Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
На чем стоим, или ЧП районного масштаба
ПРОБЛЕМА
27 октября 2009 года, 15:40
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Денис КОЖЕВНИКОВ
Служба геодезических измерений Игоря Отвалко расположилась со своими приборами прямо перед фасадом злополучного здания по улице Комсомольской, 1. Нивелиры были нацелены приблизительно на то место, где сверху вниз по стене расползалась трещина с разъехавшейся кладкой кирпича. Сотрудники управления надзора за состоянием оснований и фундаментов зданий и сооружений (УНСОФ) до конца года будут наблюдать за зданием, чтобы определить его дальнейшую судьбу. Решение об этом принято директором Заполярного филиала компании «Норильский никель» по просьбе Академии наук и руководства НИИСХ  Крайнего Севера.
Вопрос, почему специалисты ранее всем известной  мерзлотной лаборатории, имеющие богатейший опыт надзора за эксплуатацией промышленных и гражданских зданий в условиях вечной мерзлоты, не появлялись в этих  местах раньше, возник сразу же, как только поутихли первые страсти вокруг «поползшего» здания Института сельского хозяйства Крайнего Севера. Был озвучен и ответ на этот вопрос: здание находилось в федеральной собственности, и договора на его обследования просто не существовало.
 
Безнадзорный институт
Как выяснилось, договора на отслеживание состояния фундаментов здания у института сельского хозяйства не было никогда и ни с кем. По признанию начальника УНСОФ Виктора Пикулева, можно смело предположить, что на здание по Комсомольской, 1, никто из специалистов не обращал внимания со дня его постройки в 1985 году.
Некоторые проблемы с фундаментами были во вспомогательном корпусе НИИСХ, по этому поводу владельцы неофициально обращались в бывшую мерзлотную лабораторию. Не помочь ученым, по словам Виктора Перфирьевича, специалисты не могли и давали советы и рекомендации эпизодически, в частном, так сказать, порядке. Как раз под вспомогательным корпусом НИИСХ и были в свое время обнаружены повреждения свай. Об этом руководство института было информировано и предприняло определенные меры по устранению дефектов.  
В главном корпусе института пространство под домом вообще не предусматривалось. Здесь по проекту должен был располагаться вкопанный в землю цокольный этаж с мастерскими, складами и другими техническими службами. Однако, учитывая особенности строительства на вечной мерзлоте, в норильском исполнении все это подняли над поверхностью так, что подземный техэтаж оказался на месте первого этажа здания. Выше – все остальное. Пространство под домом просто обложили по периметру кирпичом, как забором, и забыли. С тех пор под зданием никто никогда не был, да и попасть туда не было никакой возможности из-за малого пространства.
 
О воде и бетоне
Оба корпуса здания построены на вполне благополучной основе. Они стоят на так называемых сваях-стойках, опирающихся на крепкий скальный грунт неглубокого (всего около 10 метров) залегания. По всем оценкам, это достаточно благоприятные условия для зданий и сооружений. Однако реалии Заполярья внесли свои коррективы в строительные нормативы.
Специалисты УНСОФ в числе возможных причин начавшегося разрушения называют морозную деструкцию бетона – вот так это звучит. Самая рискованная зона для свай в наших условиях – граница между грунтом и внешней средой. Именно здесь чаще всего происходит «переход через ноль», когда участок бетона сваи то замерзает, то оттаивает. По всем нормативам при изготовлении свай должен быть использован морозостойкий бетон определенной марки, способный перенести несколько сотен таких циклов.
Специалисты УНСОФ предполагают, что бетон, использовавшийся при изготовлении свай под институтом, перенес большее количество таких переходов, чем это позволяла его морозостойкость. Многочисленные воздействия на сваи воды и низких температур со временем заставили материал потерять прочность гораздо раньше, чем положено в таких случаях. Свое черное дело сделали и стоки воды, попадавшие под здание корпуса НИИСХ из жилой части 11-го микрорайона, и, конечно, отсутствие надзора за основанием здания. Виктор Пикулев говорит, что начавший разрушаться бетон в таких случаях можно крошить даже руками.
При разрушении бетона обнажившийся арматурный каркас сваи может легко смяться под нагрузкой. В результате свая выключается из работы, автоматически перенаправляя на соседнюю сваю действующую на нее нагрузку. При расчетной нагрузке условно в 100 тонн на сваю вес на соседней удваивается. А если и та не в самом лучшем состоянии, то дальнейшее перераспределение нагрузки может пойти цепной реакцией практически по всему свайному основанию.
Если предположения специалистов верны, то под Институтом Крайнего Севера произошло именно это. Возможно, даже с несколькими сваями. Чтобы точно установить причину, нужно тщательно обследовать строение на Комсомольской, 1. Точку зрения УНСОФ поддерживает и Норильскпроект, и Норильский филиал НИИОСП имени Герсеванова.
Сказать, что при строительстве свайного основания использовали бетон не той марки, было бы  неправильно, поскольку сваи так или иначе стандартные, считает начальник УНСОФ Виктор Пикулев. Просто в одном месте сошлись все неблагоприятные факторы и обстоятельства.
Сейчас специалисты УНСОФ выясняют, насколько сильно шевелится здание на Комсомольской, 1, в какую сторону возможен крен. Уже определено, что один из углов здания отклонился от вертикали более чем на полметра. Соответственно, повело и все остальные конструкции на его правой половине.  Здание при строительстве по проекту разделено посередине деформационным швом. Благодаря ему деформировалась только одна часть дома, вторая пока вполне пригодна для дальнейшего использования.
Как только завершится обследование строения, специалисты смогут дать окончательный ответ о дальнейшей его судьбе. Вероятнее всего, придется воспользоваться уже имеющимся в Норильске опытом отсечения и демонтажа части здания – одной его половины.
По результатам тех же исследовательских работ будет определено и состояние уцелевшей половины. Все-таки строение возводилось из одних и тех же материалов, в одно и то же время, на общей площадке. Никакой гарантии, что и здесь в дальнейшем не возникнут подобные проблемы, никто дать не может, во всяком случае до окончания обследования.
 
Бизнес на мерзлоте
Управление, которое в Норильске по привычке называют мерзлотной лабораторией, в своем нынешнем качестве выполняет те же функции, что и много лет назад. Все подразделения Заполярного филиала компании находятся под надзором специалистов УНСОФ, но сейчас на вооружение приняты более современные методы контроля и диагностики состояния оснований и фундаментов. С помощью нового специального оборудования, приборов и программного обеспечения с некоторых пор  управление отслеживает ситуацию под зданием в режиме реального времени.
Состоянием жилых домов в Центральном районе Норильска, часть которых тоже находится под наблюдением УНСОФ, часто интересуются даже частные лица при покупке квартиры в данной части города. Управление всегда готово оказать помощь  в этом вопросе и дать консультацию.
Но в последнее время профессионалов настораживает степень доступности деятельности столь специфического рода. Руководители и ведущие специалисты управления по надзору за состоянием фундаментов деликатно избегают комментариев на эту тему, поскольку с формальной точки зрения все требования безукоризненно соблюдены.
По существующему законодательству получить право заниматься столь ответственным видом работ в Заполярье может каждый, кто представит на тендер пакет документов и предложит стоимость чуть ниже, чем у конкурентов. Вопрос о реальной компетентности и опыте работ в этой области в данном случае как бы вторичен. Виктор Пикулев с осторожностью говорит о гипотетическом зарождении своего рода бизнеса на мерзлоте.
 
Что было, что будет
Специалистов беспокоит, что, какие бы рекомендации ни давали владельцам недвижимости инженеры, в Норильске так или иначе уделяют недостаточно внимания тому, на чем, собственно, мы стоим в прямом и в переносном смысле.
По последним данным, действующими техническими пунктами наблюдения за состоянием оснований и фундаментов сейчас оборудовано лишь около 30–40 процентов жилищного фонда Норильска. Иными словами, температурных скважин под домами недостаточно. Восстанавливать их дорого, как и бурить новые.
В конце 90-х годов норильчане уже сталкивались с серьезной проблемой, а именно с активизацией процесса оттаивания мерзлых грунтов – тогда городу пришлось демонтировать одно за другим десятки зданий. Похоже,  в настоящее время на первое место выходит другая проблема – состояние бетона фундаментов. Проблема не новая, но, если ею не заниматься, неприятностей будет не меньше, чем десять лет назад.  
Жилищное строительство в Заполярье давно не ведется, а программа переселения из аварийных домов реализуется в рамках, по сути, того же далеко не нового ресурса. Не хотелось бы сгущать краски, но если через некоторое время мы не столкнемся с проблемой пребывания людей за Полярным кругом вообще, то ЧП районного масштаба нам может быть обеспечено.
Виктор Пикулев – авторитет в своей области
Выезжать. Без вариантов!
Практический взгляд геодезистов
0

Читайте также в этом номере:

Водители гигантов (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Повсюду кошки (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск