Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Нулевой пикет
Норильский хронограф
26 июня 2010 года, 12:24
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Трудно даже представить, чего стоило добраться в Норильск
75 лет назад. Самые первые строители пришли из Дудинки
на Нулевой пикет пешком, чтобы все начать с нуля.
На запросы отвечать немедленно
25 июня 1935 года народный комиссар внутренних дел СССР Генрих Ягода “во исполнение постановления ЦК и СНК” подписал приказ об организации Норильского никелевого комбината, состоящий из девяти пунктов. Первым значилась передача всего, что касается Норильска, из Главного управления Северного морского пути в ГУЛАГ. Пункт 2 присваивал вновь организованному лагерю наименование “Норильский исправительно-трудовой”. А последний вменял в обязанности всем органам НКВД немедленно отвечать на все запросы Норильского лагеря, касающиеся строительства комбината.
 
Предельно строго
28 июня 1945 года состоялся пуск завода №25, точнее – отделения электрохимического растворения анодного сплава будущего хлорно-кобальтового цеха никелевого завода. Событие отметили митингом, на котором выступили главный инженер комбината Владимир Зверев и начальник завода Владимир Дарьяльский. Как вспоминал впоследствии Дарьяльский: “Народу собралось много. На открытом кузове – импровизированная трибуна: тумбочка под красным полотном. Зверев митинг открыл и передал мне слово. Моя речь заняла не более 10 минут. Все было предельно строго. На этом торжества закончились”.
К концу года 450 человек, участвовавших в строительстве, монтаже и пуске завода №25, были освобождены из ИТЛ и оставлены для работы на комбинате. Первая плавка кобальта будет выдана уже в начале следующего года.
 
На голубое топливо
29 июня 1970 года в 10 часов утра раздался гудок ТЭЦ-1, возвестивший о том, что первый агрегат теплоэлектроцентрали переведен на газовое топливо. Через два месяца на газ перешел медный завод. Весь комбинат следил за тем, как идет перевод металлургических агрегатов на голубое топливо. После подачи газа отражательная печь какое-то время капризничала: никак не удавалось поднять температуру до режима плавки. Когда все устоялось, по признанию плавильщиков, работать стало  легче, плавки пошли ровнее, не говоря о том, что металлурги избавились от тяжелой работы по расчистке “угольных залежей” возле печей. Только на медном отражательные печи увеличили производительность на треть, хотя самые смелые прогнозы обещали только 10–15 процентов.
 
О заслугах пришлось напомнить
30 июня 1958 года на заседании ученого совета Географического общества СССР было принято решение о присуждении Большой золотой медали за 1955 год Николаю Урванцеву.  В 1958-м геологу и географу исполнилось 65 лет и 40 лет его научной деятельности в Институте геологии Арктики. Чтобы добиться справедливости для уже реабилитированного ученого, знаменитый полярный исследователь Павел Виттенбург написал письмо президенту Географического общества. В нем Виттенбург напомнил о заслугах Урванцева перед Отечеством, в том числе о его участии в североземельской экспедиции. (Павел Виттенбург продолжил изучение архипелага в конце 1930-х годов.) Кроме того, письмо содержало жалобу на игнорирование заслуг Урванцева как Географическим обществом, так и Арктическим институтом. Справедливость восторжествовала. После двух десятилетий забвения имя Урванцева вновь вернулось в историю освоения Арктики.
 
“Не расползайся!”
1 июля 1935 года в Дудинку прибыл пароход “Спартак” с первыми строителями – заключенными Норильлага и грузами для Норильскстроя. “Рабсилу” разместили по дудинским избам и сараям, а через неделю по тундре этапом отправили в Норильск. На дорогу каждый получил пятидневный запас продуктов. По воспоминаниям одного из участников этих событий Виктора Соснина, всего в Дудинку привезли около двух тысяч человек, но в Норильск ушли только три этапа, каждый человек по двести: “Через Косую перевозили людей на лодке, но много ли лодочник переправит? Пошли пехом через речку и дальше под крики: “Не расползайся!” Переночевали на Боганидке (кто в доме, кто в конюшне). Следующая ночевка – на Амбарке.  А там уж и Норильск близко”.
В это время зека, оставшиеся в Дудинке, рубили срубы для Норильска. Перевозили их в разобранном виде и ставили поначалу без всякого плана, где придется…
К 1935 году норильский пейзаж со времени урванцевских экспедиций мало изменился
Владимир Дарьяльский, как и первый начальник ХКЦ Алексей Логинов, был мончегорцем
Сначала был газопровод
После ареста об Урванцеве старались не вспоминать
Строительству требовались и люди, и грузы
0

Читайте также в этом номере:

Правильная экскурсия (Матвей БЕРЕЗКИН)
А чой-то вы во фраках? (Валентина ВАЧАЕВА)
Чемпионка Тоня (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск