Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Хакамада снова в моде
ГОСТЬ “ЗВ”
10 октября 2011 года, 14:48
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Марина БУШУЕВА
Цвета темной вишни или все-таки блонд? Длинные или короткие?  А может быть, химию? Или как скажет Сережа… С такими мыслями я шла  в студию стилиста Сергея Ефимова.
Сергей тем временем колдовал над очередной клиенткой и вел разговоры по душам. Руки мастера, кажется, сами по себе – ловко орудуют ножницами, превращая копну густых волос в аккуратную стрижку “под Хакамаду”. Женщина в кресле рассказывает стилисту про собачку Дусю и начало отопительного сезона в отдельно взятой квартире.

В первую очередь психолог

– Стрижка, покраска, укладка – это не главное. Вообще-то, это большая тайна, но я тебе скажу. Клиент тянется к мастеру в первую очередь подсознательно, поэтому я должен быть хорошим психологом, а уж после – хорошим парикмахером. Тем более у нас, в России. Например, самая злободневная тема – выборы. И я говорю об этом, хотя совершенно аполитичен, – говорит Сергей.
– А за границей как-то иначе?
– Конечно. В Европе, например, ты идешь в салон, где работают много разных специалистов. И если ты хочешь покрасить волосы, то садишься к колористу, хочешь сделать химию – к “химику”, нарастить волосы – к брейдисту, дальше – к парикмахеру, который тебя постригает, и напоследок – к визажисту, который делает макияж. А у нас каждый мастер – это универсальный солдат.
– Расскажи о тенденциях нынешнего сезона.
– Начну издалека. Современная мода держится на трех китах: это Лондон, Милан и Париж. В Милане мода появляется, в Лондоне корректируется, а Париж выдает окончательный вердикт – быть или не быть. И уже дальше модные тенденции разлетаются по всему миру. Но, учитывая менталитет того или иного народа, трансформируются, приспосабливаются к местным традициям. До Москвы мода доходит примерно через два года, и еще через два года она приходит в Норильск.

Я спорю с клиентами

– Так что же сегодня в моде у парижанок?
–  В этом сезоне у девушек очень модны короткие стрижки без челок. Но мы это не воспринимаем. Зато года через три-четыре, вот увидите, все девушки будут ходить с суперкороткими стрижками. А сегодня практически 80 процентов норильчанок хотят каре, которое вошло в моду четыре года назад! Что касается цвета волос, то тут наши дамы не особо обращают внимание на модные тенденции и, как прежде, стремятся быть блондинками. Правда, развитое в обществе мнение насчет блондинок моим клиенткам не нравится, поэтому девушки часто просят покрасить в светлые тона, но не в блонд.
– То есть норильчанки – это блондинки с застарелым взглядом на моду?
– Ну что ты! Наши женщины не только самые красивые, но и очень ухоженные: у них хороший макияж, маникюр, педикюр, качественные стрижки. И это, в свою очередь, говорит о том, что норильские мастера достаточно квалифицированные. Просто наши женщины боятся меняться кардинально. Но для этого и есть я – ведь задача стилиста заключается не только в том, чтобы изменить внешность человека, а в первую очередь избавить от стереотипов в плане моды и красоты.
– В этом и есть отличие парикмахера от стилиста?
– Парикмахер должен максимально точно исполнить пожелание клиента по поводу стрижки, а стилист подбирает вам то, что подходит под ваш стиль, тип лица, структуру волос и так далее. Например, я периодически спорю с клиентами и прямо говорю: “Я не буду делать так, как вы хотите, потому что этот цвет/стрижка/укладка вам не пойдет”. Зачастую клиенты со мной соглашаются. Ну а 80 процентов  изначально говорят: “Я доверяю твоим рукам”.
– Ну а если клиент попался привередливый, как ты выходишь из ситуации?
– Клиенты меня учат. Если я вижу, что мне попадается какой-то особый клиент – недовольный, упертый, то я понимаю, что дело не в нем, а во мне. Значит, нужно что-то менять. И еще хочу сказать: важно, чтобы человек, придя ко мне, почувствовал, что он в первую очередь для меня друг, а потом уже клиент. И тогда мы с ним найдем то, что устраивает нас обоих, и человек придет ко мне еще раз.
– Что значит стереотипы в плане моды?
– Это когда человек слепо следует тому, что сегодня в моде, не думая, подходит это ему или нет. Это силиконовая грудь, ботекс, гиперувеличенные губы, полуторасантиметровые ресницы. Это неестественно по своей природе и, на мой взгляд, уродливо. Или объемы 90–60–90. Но кто так решил? Я считаю, что все это навязчивые тенденции, коверкающие многие судьбы. Например, когда маленьких девочек четырех-пяти лет отправляют на конкурсы красоты, чем воспитывают в них, с одной стороны, чувство конкуренции, в то же время формируют комплекс неполноценности в случае проигрыша. А ведь на самом деле некрасивых людей не бывает. И старый человек красив, если он мудр. А мудрость проявляется в том числе и во внешности.
– Так что же, по-твоему, есть красота?
– Это эстетика, духовность, нравственность, поведение, манеры, подача себя обществу. Вот говорят: хочешь узнать человека – напои его. И есть люди, которые напиваются и становятся омерзительными, а есть те, кто в любом состоянии ведет себя достойно. То есть красота – это определенный уровень человека.  

Чуть красивее обезьяны

– По статистике женщины как минимум 40 процентов времени тратят на свою внешность. А сколько внимания должен уделять своему облику современный мужчина?
– Говорят, что мужчина должен быть чуть красивее обезьяны. И от него должно пахнуть сигаретами, вином и потом. Я с этим не согласен. И хочу сказать, что многие мужчины стали уделять больше внимания своей внешности. Например, у меня ровно половина клиентов – мужчины. Хотя раньше их было меньше. А сегодня мужчины не только стригутся, но и закрашивают седину, делают специальный мужской маникюр, педикюр. На мой взгляд, это хорошая тенденция. Хотя я лояльный человек, и если кто-то выбирает пахнуть потом и вином, то я уважаю его выбор – каждому свое.
– Ты всегда думал, что все люди красивые?
– Нет, это пришло ко мне с жизненным опытом. Я пошел в техникум учиться на парикмахера в 2000 году, мне было уже 24 года. И сделал я это, чтобы разобраться в самом себе. Считал себя гадким утенком и хотел понять, что нужно, чтобы стать красивым. Это подобно тому, когда люди, чтобы избавиться от своих психологических проблем, идут в психологи или психиатры. А вот когда я отучился, у меня очень изменилось мировоззрение. Я не просто понял – почувствовал, что все люди индивидуальны и в этом их красота и заключается. И сегодня пытаюсь объяснить это своим клиентам, которые хотят походить на Жанну Фриске или Филиппа Киркорова.
– Как твои родные отнеслись к тому, что ты решил стать парикмахером?
– Я все время находился в поиске самого себя: был автослесарем, работал в дирекции по экономической безопасности, контролером вневедомственной охраны. Бросил два вуза – понял, что юриспруденция и туризм – не мое. Когда пошел в техникум учиться на парикмахера, мама сказала: “Ты не стал юристом, не стал гидом – и парикмахером никогда не будешь!” Зато сейчас, когда я приезжаю к маме в поселок, ко мне выстраивается огромная очередь. Я беру ножницы в руки и сутками работаю. И не вижу маму. Ее дом превращается в парикмахерскую. Поэтому, может, я плохой сын, но гощу у мамы не больше недели. Правда, потом еду к тете, и тетя тоже дает мне ножницы…

Не бояться менять

– К тебе приходят бывшие коллеги? Как они относятся к тому, что ты стал стилистом?
– Те люди, которые меня знали тогда, сегодня меня не узнают. Они говорят, что я очень изменился – не только внутренне, но и внешне. Некоторые говорят: “Ты стал крутым! Как у тебя это получилось?” Тогда я отвечаю, что нужно просто не бояться что-то менять. Конечно, нужно быть готовым к тому, что, если ты что-то меняешь, ты что-то теряешь. С тех пор как я пошел учиться на парикмахера, у меня практически полностью сменился круг общения. И я спокойно отношусь к тому, что одни люди приходят в мою жизнь, другие уходят. Некоторых я сам отсеиваю. Пусть это эгоистично, но я считаю, что человек сам творец своей судьбы.
– Что тебя раздражает в людях?
– Ужасно, если человек думает, что он всего достиг. Хотя каюсь, мне самому иногда так кажется. Но это самообман. На самом деле всегда есть к чему стремиться. И если говорить о профессии, то я постоянно выезжаю на различные семинары, курсы повышения квалификации. А  в последнее время уже к нам в Норильск приезжают мастера из Санкт-Петербурга и Москвы, чтобы дать мастер-классы. И это хорошая тенденция.
– Как считаешь, есть какой-то секрет красоты?
– Да. Это быть самим собой и делать в первую очередь то, что хочется, а не то, что навязывает общество. Как говорят, красота – в глазах смотрящего. Вот ты хочешь быть блондинкой, а тебе все вокруг говорят: не вздумай, тебе хорошо быть брюнеткой! А у тебя душа просит. Так в чем же дело? Хочешь быть блондинкой – будь ей! Я, конечно, могу поспорить, но если вижу, что человек искренне этого хочет, что у него от этого глаза горят, то, конечно, я иду на уступки.
Образ создан, мастер доволен
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск