Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Медики-экстремалы
Специальный репортаж
26 ноября 2009 года, 13:06
Фото: Елена ПОПОВА
Текст: Елена ПОПОВА
Жизнь многих людей из российской глубинки спасает «скорая воздушная помощь» – санитарная авиация. А в Норильске своя специфика. У нас гораздо более актуальной является «скорая подземная помощь». Именно так окрестили в народе фельдшеров, работающих в подземных медпунктах на рудниках. Некоторые называют их еще проще: медики-экстремалы. На «прием» к подземному фельдшеру рудника «Октябрьский» решил отправиться корреспондент «ЗВ».
По-хорошему спускаться надо было раньше на три часа… Я смотрю на часы: без десяти десять. А смена у подземного фельдшера Натальи Зайцевой началась в семь утра… Мысленно прикидываю, сколько времени ей понадобилось, чтобы прийти в поверхностный медпункт. Расписаться в специальном журнале. Переодеться. Получить в ламповой самоспасатель и шахтерский фонарь. А потом вместе с горняками спуститься под землю…
Мой сопровождающий – заместитель начальника участка ВШТ Кирилл Здоревский, перекрикивая шум, пытается объяснить: в клети лучше встать ближе к выходу. Нам выходить раньше, чем остальным. Медпункт находится на 700-м горизонте. Это еще недалеко. А есть медпункт ниже – на 800-м.
По мне, так эти «лишние» сто метров уже никакой роли не играют. Чуть больше, чуть меньше – какая разница? Все равно над головой громадная толща земли…
Клеть, понемногу набирая скорость, несется вниз. Слушая звуки капающей где-то воды, я пытаюсь представить себе, что чувствует, совершая привычный уже маршрут, подземный фельдшер Наталья Зайцева.
 
Телефон молчит – это хорошо
Белая шапочка и медицинский халат – стереотипы в отношении подземного доктора оказались неуместны…
Луч шахтерского фонаря, выхвативший во тьме надпись огромными буквами «Медпункт», растворяется  в потоке света. Хозяйка кабинета, заслышав наш разговор, приоткрывает дверь. На ней такая же синяя спецовка, как и на мне. Как и на горняках, работающих на руднике. Белый халат висит на гвоздике в углу…
– Мы должны быть каждую секунду готовы к тому, что придется мчаться на вызов, – удовлетворяет мое любопытство Наталья. – Нельзя терять ни секунды. Каску с фонарем на голову, сумку скорой помощи в руки – и вперед, за сопровождающим…
Пусть доктор не в белом и вместо потолка над головой – каменный свод. Зато в остальном медпункт как медпункт. Даже с закрытыми глазами можно было бы понять, куда ты попал. При входе в медпункт явственно ощущается какой-то специфический лекарственный запах… При всем при том что препаратов в специальном шкафу немного. В основном лекарства группы первой помощи, объясняет фельдшер. По мере расходования их получают из поверхностного медпункта. Обычно раз в неделю.
Я осматриваю процедурные перевязочные столики, накрытые полиэтиленом. На них таблички с надписью, каким процентом дезинфицирующего средства обработан медицинский инвентарь. Стерильность стараются соблюдать даже под землей…
Медицинская кушетка. Носилки. Ничего лишнего… Мое внимание привлекает допотопной конструкции телефон на стене – обязательный атрибут подземного медпункта. Если где-то в выработках человеку понадобится срочная помощь, сигнал тут же поступает к фельдшеру. Слава богу, во время нашего разговора телефон молчит.
– Наверное, выжидание в нашей работе и есть самое страшное, – с опаской поглядывает на аппарат фельдшер. – Каждый раз идешь на смену в надежде, что все пройдет спокойно, никаких вызовов не поступит. Хотя понимаешь: случиться под землей может всякое…
Последний раз Наталья поднимала на-гора травмированного человека осенью. При проведении взрывных работ сверху на рабочего неожиданно упал кусок горной массы. Она качает головой: к сожалению, даже соблюдение техники безопасности не всегда позволяет таких ситуаций избежать. Подземная стихия любит преподносить сюрпризы. Рудные толщи то и дело демонстрируют свою силу. То вдруг откуда-то из глубины послышится громкий щелчок. То вспучит борта выработок. То, как тогда, внезапно отколется кусок горной массы... Опытные взрывники обычно чувствуют, как будет отрываться руда, как падать, но застраховаться от всех случайностей нельзя.
– В тот день мы отправили человека в Оганер с черепно-мозговой травмой… – вздыхает Наталья и добавляет: – Каска у рабочего хотя и сильно помялась, но все-таки смягчила удар.
 
Сплошной экстрим!
Бывшая выпускница медицинского колледжа Набережных Челнов Наталья Зайцева даже в самых смелых своих мечтах не могла представить, что будет не просто лечить людей, а спускаться для этого под землю.
В Норильск они с мужем приехали в 1995 году. Почти пять лет Наталья проработала на станции скорой помощи. После декретного отпуска женщина  решила устроиться на рудник. Главным аргументом тогда стала возможность при выработке подземного стажа (семь лет и шесть месяцев) досрочно выйти на пенсию.
Правда, каких-то еще привилегий экстремальная работа не дает.  
– Мы являемся бюджетными работниками, – подчеркивает фельдшер. – Относимся к медсанчасти №2. Поэтому у нас и отпуска не такие большие, как у других работников рудника, и карточек на питание нет…
А вот экстрима предостаточно. Наталья хорошо помнит свои впечатления от первого спуска под землю. Клеть… Темень… Сильный ветер в лицо… Сердце замирало от одной только мысли, что от земли ее отделяет несколько сотен метров. Страшно было заблудиться в кромешной тьме... Любой щелчок на глубине 700 метров воспринимался как угроза жизни… А условия, в которых работают горняки, казались вообще немыслимыми: под ногами хлюпает вода, на зубах скрипит каменная пыль… Неужели к этому можно привыкнуть?
За пять лет восприятие сильно изменилось. Сегодня Наталья Зайцева уже не обращает никакого внимания на шум от проносящейся рядом с медпунктом подземной электрички. Ее не пугает грохот при взрывных работах. И она почти с закрытыми глазами может найти дорогу до медпункта хоть на 700-м горизонте, хоть на 800-м (все фельдшеры периодически между собой меняются). Правильно говорят: человек привыкает ко всему.
 
Подземный воздух лечит или…
– Привыкнуть нельзя только к смертельным случаям… – признается Наталья. – Хотя в моей практике, слава богу, их не было. Даже серьезная травма на руднике – событие для фельдшера из ряда вон выходящее. Как правило, люди обращаются в медпункт за таблеткой. У кого-то головная боль. Изжога. Давление…
Фельдшер достает из ящика стола журнал учета выдачи лекарственных средств. Регулярно проверять сроки годности лекарств, проводить уборку помещения, заполнять многочисленные журналы (передачи смен, амбулаторного приема, учета спирта, перевязочного материала  и другие) – все это входит в обязанности медработника, когда он не занят своей непосредственной задачей – оказанием помощи больному.
– Все лекарства, как того требует инструкция, мы выдаем под подпись, – объясняет Наталья. – Вот последняя запись, сделанная моей напарницей сегодня ночью: выдана таблетка гастала…
Я заглядываю в журнале в графу «возраст больного». Удивительно. Большая часть обратившихся пациентов на последнем листе – не старше 30 лет… Работа под землей накладывает свой отпечаток? Или в целом здоровье молодых северян оставляет желать лучшего?
А между тем ученые давно уже стали говорить о позитивном воздействии подземной среды на человека. И даже предлагают нетрадиционные способы лечения. В Иркутске, например, для этого помещают пациентов в самую настоящую пещеру, перенесенную с Урала, с большой глубины. Камни, привезенные в иркутскую поликлинику с Верхнекаменского месторождения (Западный Урал), специально для этого доставали с глубины 1,5 тысячи километров. В них содержатся необходимые для организма человека микроэлементы: натрий, магний, калий, селен и уникальный минерал сильвинит. Считается, что пребывание в такой спелеокамере помогает человеку справиться с хроническими бронхитами, астмой, легочной недостаточностью. Укрепляет иммунитет. Воздух подземных горных коридоров лечит неврозы и кожные заболевания. И облегчает состояние человека, страдающего вегетососудистыми дисфункциями и синдромом хронической усталости. Конечно, перед тем как помещать человека в экстремальные условия, в пещере создают определенные давление, температуру, влажность…
Наталья с сомнением качает головой: с выработками норильских рудников лечебные  спелеокамеры ни в какое сравнение не идут. Воздействие на человека здесь если и есть, то прямо противоположное. И результат от долгого нахождения под землей может быть совершенно непредсказуемым.
– Вот недавно у меня была ситуация, – рассказывает подземный доктор. – Не успела я заступить на смену – стучат в дверь: рабочий в обморок упал. Я схватила сумку, побежала, а там никого нет. Думаю, неужели пошутили? Такого никогда не было. Возвращаюсь,  а человек, оказывается, уже сам в медпункт пришел. Он несколько месяцев на больничном с переломом был, только из отпуска приехал.  Видимо, организм ослабленный… Спустился в клети под землю – и плохо стало, – говорит доктор и добавляет: – С давлением – и повышенным, и пониженным – часто к нам обращаются…
 
На страже под землей и на земле
Работает подземный медпункт круглосуточно. Двенадцать часов дежурит один фельдшер, потом его сменяет другой. И так каждый день. Выходных нет – производственный процесс непрерывный.
– Задача подземного фельдшера – оказание человеку первой помощи, – делает на этом акцент Наталья. – А вот лечение должен назначать специалист поликлиники. Если становится понятно, что человек действительно болен, мы даем освобождение. Рабочий поднимается на-гора и идет в поликлинику. Если все произошло в субботу-воскресенье, мы вызываем скорую, врачи которой выдают человеку сигнальный лист, а в понедельник ему обязательно нужно попасть в больницу.
Массаж, растирания, уколы и другие процедуры, которые назначит терапевт либо узкий специалист, работники рудника и подрядных организаций могут сделать в поверхностном здравпункте «Октябрьского». Подземный фельдшер Наталья Зайцева попадет туда только в семь часов вечера, когда закончится смена. Я же решаю не терять времени. Пожелав подземному доктору спокойной смены, вместе с сопровождающим поднимаюсь на поверхность.
…По сравнению с небольшим подземным медпунктом поверхностный кажется самым настоящим больничным городком. Халаты и шапочки медработников накрахмалены и белы. Воздух кабинетов обеззаражен кварцем.
– Всего в штате пятнадцать фельдшеров – десять подземных и пять тех, кто работает на поверхности, – просвещает меня заведующая здравпунктом «Октябрьского» Людмила Сабадаха.
Она показывает кабинеты: приема больных, процедурный, кабинет для перевязок, стоматологический… Попутно поясняя: на «Октябрьском» 720 работников рудника сделали прививки. Примерно столько же, сколько и в прошлые годы. Треть всех работающих… Людмила Сабадаха поражается: даже свиной грипп народ не пугает. Недопонимает наше население значения вакцинации. А вот все медики на «Октябрьском» сделали себе прививки.
Пациентов в этот день, к сожалению (или к счастью?), я так и не увидела. Людмила Сабадаха качает головой: «музейная» тишина продлится недолго.
– Скоро начнется обед, – смотрит она на часы. – Люди пойдут со своими болячками. Кому процедуры надо сделать, кому давление измерить или таблетку от зубной боли дать… А в конце и начале другой смены у нас еще работы прибавится…
Подземный фельдшер всегда готов прийти на помощь
Людмила Сабадаха: “Кислородная подушка может спасти человеку жизнь”
Любое обращение работника фиксируется в специальном журнале
0

Читайте также в этом номере:

Сказочный выбор (Лиза КОТИК)
Тем дороже результат (Ирина БАХАРЕВА, оператор пульта управления сушильного цеха)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск