Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
12:30 На стадионе «Заполярник» собрались любители здорового образа жизни
12:15 На Комсомольской площади начался праздничный концерт
12:05 Норильчане приняли участие в традиционном массовом забеге
10:05 Руководители и работники Медного завода приняли участие в необычном пробеге
09:30 Норильчане сегодня утром бежали и крутили педали
Все новости
Круче, чем в метро
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
21 июля 2010 года, 11:40
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Марина БУШУЕВА
На меня натягивают сапоги, выдают спецодежду, каску, очки, самоспасатель, фонарь. “Все, готова!” – говорит работница рудника “Таймырский”. Сама она под землей  не была, говорит, что не очень-то и хочется… А мне хочется.
– А взрыв можно увидеть?
– Конечно. Но рассказать об увиденном ты уже никому не сможешь! – на полном серьезе говорит мой провожатый Тимофей Сысоев, и. о. начальника подземного участка взрывных работ. Находящиеся рядом горняки смеются: “Посмотри, посмотри…”
– Горную породу чувствовать надо. Здесь теория не поможет, – уверен Сысоев.
Василич, как называют его подчиненные, работает шахтером почти 40 лет. Идет по горизонту легко, в каждом шаге чувствуется уверенность. С ним спокойно. И не страшно. Смотрит прищурившись, шутит, смеется, отпускает меня на дозволенное расстояние, но следит зорко. Он словно морской волк, только под землей.
– Первый раз я в угольной шахте побывал. Потолок ниже тебя, дышать нечем. Решил – это не мое. Рудник – дело другое, я себя здесь даже лучше, чем на поверхности, чувствую…
Заходим в клеть. При спуске закладывает уши, температура поднимается на один градус каждые сто метров. На отметке минус 1050 мы выходим. За бортом вполне комфортно: +20, тепло и сухо.
 
Можно познакомиться?
Кажется, что попала в сказку. Не про “Малахитовую шкатулку” и “Синюшкин колодец”, а в современную – где выжившие после ядерной войны  переместились под землю. У писателя Глуховского это Московский метрополитен. “Таймырский” в этом смысле ничем ему не уступает. Площадь горных выработок на руднике как раз равна площади столичного метро.
– Да, пожалуй, здесь можно было бы пережить годик-другой, – делится своими мыслями молодой горняк.
Иду дальше. С каждой минутой становится все темнее, все больше развилок, все молчаливее становятся мои попутчики.
Вот и первый пост. В бронированной двери маленькое окошко. На стук быстро откликаются.
– Пропуск, пожалуйста!
Заходим в чисто выбеленное помещение. Высокие потолки, длинный деревянный стол. За ним – человек десять мужчин. Они пьют травяной чай из больших кружек, едят принесенные из дому бутерброды, хохмят.
– Как вас зовут?
– Познакомимся поближе?
– Меня не снимайте, я сегодня не по- брился…
В небольшой комнате разбирают бумаги две женщины. Встречают радушно.
– Хотите чаю?
Я не отказываюсь. Складом взрывчатых веществ управляет слабый пол. “Наши музы”, – называют их горняки. Дамы сверяют документы, выдают взрывчатку. Буквально через час все разъедутся – у каждого свой план на сегодняшний день.  
Странные автомобили, каких не встретишь на поверхности, круглосуточно колесят по горным дорогам.
– Держись крепче за поручень, – говорит командирским голосом Василич. В шахте постоянный шум: машины, работающие люди, воздушный поток, пробивающий себе дорогу к вытяжке. Впрочем, есть под землей и отдаленные места, где вас встречает абсолютная тишина, какой не бывает на поверхности.  
Автомобиль везет нас по горным выработкам. Неожиданно останавливаемся.
– Чего стоим?
– Пробка. Встречный автомобиль пробил колесо.
Идем задним ходом до ближайшего поворота. Водитель оборачивается в мою сторону. Я замечаю – мужественное лицо у горняка. Посмотрел на меня, нахмурился, кажется, подумал: “Не место женщине в шахте”.
 
Работать лет до ста
Знакомьтесь: Василий Афанасьевич Кушнир – старейший работник “Таймырского”.
– Я этот рудник строил, а потом и работать сюда пошел. С тех пор и тружусь. Думаю, лет до ста проработаю…
Сейчас мастеру-взрывнику 69. Несколько лет назад собирался увольняться – супруга уговорила ехать на материк, в Украину. Купили там домик, она поехала первая, но сердце не выдержало…
– А что мне там одному делать? – задает резонный вопрос Василий Кушнир. – Здесь дети, внуки.
Едем на первую шахту – подземный участок очистных работ №2, один из старейших на “Таймырском”. Здесь заканчивают свою работу горнорабочие очистного забоя – они уже подготовили шпуры, куда необходимо заложить заряд, и пожилой взрывник остается там один. Трудится не спеша, основательно.
Чтобы быть в тонусе, Кушнир совершает ежедневные пробежки и прогулки.
– Тундру очень люблю. Не рыбалку-охоту-шашлыки, а просто погулять, и лучше в одиночестве. Раньше все время в горы ходил. Нравится мне северная природа.
Коллеги смеются:
– Смотри, Афанасьич, прознают, что ты такой “молодой” у нас работаешь, мигом на пенсию отправят!
Кушниру эта идея не нравится. Говорит, что фору молодым даст.
– Это правда, – говорит мастер-взрывник Сергей Капранов. – Трудится наравне со всеми. Очень ответственный человек. С ним никогда проблем не было. Ну и за молодыми присматривает. В совете не откажет.  
 
Тонна груза  на две пары плеч
К слову сказать, среди взрывников молодежи немного – работа сложная, требующая большой ответственности, поэтому берут людей с опытом.
– Я сам из Кременчуга, из Украины. В 1983-м после армии отправили по комсомольской путевке в Норильск, – рассказывает мастер-взрывник Сергей Капранов. – Пятнадцать человек нас приехало. Остался я один. Вначале трудился на фабрике щебня. Там же со своей будущей супругой познакомился. Она до сих пор на фабрике работает, а я в 1987 году на “Таймырский” устроился.  Смена у нас очень хорошая, настоящие мужики. Но под землей по-другому нельзя. Тем более у взрывников ответственность большая.
– Тяжелая работа?
– Нормальная, мужская.
После чая Капранов с напарником Юрием Гетмановым грузят мешки с  гранулитом в машину. Один такой – 30 кило. Всего более 30 мешков, тонна значит. Я вздыхаю – нет, при всем желании такую работу не осилю. А они смеются, перешучиваются. Говорят: приходи, возьмем тебя!
Сергей Васильевич – прирожденный педагог. Мне – с горным производством знакомой поверхностно – объясняет на пальцах, как работает взрывник. Буквально через полчаса я начинаю понимать, радуюсь как ребенок.
Высокие своды горной выработки слегка освещают фонари горняков и мигалка, установленная на местном джипе – самоходном зарядном устройстве.
– Новая техника значительно упростила работу взрывников. Теперь мы работаем автономно – по двое. Свой подъемник, свой компрессор, своя камера. Помощь горнорабочего нам не нужна, – объясняет Капранов.
– Десять лет назад мы о такой технике и мечтать не могли, – подключается Тимофей Сысоев.
– Легче стало работать?
– Это с какой стороны посмотреть. Когда не было техники, то и объемы добычи другие были.
В слове “добыча” горняки делают ударение на первый слог.  
 
Агрессивная среда  взрывнику не помеха
Мне кажется, что в этих переходах легко заблудиться. На всякий случай интересуюсь временем работы фонаря. Кроме того, под рукой самоспасатель – тяжеловат, но прост в обращении, и это радует. Пытаюсь к тому же запомнить указатели “Склад”, “Телефоны”, “Медпункт”. Нет, всего не за- помнишь…
– Молодые, бывает, плутают. Ты, если что, иди на свежую струю, – говорит Тимофей Васильевич.
– Агрессивная среда – влажность, сырость плюс взрывчатка – делает свое дело. Техника быстро ржавеет, окисляется. Поэтому, если эксплуатируешь машину, ты должен знать все нюансы, иначе будешь срывать взрывные работы.
Сергей Капранов знает все нюансы и не только потому, что это его работа, но и потому что техника – увлечение всей жизни.
Если не на смене, то пропадает в гараже. Младший сын тоже влюблен в автомобили, а старший пошел по стопам отца – трудится на “Таймырском”.
– Решили принять участие в программе “Наш дом”, – говорит Сергей. – У меня младший учится в Московском автомеханическом институте, сейчас снимает жилье, а так свое будет – далековато, правда, в Ногинске, но в столице так большинство живет.
В этом году стартовал пилотный проект программы “Наш дом”. Квартиры в городах Подмосковья и Краснодарского края при финансовой поддержке “Норильского никеля” приобретут наиболее ценные, высококвалифицированные работники. Первым участникам программы уже вручили ключи в дни празднования 75-летия Норильского комбината.
– Сами уезжать не собираетесь?
– Лет на десять точно задержусь. Я бы вообще не уезжал, но супруге хочется огородом заниматься. Первое время, конечно, скучал по Украине, но потом брат сюда приехал с женой.
История получилась достойная романа. Брат Сергея познакомился на материке с девушкой, которая по чистой случайности оказалась сестрой супруги Сергея. Так что в Норильск семейство Капрановых-младших ехало к родственникам.
 
Хочется вернуться
Вот и место работы взрывников. То там, то здесь проглядывает драгоценная медно-никелевая руда, под светом фонаря переливаясь золотым и зеленоватым. Завораживающее зрелище.
Капранов и Гетманов на подъемнике поднимаются к самой кровле, предварительно вспоров мешки и высыпав взрывчатое вещество в бак доставочной машины. Оттуда с помощью компрессора происходит доставка взрывчатки в шпуры.
Через пять часов будут взрывать. После чего руду погрузят в машины, потом в вагонетки, поднимут на-гора и отправят на обогащение.
…И снова клеть. В тесноте, да не в обиде. Выходим на поверхность. Чувствую себя уставшей. В столовой готова съесть две порции обеда. Чудесное путешествие в подземную страну завершилось. Но я не против побывать  там еще.
Тимофей Сысоев по горизонту идет легко
Взрывчатка в женских руках
Василий Кушнир – старейший работник “Таймырского”
0

Читайте также в этом номере:

Лучшие идеи для Долгого (Вера КАЛАБЕКОВА)
Фильмы в полном объеме (Юлия КОСТИКОВА)
Под крышей (Ольга Полянская)
Поговорили по-взрослому (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск