Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поэтом можешь ты не быть….
18 апреля 2008 года, 14:57
Фото: Марина БУШУЕВА
Текст: Марина БУШУЕВА
В Норильске завершился второй фестиваль современной поэзии. Так же, как и первый, он был построен на диалоге. На сей раз – не только между поэтами.
На протяжении трех дней любители поэзии наслаждались различными диалогическими формами. Диалог поэзии и театра строили актеры театра-студии "Только мы", создав «тройственный союз» с поэтами Сергеем Гандлевским и Алексеем Прокопьевым. Диалог слова и звука получился благодаря норильским музыкантам – группе Schraibikus, поэтам Станиславу Львовскому и Михаилу Котову. Три творческих союза: поэтессы Янины Вишневской и художника Олега Пащенко, поэтессы Наталии Азаровой и архитектора Алексея Лазарева, художника Златы Понировской и поэта Андрея Сен-Сенькова – стали основой для диалога поэзии и визуальных искусств.
Дмитрий Кузьмин, главный редактор журнала "Воздух», куратор фестиваля, рассказал, чем был обусловлен выбор авторов.
– Если уж мы решили совместить поэзию с другими видами искусств, необходимо было выбрать тех авторов, с которыми пройдет этот фокус. Решив, что наши поэты будут выступать с музыкантами примерно рокового направления, мы обязали себя подобрать таких авторов, которые смогут выступить под рок-аккомпанемент. Чтобы актеры, никогда не читавшие современную поэзию со сцены, смогли как-то ее преподнести, мы подобрали поэтов, чье творчество наиболее удачно подходит для актерской декламации. Если, например, чтецу дать тексты Наталии Азаровой, легко представить, что актер разведет руками и откажется, даже если когда-то читал со сцены Хлебникова, потому что это не то же самое.
 
Совершенствовать достоинства
 
Старший редактор отдела критики и публицистики журнала "Иностранная литература" Сергей Гандлевский в 2002 году по данным 110 экспертов назван первым среди современных русских поэтов. С ним встретился корреспондент «ЗВ».
– Каково ощущать себя одним из лучших поэтов России?
– Я себя таковым не ощущаю. Мне кажется неверной сама постановка вопроса. Пушкин не писал стихов лучше, чем Есенин, просто потому, что Пушкин не писал стихов Есенина. Поэтому мне кажется, что аналогия со спортом – первое, второе и третье места – в поэзии неуместна. Все, что имеет отношение к поэзии, – это и есть золото.
– Тогда что такое поэзия?
– Это свой язык в кругу семьи, когда под семьей понимается народность. В детстве мать говорила мне: "Не теребенькай скатерть". Нет глагола "теребенькать" в русском языке, но я отлично понимал, что она хочет сказать. Поэтому я давно простил всему миру, что он не разделяет нашего восторга по поводу Пушкина.
– Сергей Маркович, вы зарабатываете на жизнь поэзией. Планируете писать прозу?
– Нет, поэзией не зарабатываю, и мои знакомые поэты не зарабатывают. Я служу в журнале "Иностранная литература".
Если бы это зависело от меня, то я бы непрерывно писал прозу. Потому что это – большое удовольствие. Надеюсь, оно в моей жизни еще случится.
 
Плач над Маугли
– Как вы думаете, поэт может вырасти в любой семье?
– Нам не известны законы, по которым талант распределяется и сеется. Я верю в природные способности и думаю, что поэт может выйти из любой среды, но лучше все-таки, если среда будет способствующая.  
У меня была не гуманитарная семья. Отец был инженером, но любил стихи и читал их вслух. Так что, когда я еще не умел читать, знал очень много наизусть. Хотя мои дети не любят стихов, потому что я не читал им вслух. Чуковского, конечно, читал, а свои стихи читать даже в голову не приходило.
– Ваше самое сильное литературное впечатление в последнее время?
–  Пожалуй, ничего такого... Не литература виновата, просто воспринимающее устройство уже не то. Все или почти все ресурсы на восторг истрачены. Самые сильные – детские впечатления: "Бемби", "Три мушкетера". До слез, до невозможности жить, если книжка кончится. Я плакал над "Маугли", над "Евгением Онегиным". Слезы в то время были близко.
– Когда приходит осознание, что ты поэт?
– Первые стихи я, как и все интеллигентные детки, начал писать в 9–10 лет. Осмысление пришло позже, а потом пошло на убыль. Например, такого осознания себя поэтом, какое было в 18 лет, уже нет.
 
Сторож и швейцар
– Как относитесь к заказной литературе?
– Думаю, что писать на заказ – это не всегда плохо. Бах, например, всю жизнь писал на заказ. Я как-то написал стихотворение в книгу своего друга Бориса Акунина. Может, еще что-нибудь напишу.
– Вам нравится современная поэзия?
– Мне симпатичны люди моего поколения. Потому что я сделан из того же теста, мне понятно то, о чем они говорят.
– В вашей трудовой биографии есть работа ночным сторожем. В этой профессии побывали многие творческие люди. Может быть, работа сторожем как-то влияет на творческий потенциал?
– Я не устраивался специально сторожем. Лет 13 работал на таких люмпенских должностях, даже был швейцаром в кафе "Северянка". В эту профессию уходили при тоталитарном режиме не от хорошей жизни. Если бы нас начали печатать с 20 лет и хорошо платили, то я спокойно обошелся бы без того, чтобы открывать двери посетителям кафе. Но не скажу, что юность моя была очень несчастной потому, что приходилось таскать тюки или сторожить завод.
– Значит, вы счастливый человек?
– Могу себя назвать счастливым человеком, хотя для меня неприемлема постоянная веселость, так же как и постоянная мрачность. Но мне не хватает времени на то, чтобы больше ценить прелесть жизни и получать от нее удовольствие.
 
Норильск впечатляет
– Какие впечатления остались после посещения Норильска?
– С одной стороны, достаточно красивый город со своей физиономией, со сталинской архитектурой. Но для меня не пустой звук, что все эти красоты – они на месте страшных, мучительных смертей. Это странные впечатления, с которыми не вяжется слово «обаяние». Но это впечатляет.
– Другие виды искусства вас интересуют?
– В сорок лет я начал получать удовольствие от музыки. И это важная составляющая моей жизни. За три дня, что я здесь,  не успею соскучиться, но вот если бы я был здесь  дней десять, то я уже торопился бы домой, в том числе чтобы поскорей включить музыку Баха и других любимых мною композиторов.
– Кем бы были, если бы не стали поэтом?
– Я бы был кинорежиссером в своем нынешнем поэтическом стиле. Не могу сказать, на что это было бы похоже, но могу назвать режиссера, который мне очень нравится, – Алексей Герман.
– Хотелось бы что-то в себе изменить?
– Отвечу словами своего покойного товарища Сопровского: "Чем бороться с недостатками, лучше совершенствовать достоинства".
0

Читайте также в этом номере:

Доколе?! (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск