Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Договориться с животным
Мужские игры или шанс выжить?
2 марта 2010 года, 14:12
Текст: Денис КОЖЕВНИКОВ
Угораздило меня недавно стать владельцем травматического оружия. По документам оно называется оружием самообороны, но по сводкам происшествий запросто потянет и на средство нападения, устрашения и даже устранения. На правительственном уровне поднялся вопрос о приравнивании травматики к огнестрельному оружию со всеми вытекающими последствиями в части определения вменяемости его владельца, контроля за хранением и даже ношением. Кто-то предложил запретить ношение оружия самообороны и разрешить его хранение только дома. Подобная идея, уж простите, абсурдна.
Мысль обзавестись травматикой пришла не случайно. До этого я пять лет держал дома газовый вальтер, еще несколько лет до меня им владел отец. Один внешний вид этого пистолета в то время мог привести в шок (или, наоборот, в чувство) при определенных обстоятельствах кого угодно. Даже переоформляя оружие на себя, я заметил на лице офицера милиции улыбку: «Может, вам патроны-то не нужны, в случае чего этим бумерангом можно отбиться!» Так и пылился вальтер дома, пока однажды не пришлось задуматься вообще о его необходимости.
Дело было в Дудинке. Как-то пошел я помочь товарищу. Нес в руках дрель. Почти дошел, как мне навстречу из подъезда вывалилась собака бойцовской породы: с дурными глазами, квадратной башкой и слюнями до земли из пасти. А вслед за ней вывалился хозяин, пьяный до невменяемости, в опухших чертах которого я распознал одного из сотрудников местного отдела милиции. Собака без поводка, без ошейника, без намордника. Хозяин тоже, но с бутылкой пива в руке.
Псина, зафиксировав взглядом крупный предмет в моей руке, рванула в мою сторону. Я замер столбом и от избытка чувств стал некрасиво выражаться в ожидании расправы. Сдаваться просто так я не собирался, потому и приготовил дрель к использованию не по назначению. При этом дать «отведать дрели» я пообещал и владельцу собаки, если останусь жив. Хозяин, заслышав такие отзывы о собаке и о себе, вознамерился было преподать мне урок законности, но был вовремя урезонен собутыльниками, которые, кстати, тоже являясь сотрудниками того же ведомства, смогли оценить ситуацию более трезво.
В общем, все остались живы и при своем мнении. Компания утащила собаку с хозяином в ближайший ларек, а я весь в холодном поту пошел сверлить дыры.
А потом у меня родилась дочь, и первое, что пришло в голову, – как отбиться от таких собак, которым достаточно сомкнуть челюсти, чтобы ухватить ребенка. Вопрос не праздный, поверьте мне. Брошенные на время отпуска или в связи с отъездом голодные и больные породистые псы бродят в одних стаях с бездомными. Поодиночке они, возможно, и не опасны, а вот в брачный период способны разорвать кого угодно.
Мне непонятны истерические возгласы «зеленых» о негуманном отношении к животным, когда речь идет о жизни и здоровье человека. Я пришел в милицию и сдал свой вальтер, потому что газовое оружие в данном случае малоэффективно. Надо учитывать направление ветра, размер помещения и еще много чего, когда счет идет на секунды. И тут же предъявил травматический пистолет отечественного производства – модификацию, признанную во всем мире за простоту, надежность и практичность. В милиции, надо сказать, на меня посмотрели с уважением.
Незаконно и даже преступно, на мой взгляд, лишать человека, возможно, единственного шанса отстоять право на свою жизнь и жизнь близких. Чтобы гарантированно иметь этот шанс, мне пришлось несколько дней ходить по медкомиссиям, где меня проверяли по наркологической базе данных, выстоять «перекрестный допрос» психиатров, после которого начинаешь сомневаться в их и своей вменяемости, внести некоторые изменения в интерьер квартиры согласно последним поправкам в законодательстве, а также выдержать полные подозрений взгляды участкового уполномоченного.
Гулять с дочкой я теперь хожу с пистолетом. Домашние усмехаются, относя это на счет мужских игр. Но мне становится совсем не до игрушек, когда вспоминаю, как мои товарищи не раз хватались за карабины и даже табельное оружие, дабы защититься от нападавших собак.
Говорят, с человеком можно как-нибудь договориться. А с животным?
0

Читайте также в этом номере:

Мы живем на Севере! (Марина БУШУЕВА)
Глубокая проходка (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Задержание на юге (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск