Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Парящая над городом
Модная лавка
11 июня 2010 года, 14:07
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Это богемное местечко, поскольку здесь витает неиссякаемый творческий дух. Везде развешаны женские платья и костюмы, почти готовые или на стадии примерки. На полочке – наперстки из Греции, Турции, Египта, Германии, на стене – коллекция масок, бубнит подвешенный к потолку телевизор. Как называть хозяйку мастерской Ольгу Белую? Портнихой – слишком узко. Модельером-конструктором? Уже ближе. Пожалуй, все вместе в одном лице.
– Почему маски? – отвечает вопросом на вопрос Ольга. – Наверное, потому, что жизнь – театр, а одежда помогает играть определенные роли, за маску можно спрятаться. Вот эта – из  Венеции, эту племяшка привезла из Турции в подарок…
Мастерская Ольги трещит по швам от большого количества заказов. Располагается богемное местечко в маленькой двухкомнатной квартире. Пространство заполнено платьями-костюмами и еще не раскроенными отрезами ткани. Ольга все время в цейтноте. Челка на лице – некогда дойти до парикмахерской, в одной руке мобильник, в другой – утюг, в голове куча идей. Это стиль ее жизни. Темп – не позавидуешь. Так работать можно только в том случае, если выбранное дело окрыляет. Она мечтает о ремонте, чтобы придать мастерской стильный вид, но остановить ее производство так же сложно, как Норильский комбинат. Непрерывный цикл.
Чего здесь только не увидишь! Вот это будет пальто… Вот несколько наполовину готовых выпускных платьев на булавочках… Сборка на плечи для блузки в испанском стиле… Две совершенно необыкновенных юбки самой Ольги… Она объясняет, как начинается процесс создания очередной модели.
– Клиентка приходит и говорит: «Хочу чего-нибудь…» Или: «Через неделю свадьба». Или: «Придумай, чего я хочу». Журналов много, я их постоянно покупаю. Сначала идет выбор модели. От модели пляшется все остальное. Я делаю лекало. Крою.  Сметываю. Вот это будут брюки.
 
Брюки превращаются… в брюки
У Ольги постоянная клиентка, которую хозяйка мастерской  называет Милой. Я появляюсь в тот момент, когда Ольга чертит для Милы лекало брюк. Их нужно перешить из старых, тех, что носила дочь Милы. Во-первых, ткань легкая, дышит, не мнется, во-вторых, фигура у Милы нестандартная, в магазине нужную вещь найти непросто. В-третьих, магазин вообще не берется в расчет, раз есть Ольга. Милу совершенно не интересует, дороже ей обойдутся брюки, чем готовые, или нет:
– Если мастер хороший, вещь будешь любить: нигде не тянет, чувствуешь себя в ней королевой. Ольга еще и модельер.  Принесешь к ней мамино старое платье, а она сразу предлагает: «Давай с ним сделаем то-то».  
В мастерской на плечиках развешаны коктейльные платья для школьных выпускных вечеров. Из гипюра, на атласном подкладе, с мелкими сборочками и декоративной бахромой. По их поводу Ольга говорит: «У меня вчера была сложная примерка». Эта формулировка означает, что юные заказчики не могут сразу определиться, что им нужно. Иногда приходится перекраивать вещь заново. Мила – женщина уже не слишком молодая и нельзя сказать, что худощавая, хотя и легкая на подъем, в прошлом дважды мастер спорта – знает, что ей надо.
– Ольга из меня хочет мадам сделать на каблуках, а у меня спортивный стиль, – говорит она.
– Что… – отрывается от утюга мастер (она гладит  распоротые брюки и параллельно кого-то консультирует по мобильнику). – Ты хочешь сказать, что тебе не нравится тот костюм?
– Нравится, но лучше, чтобы там вместо юбки были брюки.
Хозяйка мастерской уже накладывает на старую вещь  новое лекало и быстро прикалывает его к ткани английскими булавками.
 
Фей по имени Ольга
– Ольга у нас фей, звезда звездистая, гордость нашего города. Есть у нас модельеры не хуже Зайцева. Если бы им создать условия… – пока Ольга работает, Мила ждет примерки и рассказывает разное и интересное.  – Я пыталась в «Ремонт одежды» носить вещи, выбросила их. Там люди работают на уровне швей-мотористок, а она может сшить и перешить все что угодно.
Что-то перешить как надо – не так просто. Мила это понимает, за работу сама не берется, хотя мастер предлагает подарить вычерченное лекало.  
– Я пас, – говорит Мила, – лучше оленя разделаю.
Среди десятков вещей, находящихся в разной степени готовности, Мила обнаруживает жакет, выполненный в технике «вырезанная кожа», и примеряет его. Жакет – привет из тех времен, когда в норильском доме быта работали портные высокого класса, к которым трудно было попасть. Ольга начинала именно там.
– Это Сережа делал, – рассказывает она, сметывая  половинки старых новых брюк, – нет его уже… Он на коже специализировался. Сколько мастеров у нас было в доме быта, и работы для всех хватало. Когда нас разогнали, все отправились в свободное плавание. Только эйфория от чувства свободы быстро проходит, месяца через два, когда начинаешь понимать, что денег нет, а клиентская база еще не наработана. Сейчас кто-то занимается ремонтами, одна мастер была сторожем на турбазе, другая устроилась в какую-то наземную службу в аэропорту, кто-то ушел на молокозавод.
Все это не про Ольгу. Она частный предприниматель с неплохим доходом, другое дело, что работает без праздников и выходных.
 
Все окупается горящими глазами
…Старые новые брюки готовы для примерки. На построение лекала, крой и сметку у Ольги уходит один час.
Счастливая Мила стоит перед зеркалом и не может поверить своим глазам:
– Ой, что-то ноги длинные, даже боком красиво… Когда за готовыми приходить?
– Когда летим? – вопросом на вопрос отвечает мастер.
Она часто шьет именно так: к отпуску, к свадьбе, к корпоративной вечеринке.  
– Труд наш очень кропотливый, – говорит Ольга, – но все окупается горящими глазами, хорошим настроением и словами: «В отпуске я была самая красивая», «Ой, у меня спросили, где я вещи беру. Они такие необычные».
– А мне однажды сказали: «Ты что, похудела на десять кило?» – с удовольствием вспоминает Мила.
Кроме собственных талантов, адского терпения и любви к профессии у Ольги в наличии еще и хорошая школа.  
Хозяйка мастерской извлекает откуда-то папку с эскизами.  В пору расцвета норильского Горбыткомбината она два года училась на межреспубликанских курсах повышения квалификации в Свердловске. От дома быта, бесплатно, с условием отработать потом три года. На весь СССР было пять таких центров. Получила диплом закройщика-модельера. На курсах учили и правильно обращаться с клиентами. Главными правилами рекомендовали  следующие: «Клиент всегда прав. Нет дефектов фигуры, есть особенности. Клиент должен уйти от вас с чувством, что он единственный и неповторимый».
На одном из эскизов – парящая над домами барышня.
– Это у меня была серия рисунков кожаной одежды, – поясняет Ольга. – Она называлась «Полеты над городом». Почему полеты? Тогда с кожей была ассоциация какого-то бунтарства, движения вперед: мотоциклы, молодость, бурление крови, действительно ощущение, что куда-то взлетаешь… Такая урбанистическая энергия.
…Сколько лет прошло, а она у Ольги не пропала. Глаза блестят, накинула куртку, сунула в сумочку кусочек яркой ткани, вызвала такси, полетела в магазин подбирать пуговицы для очередной вещицы. Темп сумасшедший. В планах нынешнего дня еще «закончить платье, брюки, топ, подшить двое брюк и доползти до дома».
Примерка выпускного платья
0

Читайте также в этом номере:

Ждите сюрпризов (Матвей БЕРЕЗКИН)
Ледоход уже в прошлом (Андрей СОЛДАКОВ)
Воспитать спартанцев (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск