Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Какими бывают подростки?
Прямая линия
7 сентября 2010 года, 13:50
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Почему дети убегают из дому? В чем причины детской неуправляемости? Как закончилась нашумевшая история с Валерой Чуевым? На эти и другие вопросы читателей, заданные в ходе прямой линии “ЗВ”, ответила руководитель отдела по делам несовершеннолетних УВД Норильска Ирина Кравченкова.
– Если ребенок состоит на учете в милиции, может ли это повлиять на его учебу или карьеру в будущем? Может ли он рассчитывать на работу в правоохранительных органах?
– Сама постановка на учет повлиять в дальнейшем на учебу или карьеру не может. Но при поступлении в вузы правоохранительной направленности, если у абитуриента была судимость, это повод для отказа в поступлении. А в связи с последними реформами отбор на работу в органы внутренних дел будет очень тщательным и жестким, и лица, которых привлекали к уголовной ответственности, или имеющие судимых родственников, не смогут работать в правоохранительных органах.
– Мой ребенок поступал в педагогический вуз, и у него потребовали справку о том, что он не состоял на учете в милиции и не имел судимости. Правомочно ли это?
– Виды учета бывают разные: дети состоят в отделе по делам несовершеннолетних за совершение административных правонарушений, общественно опасных деяний, преступлений. Есть освобожденные от наказания с применением мер воспитательного воздействия, есть те, кто привлекался к уголовной ответственности, но дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям… Однако мы таких справок вообще не выдаем.
Если в вузе требуют такую справку, это незаконно. Но существуют специализированные учебные заведения – высшие военные училища, суворовские училища – оттуда, бывает, запрашивают информацию. Во все остальные вузы мы таких справок не выписываем, и требовать их не должны.
 
Конфликты в семье – причина уходов
– Часто ли норильские дети уходят из дому? Больше ли побегов летом?

– В целом уходов стало меньше: в прошлом году по июль включительно их было 91, в этом – 83. За июнь-июль уходов тоже меньше, чем в 2009 году. Не могу сказать, что именно летом чаще убегают. Это зависит от того, какая ситуация в семье у ребенка складывается на тот ли иной период. Это только кажется, что летом бегают чаще – потому что тепло, белые ночи. Но основная причина детских уходов из дому – это конфликт с родителями. А конфликты, как вы понимаете, случаются и зимой, и летом. Где живут зимой? Как правило, у друзей.
Другая категория беглецов – дети из приюта, которых мы туда помещаем (например, когда маму и папу лишают родительских прав). Естественно, дети все равно хотят жить в семье. Независимо от того, какие у них родители, хоть алкоголики, хоть наркоманы, или клопы с тараканами ходят по квартире, – дети стремятся к родителям.
Распространенная причина уходов детей на улицу – конфликты между родителями: ребенку просто надоедает на все это смотреть. Еще одна причина побегов, характерная для более старших детей, 15–17 лет, – юношеская влюбленность. Девушки и юноши вопреки родителям ради своей любви уходят из дому.
Часто бывает, что мы возвращаем детей, а они уходят снова. Так что в этих 83 случаях ухода, о которых я сказала, надо учитывать, что фактически бегают-то одни и те же дети. Не скажу, что прибавляется много новых.
– У моей дочери благополучная семья, но ребенок часто сбегает. Что нам делать?
– Есть дети, которым просто нравится вольная жизнь и не нравятся рамки, ограничения, которые им устанавливают родители. Есть дети с так называемым синдромом бродяжничества. Вот случай: девочка ушла из дому, мы ее объявили в розыск. Пока искали, она пришла домой, когда никого не было, чтобы взять какие-то вещи. И в этот момент мы ее обнаружили. Так она по связанным простыням стала спускаться из окна пятого этажа. Простыни развязались, девочка упала на козырек – осталась жива. С переломами ее отвезли в больницу. Так она, пролежав три дня, умудрилась и из больницы уйти! Вот такая тяга к гулянию.
А живет беглянка с мамой и сестрой. Нормальная по нынешним временам семья. Но, видимо, все-таки есть недопонимание, мама мало внимания уделяет дочерям, ведь недостаточно их только одеть-обуть и накормить.
Хочу отметить, что в любом случае причина всегда кроется в семье, в какой бы ситуации мы ни разбирались. Либо родители не могут общаться с детьми, объяснять какие-то важные вещи, либо совсем запускают. Или, например, ребенок гуляет, гуляет сам по себе, а потом родители ставят какое-то ограничение – и он не понимает: почему раньше было можно, а сейчас нельзя? Эта непоследовательность в воспитании – от педагогической неграмотности родителей. Я бы посоветовала им иногда общаться с детским психологом, да и самим читать литературу по психологии и воспитанию детей.
– В одном из интервью вы сказали, что последние лет 7–10 среди детей, убегающих из дому, стало больше девочек. По-вашему, почему? У нас растет дочь, и мы волнуемся.
– Да, девочки сейчас часто знакомятся с парнями, с мужчинами старше себя и идут к ним домой, живут там. Со всеми вытекающими последствиями, включая венерические заболевания и нежелательные беременности.
Причина – это все-таки утрата каких-то семейных ценностей. Наверное, родители недостаточно обсуждают в семье такие вопросы: что можно и нельзя, что прилично и неприлично. Раньше если несовершеннолетняя девушка поцелуется с кем-то на улице, то это вызывало всеобщее порицание и даже шок: как это так?!
Понятно, что те времена давно прошли. Но есть некоторая свобода в отношениях, а есть просто распущенность. И не всегда девочки отличают одно от другого. А родители делают акцент не на том, на чем нужно. Например, на том, что доченька должна найти себе богатого, как в кино. И вот они начитаются-насмотрятся красивых историй и ищут себе принца. Как правило, это плохо кончается.
 
“Приходите. Обращайтесь”
– Чем закончилась история с Валерой Чуевым?

– История пока не закончилась. Как мы уже комментировали, возбуждено уголовное дело. Но расследование не закончено. Надо собрать полную доказательную базу, чтобы привлечь к ответственности человека за жестокое обращение с ребенком. А то, что ребенок был избит, уже доказала экспертиза: в заключении написано про многочисленные телесные повреждения. На теле мальчика был не один синяк и не три, ребенок пострадал от побоев, что бы ни говорили родители. Сейчас трудность в том, чтобы доказать, кто именно его избил.
– Часто ли родители сами обращаются в отдел по делам несовершеннолетних, если не могут справиться с ребенком?
– Не могу сказать, что очень часто приходят. Но бывает. Как правило, родители боятся, что это может привести к постановке на учет и повлиять на будущее ребенка. Но это неправда, и я всегда призываю: мамы и папы, приходите, обращайтесь. Лучше сейчас с ребенком поговорят профессионалы, не первый год работающие с трудными детьми, и что-то порекомендуют родителям, чем ребенок что-то натворит и по факту мы вынуждены будем поставить его на учет. Мы ведь не ставим на учет всех подряд только потому, что инспектор захотел. Есть четкие критерии, установленные законом.
– Что должен натворить ребенок, чтобы его поставили на учет в милиции?
– Совершить, например, административное правонарушение. Это мелкое хулиганство, нахождение в состоянии алкогольного опьянения, распитие спиртных напитков. Или совершить общественно опасное деяние до возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Есть дети, которые совершают кражи, причиняют телесные повреждения, формально в их действиях есть преступление, но человек не достиг возраста, с которого за это по закону можно осудить. Ставим на учет за бродяжничество, если ребенок хотя бы один раз ушел из дому. У нас на учете состоят судимые дети – с мерой наказания без лишения свободы или те, кто освобожден от уголовного наказания с применением мер воспитательного воздействия. И те, кто вернулся из воспитательных колоний условно-досрочно.
 
Прямую линию подготовила Ольга ЛИТВИНЕНКО
 
Продолжение – в следующих номерах. Ирина Кравченкова расскажет, сколько детей сейчас состоит на учете в отделе по делам несовершеннолетних, как лучше разрешать детские конфликты в школах, почему с родителями инспектору бывает труднее, чем с детьми.
0

Читайте также в этом номере:

Золотая перспектива (Андрей МАРЧЕНКО, участник программы “Профстарт”)
Достойный вид (Юлия КОСТИКОВА)
Окна в другой мир (Анна БАСКАКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск