проблема с известняками. В настоящее время мы разведали Каменское месторождение известняков в 17 километрах от Норильска. Запасы известняков буквально неделю назад защищены в Красноярском филиале государственной комиссии по запасам и поставлены на государственный баланс.
– А что по рудному сырью?
– Каждый год осуществляется прирост запасов так называемых эксплуатационных категорий, то есть тех, которые можно извлекать.
– Много приращиваете?
– Эта цифра год от года меняется, но неизменно остается высокой. Причем затраты на эксплуатационную разведку минимальны. За 2007 год ее стоимость составила порядка семи миллионов долларов, а совокупная ценность прирощенных запасов – порядка трех миллиардов долларов.  
– Когда господин Морозов приезжал в Норильск и встречался с руководством «Норильскгеологии», вы ему рассказали про три миллиарда?
– Конечно. Господин Морозов был заинтересован нашим сообщением. И высказался в том ключе, что геологи – основа и необходимый компонент компании. К нашим  пожеланиям прислушались. В частности, у нас достаточно высок износ основных фондов: буровых станков, транспорта, так как геологи, буровики, трактористы работают в экстремальных условиях, поиски ведут круглогодично. На Курейке мы не останавливали работы, даже когда под Новый год  там стояли  морозы минус 50 градусов. А на юге края такая погода – это значительно холоднее, чем минус 50 в Норильске. И сейчас, насколько я знаю, в компании прорабатывается вопрос о нашем техническом перевооружении. На Курейке совместно со специалистами «Гипроникеля» нам удалось обосновать новый промышленный тип руд. Это так называемые самородно-железные руды с высоким содержанием благородных металлов: платины, палладия, кобальта и никеля.
– И глубоко они зарыты?
– Нет. Частично на поверхности, частично на небольшой глубине. Совместно с «Гипроникелем» мы провели испытания, и нам удалось доказать, что извлечь из них весь букет полезных ископаемых возможно. Извлечение происходит в железные окатыши, используемые на металлургических переделах Норильска. Нужные НПР железные окатыши сейчас доставляются из Украины. А если мы будем везти их не за 5000 км, а за 300 км, с Курейки, экономический эффект составит порядка 25 млн. долларов в год.
– Это крупное месторождение?
– В 2008 году перед нами стоит задача оценки масштабов оруденения. В 2007 году руды были подсечены двумя скважинами, то есть нам удалось доказать, что данные руды не только выведены на дневную поверхность, но и распространены на небольших глубинах. В целом оруденение связано с крупным интрузивным телом, которое входит в десятку самых крупных интрузий мира. А, как известно, крупные и гигантские месторождения связаны именно с крупными несущими телами.
 
Точный анализ
– Как идут дела на Вологочане?
– В прошлом году нам удалось поставить на государственный баланс и получить свидетельство о первооткрывательстве Вологочанского месторождения медно-никелевых вкрапленных руд. Это месторождение в данный момент является забалансовым, несмотря на то что расположено всего в 17 километрах от Норильска. Потому что оно лежит достаточно глубоко (900–1100 метров) и экономически сегодня его разрабатывать невыгодно. Это резервная рудная база.
Кроме этого, богатые руды мы ищем совсем рядом с Норильском, за отвалами «Медвежьего ручья», осуществляем оценку Масловского рудопроявления. Это месторождение тоже лежит  глубоко – на глубине 900–1200 м, но уже работы одного года позволили переоценить  ожидаемые запасы в три-пять раз. В  прошлом году несколькими скважинами вскрыты богатые прожилково-вкрапленные руды, которые соответствуют  кондициям для богатых руд Талнахского и Октябрьского месторождений.
– Кто ставит окончательный диагноз: да, эти руды  богатые?
– Геология – не только молоток, это еще и точный анализ. Содержание руды в образце – один процент, очень часто ее не видно глазами. Поэтому очень важна точность анализа. Здесь мы работаем со специалистами-аналитиками ЗФ: контрольно-аналитическим управлением, контрольно-аналитическим департаментом. Хотелось бы сказать в их адрес несколько добрых слов. Лаборатория находится на мировом уровне, ее руководители – люди очень интересные, увлеченные. Мы с ними работаем в контакте. Получается, мне кажется, очень хорошо.  
– Говорят, у геологов сейчас все отлично в денежном плане.
– Сейчас больше попадаемость, находок больше, и отношение к нам соответственное. Когда у нас была встреча с господином Морганом, он прямо сказал: «Ваше дело – идеи, финансы – уже наша задача». Отношение к геологам в компании сейчас достаточно уважительное. По уровню зарплат, соцпакетам  мы не уступаем работникам горно-металлургической дирекции, финансирование стабильное, утверждена программа геолого-разведочных работ до 2020 года. Поэтому к нам потянулась молодежь, едут специалисты.
– Романтики не перевелись?
– В основном людей интересуют заработки, а у нас достойный уровень зарплаты. Проблемы есть, конечно. Главная – в том, что убывание пенсионеров пока не компенсируется приезжающей молодежью, но, думаю, ситуация будет выправлена.
 
Потенциал не раскрыт
– Если вы вдруг сейчас сделаете сенсационное заявление, что открыли второй Талнах, акции «Норильского никеля» немедленно поднимутся в цене?
– За рынком сложно уследить. Наши коллеги из «Полюс Золота» провели оценку Наталкинского месторождения и увеличили запасы. Компания была пятой в мире по обеспеченности запасами, в результате работы геологов стала третьей, но курс акций «Полюс Золота» не поменялся. Опять же, Талнах открыли в 1961 году, 26 лет шло его изучение, и лишь в 1987-м был сделан последний генеральный подсчет запасов. От открытия до эксплуатации сверхкрупного месторождения может пройти много времени. Для второго Талнаха потребовались бы крупные финансовые вложения и труд тысяч людей. Первый Талнах строили комсомольской стройкой, директор комбината Долгих поверил геологам, и они начали нарезать рудник «Маяк», не дожидаясь генерального подсчета. Поэтому вовлечение Талнаха в промышленную эксплуатацию ускорилось... Но в целом при открытии крупного и гигантского месторождения акции компании, как правило, растут. В качестве примера можно сослаться на открытие месторождения Войсис Бей в Канаде, что повлекло значительный рост акций компании-первооткрывателя.
– Раньше по Таймыру бродили толпы геологов…
– Сегодня геология получила более прагматическую направленность, потому что собственник должен иметь понимание, что это ему принесет. Другое дело, что государство должно изучать территорию своей страны и привлекать инвесторов. Начальную стадию поисков – создание геологических карт, проведение комплексных опережающих поисковых работ – должно, на мой взгляд, финансировать государство. Таймырский полуостров, пожалуй, наименее изученная часть России, поэтому потенциал Таймыра не раскрыт, и хотелось бы, чтобы государство более активно изучало свою территорию.
Работа геолога трудна, но в то же время и романтична
0

Читайте также в этом номере:

Богатство (Евгений МИХАЙЛОВ)
Доплыли! (Игорь ЛИМОНОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск