Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Страсти по Набокову
и другим писателям
3 декабря 2009 года, 12:38
Текст: Инна ШИМОЛИНА
Дмитрий Набоков не выполнил волю своего отца, всемирно известного писателя Владимира Набокова, и опубликовал его незаконченный роман «Лаура и ее оригинал».
Писатель полностью разработал сюжет книги в собственной голове, но под конец жизни понял, что не успевает перенести его на бумагу, и попросил жену Веру уничтожить 138 каталожных карточек с черновиками сочинения. Однако та не выполнила просьбу. Сын писателя Дмитрий, владелец Международного фонда наследственного имущества Владимира Набокова, много лет стоял на страже последнего желания отца, но вдруг передумал и нанял литературного агента, с тем чтобы подыскать подходящее издательство и назначить дату выхода романа.
В свое время Владимир Набоков одобрил действия поступившего аналогичным образом Макса Брода, друга Франца Кафки. Именно этим фактом Дмитрий Набоков и оправдывает свое решение пойти наперекор желанию покойного отца. В литературе есть много подобных примеров. Например, дневники Юрия Олеши «Ни дня без строчки» тоже были опубликованы только после его смерти, причем в разных вариантах. В своем последнем романе «Тайна Эдвина Друда» Чарльз Диккенс успел написать только шесть глав. Окончание дописывали другие писатели. В итоге у  романа несколько вариантов.
С одной стороны, конечно, было бы жаль, если неоконченную рукопись уничтожили. А с другой – главной сенсацией, как планировалось, эта книга не стала. Первые продажи в Америке показали, что ярых поклонников Набокова среди читателей совсем не много. Книга уценяется чуть ли не каждый день, и уже на аукционы выставляются экземпляры б/у. Философ Борис Парамонов оправдывает это тем, что «менее связный текст и сырая масса набросков рукописи представляют интерес только для литераторов-профессионалов». В России, обещают издатели, рукопись Набокова выйдет в декабре. Уже не терпится познакомиться.
Много раз сообщалось, что с последней рукописью Набокова знакомы лишь несколько специалистов-литературоведов. С них даже взяли специальную подписку о неразглашении сюжета. Однако его подробности стали известны задолго до выхода в свет американского издания. Литературоведы, как всегда, очень постарались и разобрали роман по косточкам, навесив на автора ярлыки. У одних Набоков – гений и провидец, у других – нимфетоман и надругатель над фактом смерти.
Меня всегда удивляло, как литературоведы могут доподлинно знать, что хотел сказать писатель. Может, он вообще имел в виду другое? Как-то в одном их своих интервью детективщица Дарья Донцова (в миру Агриппина Васильева) рассказала, что друживший с ее семьей писатель Валентин Катаев однажды написал вместо нее сочинение на тему «Образ главного героя в повести Катаева «Белеет парус одинокий». Самое интересное, что он получил за разбор собственного же произведения… тройку. Валентин Петрович дико хохотал, изучая тетрадь с замечаниями учительницы, начинающиеся словами «Катаев хотел сказать…»
Моя приятельница Ольга, дочка которой учится в начальной школе, удивлена: ребенку дали задание по литературе написать пять признаков того, что стихотворение в прозе «Голуби» Тургенева – это проза, и пять признаков, что это – поэзия. Мама, по образованию филолог, в легком ступоре. Зачем  детям такая нагрузка? Пришлось покупать редкую книгу «Поэтическая речь, термины». В четвертом классе в списке изучаемых произведений, который им уже раздали, будут «Повесть временных лет» и «Борис Годунов», а среди авторов – Симеон Полоцкий, богослов. «Не нужно детям такое, не по возрасту без знания истории», – считает моя приятельница.  
Ольгина мама когда-то мечтала, чтобы и зять был такой же просвещенный и умный, как ее дочь (она окончила школу с золотой медалью, университет – с красным дипломом). Поэтому всегда грозилась, что будет всех ее друзей-мальчиков спрашивать, читают ли они Чехова и Гоголя. А вышло так, что проверку устроили Ольге. Один мужчина решил блеснуть перед девушкой интеллектом и стал задавать ей литературные вопросы: каким псевдонимом Владимир Набоков подписывал свои стихи и чем он увлекался, где похоронен Иван Бунин и в каком году ему присудили Нобелевскую премию?
Нас неожиданными вопросами любили заваливать на экзаменах некоторые преподаватели. Одна спрашивала, какого цвета глаза у Росинанта, лошади Дон Кихота. Другой препод спрашивал, какого цвета монография у того или иного литературоведа. Проверяли, насколько мы внимательно читали и читали ли вообще заданные произведения. Но здесь-то понятно: твой ответ выливался в «зачет», «незачет» или конкретную оценку. А что касается проверки мужчин на интеллект… Это не проверка интеллекта, а чистой воды зазнайство, самоутверждение за счет другого и просто занудство. От таких мужчин надо быстро делать ноги, так как проводить с ними рядом время – просто терять это самое время. Такое мнение высказал знакомый психолог.
Современники Набокова в своих воспоминаниях отмечали, что писатель тоже был временами зануден, невероятно педантичен и высокомерен. Но он же гений! А таким все простительно. Набоков все равно будет моим любимым писателем, даже если разочарует «Лаура», чего совершенно не боюсь. Ведь он просил ее уничтожить.
0

Читайте также в этом номере:

Улетные цены (Елена ПОПОВА)
Дед Мороз существует! (Ален БУРНАШЕВ)
В ледяном тумане айсберг… (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск