Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Куда идет безопасность
Подумай о ТБ!
28 апреля 2011 года, 13:19
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Работу специалиста по промышленной безопасности и охране труда нередко считают рутинной. Мол, ходит по производственной территории застегнутый на все пуговицы человек в каске да лишает людей премии, отнимая у зазевавшихся рабочих талончики по ТБ. Фантазии при этом большой не надо. Как бы не так. Промышленная безопасность – сфера высокоинтеллектуальная, живая. А продукт, ею производимый, – здоровье и жизни людей.
День охраны труда
Сегодня, 28 апреля, в 50 странах мира отмечается Всемирный день охраны труда, инициированный Международной организацией труда (МОТ) – специализированным учреждением ООН, занимающимся вопросами регулирования трудовых отношений. Разработка и осуществление программ в области улучшений условий труда и производственной среды, техники безопасности и гигиены труда, охраны и восстановления окружающей среды – основные задачи МОТ. В России этим вопросам также придается огромное значение. На прошедшем в апреле совещании по вопросу нарушений в сфере трудовых отношений президент Дмитрий Медведев не скрывал эмоций: “Сейчас более четверти рабочих трудятся в условиях, не отвечающих санитарным нормам. Для нашей страны, которая считает себя современной, это очень плохая цифра”. Привел он и данные статистики: в 2010 году инвалидами на производстве стали 7889 человек, на обрабатывающих предприятиях в прошлом году погибли 537 человек, при добыче полезных ископаемых – 279, на металлургических заводах – 82. По мнению Медведева, несчастные случаи происходят из-за низкого уровня культуры труда и нарушений производственной дисциплины.
 
Расстояние от счастья до несчастья часто микроскопично. Достаточно сделать неверный шаг – не в переносном, а в прямом смысле, и беззаботная жизнь остается в прошлом. И только потеряв здоровье, человек осознает, что каждый шаг в жизни дается теперь с трудом. И в прямом, и в переносном смысле.
 
Цена неверного шага
Примеров тому много. Александр Р., слесарь по сборке металлоконструкций медного завода, цену одному неловкому шагу узнал сполна. Ампутация ступни, годы инвалидности, несколько операций. Жизнь могла быть богаче и ярче, если бы не один необдуманный шаг.
Семнадцать лет прошло с той ночной смены в плавильном цехе, которая изменила жизнь двадцатитрехлетнего разливщика цветных металлов. Один из анодов неточно лег на положенное место, и, чтобы подправить его в захват анодосъемной машины, Александр перескочил через карусель, что строжайше запрещено.  
– Сильно парило, – вспоминает он. – Это обычное дело на разливке. Не разглядел, куда наступаю, и ногу затянуло в шестеренку. От шока потерял равновесие и уселся на цепь. Чуть пополам не разрезало. Оператор успел выключить механизм.
На больничном Александр пролежал девять месяцев. Вернулся на медный завод через два года, когда вторую группу инвалидности поменяли на рабочую. Взяли только слесарем, плавильщиком не проходил по здоровью. Каждый шаг и сейчас, спустя полтора десятка лет, дается с немалым трудом. И в прямом, и в переносном смысле.
– Я не виню в случившемся никого, кроме себя, – говорит Александр, – хотя комиссия, расследовавшая несчастный случай, признала только десять процентов моей вины. Да, на шестерне не было кожуха, не были выставлены ограждения. Но ведь шаг в запретную зону сделал я сам. Правила техники безопасности написаны кровью, так же как Воинский устав.
Времена Матросовых на производстве прошли. Лозунг советских времен – “План любой ценой” – не только устарел, но и просто вреден. Подумай о себе и о своих близких, прежде чем сделать опрометчивый шаг.
 
Этот коварный кризис
По данным Международной организации труда, в минувшем году в мире произошло около 350 тысяч несчастных случаев на производстве со смертельным исходом. И число пострадавших на производстве с каждым годом растет. Одной из главных причин сформировавшейся ситуации специалисты называют спад мировой экономики, поскольку в кризис число работников уменьшилось, а нагрузка на них, равно как и сопутствующий стресс, возросли.
Кризис, как известно, не обошел и Россию. Как обстоят дела с промышленной безопасностью на ведущих предприятиях нашей страны? Проявляется ли тенденция роста несчастных случаев на производстве и в Российской Федерации? Что делается, в частности, в Заполярном филиале “Норильского никеля”, для того чтобы снизить количество нарушений, связанных с промышленной безопасностью и охраной труда?
 
Без запланированных потерь
Заместитель главного инженера Заполярного филиала ГМК “Норильский никель” по промышленной безопасности и охране труда Николай Афанасьев сдержанно оценивает общее состояние промышленной безопасности в Заполярном филиале как относительно удовлетворительное.
– Среди ведущих мировых предприятий мы не впереди, но и никак не позади, – констатирует он. – Но работа предстоит большая. Ведь главная задача – добиться полного искоренения на производстве тяжелых и смертельных случаев, которые, к сожалению, все еще у нас имеются.
Афанасьев не согласен с мнением отдельных статистиков, утверждающих, что на больших производствах, связанных с повышенной опасностью – таких как металлургические, горные, обрабатывающие, – инциденты, приводящие к тяжелым последствиям, неизбежны, как запланированные потери на армейских учениях.
– Что бы ни говорили про человеческий фактор, который иногда дает сбой, про технику, которая нет-нет да отказывает, задача специалистов промышленной безопасности – сводить тяжелый травматизм к нулю. И этого не добиться, пока работник и инженер по ТБ не станут союзниками. Управление промышленной безопасности – это не карательный орган, задача его сотрудников – разработать четкие рекомендации по безопасной работе и содействовать их выполнению.
 
Бумаги и безопасность
Работы по обеспечению в компании промышленной безопасности ведется много. Порою даже слишком много. Дни ТБ по вторникам. Первая ступень контроля, осуществляемая мастерами. Ими ведутся журналы ТБ, проводятся опросы работников, выявляются нарушители на рабочих местах. Во второй ступени участвуют начальники цехов, а если говорить о горных предприятиях – главные инженеры шахт. Проверку третьей ступени проводят первые руководители заводов, фабрик и рудников.
– Создано столько документации, что бумагооборот превысил все мыслимые пределы, – Николай Афанасьев возвращается к вопросу, который “Заполярный вестник” поднимал в одной из недавних публикаций. – Мастера, вместо того чтобы заниматься делом, не успевают заполнять журналы. На руднике “Таймырский” для мастера-взрывника создано 64 (!) нормативных документа и инструкции. При этом взрывник управляет еще и самоходно-зарядной машиной – это еще шесть инструкций. Каждый работник должен пройти инструктаж и знать все эти документы. Они собраны в одной папке. В смене приблизительно 20 человек. Если пустить папку по кругу, чтобы хотя бы освежили в памяти эти документы, рабочей смены не хватит на ознакомление. Все понимают – это невозможно. Нужно оптимизировать количество инструкций. Пусть документов будет пять, но человек их должен знать, уметь применять и, самое главное, выполнять. Почему в ГИБДД водитель сдает тест на знание Правил дорожного движения, а мастер взрывного дела только слушает инструктаж? Взрывник связан с еще более опасной деятельностью и обязан доказывать свои знания. Почему бы не так же – в форме теста? А разработать его, сделав оптимальную выборку материалов, должны именно службы промбезопасности.
 
Реформа в действии
С 2011 года сфера промышленной безопасности и охраны труда в Заполярном филиале встала на путь серьезного реформирования. 1 января была введена должность заместителя главного инженера Заполярного филиала ГМК “Норильский никель” по промышленной безопасности и охране труда, на которую был назначен Николай Афанасьев. А с 1 апреля штат управления промбезопасности ЗФ был расширен с 27 до 112 человек за счет передачи численности с рудников и заводов.
– Специалисты по промышленной безопасности выведены из непосредственного подчинения начальников производств и получили теперь в рамках своих должностных обязанностей существенно большую самостоятельность, – комментирует перемены Николай Афанасьев. – А на подчиненное мне подразделение возложен теперь весь комплекс вопросов по промышленной безопасности и охране труда. Мы курируем управление промышленной безопасности, штаб по делам ГОиЧС, газоспасательную службу, работаем с надзорными органами. Все вопросы, связанные с промбезопасностью, сосредоточены теперь в одних руках. Это позволяет видеть полную картину и эффективно управлять.  
У нас в компании есть квалифицированный персонал, достаточно современная техника и технологии, нормативная документация, определяющая безопасное проведение работ. Но сегодня все это нужно упорядочить и систематизировать.
 
Не отстаем от Европы
Специалисты Международной организации труда констатировали, что сейчас необходимо искать механизмы, заставляющие работодателей вкладывать средства в улучшение условий труда. Сегодня некоторые недобросовестные предприниматели не заинтересованы в приобретении надежных, но более дорогостоящих средств индивидуальной защиты (СИЗ). По данным МОТ, в России на приобретение средств индзащиты (в том числе и спецодежды) для одного рабочего в среднем тратится 1345 рублей, а европейские показатели – 500–800 долларов. По этому показателю “Норильский никель” – полноценное европейское предприятие. Затраты Заполярного филиала на закуп специальной одежды, обуви и других средств защиты в 2010 году по сравнению с 2009-м возросли с 315,7 миллиона рублей до 341,2 миллиона. Нетрудно подсчитать, что работники обеспечиваются средствами защиты на достойном уровне.
Несколько лет назад многие горняки жаловались на некачественную спецодежду, в частности на защитные очки. Эту ситуацию прокомментировал советник первого заместителя генерального директора “Норильского никеля” Казбек Каргинов:
– Качество очков действительно было ниже всякой критики. Мы разобрались в проблеме и уже не работаем с этой фирмой-производителем. Сейчас для горняков имеются восемь модификаций очков. Есть из чего выбрать с учетом любого рода работы под землей. Именно от самих горняков поступает наиболее достоверная информация об условиях их труда.
В течение последних двух лет в Заполярном филиале проведены испытания 42 образцов специальной одежды и 40 образцов специальной обуви. На основании устных жалоб на неудобство использования валенок (особенно при управлении транспортными средствами, дорожно-строительной техникой и машинами для земляных работ) в 2008–2010 годах в подразделениях ЗФ были проведены испытания кожаных ботинок и сапог на натуральном меху различных производителей. Также испытывались шахтерские сапоги фирмы DUNLOP (Португалия) и Rock (Малайзия). Последние были рекомендованы для закупа расширенной партии и проведения второго этапа опытно-промышленных испытаний.
За три года отделом охраны труда совместно со специалистами подразделений были испытаны 18 моделей защитных лицевых щитков, предназначенных для защиты от искр и брызг расплавленного металла. Плавильщики и конвертерщики в настоящий момент используют как российские, так и шведские и итальянские щитки. Постоянно ведется поиск новых облегченных моделей термостойких защитных касок. С 2010 года в металлургических подразделениях наряду с российской каской Суксунского оптико-механического завода испытывается японская каска фирмы “Танизава”. “Норильский никель” не скупится на средства защиты для своих работников.
В настоящее время сертификаты на СИЗ, закупаемые в 2011 году, размещаются на корпоративном портале ЗФ и доступны к просмотру всем пользователям корпоративной сети.
 
Акцент на горняках
Горно-металлургический комбинат – это целый ряд разноотраслевых предприятий, работающих в одной цепочке. И в каждом подразделении свои, особенные требования к безопасности. В плавильных цехах работают раскаленные печи, конвертеры, из одной гигантской емкости в другую переливаются жидкие расплавы. По цехам с помощью мостовых кранов, передаточных телег и железнодорожного транспорта перемещаются огромные ковши с расплавленным металлом, работает конвейерный и автомобильный транспорт. Здесь часто повышенная концентрация вредного сернистого газа, большой перепад температур, когда печь или конвертер пышут жаром, а ворота цеха открывают, чтобы загнать железнодорожный состав. Все эти факторы зачастую усугубляются почтенным возрастом самих цехов и применяемого в них оборудования. Здесь особенно важно соблюдать установленные маршруты передвижения, использовать при работе современные средства индивидуальной защиты.
А в карьере “Медвежий ручей” особенное внимание – устройству дорог, по которым огромные БелАЗы вывозят руду на поверхность. Здесь важно выдержать необходимую величину уклонов, за чем следят маркшейдеры. А при первых признаках гололеда необходимо прекращать отгрузку. Но рудный карьер никогда не станет ровной взлетной полосой или федеральным шоссе. Есть в работе водителя на Севере свои трудности. А значит, и опасности. Своя специфика у железнодорожников, у горняков, у работников Дудинского морского порта.
– Но основной акцент в работе надо делать на горняках, – говорит Николай Афанасьев. – Анализ травматизма показывает, что большинство несчастных случаев происходит именно на горных переделах. Слаба работа линейных руководителей, вне зависимости от отрасли. Надо повысить ответственность и заинтересованность мастеров и начальников участков, которые зачастую ради выполнения сменного задания готовы закрыть глаза на нарушения требований промышленной безопасности.
 
Природа беспощадна к нарушителям
Читая сводки о несчастных случаях в Заполярном филиале, приходишь к выводу, что некоторые работники полностью утратили инстинкт самосохранения. Как можно, не имея удостоверения на право управления, садиться в кабину экскаватора? Или делать шаг в темноту на руднике, где этот шаг может обернуться падением в вертикальный ствол или рудоспуск? Или, если говорить о плавильных цехах, пытаться сократить расстояние, отклоняясь от установленных маршрутов и пробегая рядом с работающими плавильными агрегатами? Авось пронесет?
В 2010 году на предприятиях группы “Норильский никель”, расположенных в НПР, произошло 39 несчастных случаев, 10 из которых – тяжелые. На производстве погибли пять человек. Не снимая вины за происшедшее с руководства, можно сказать: часто главной причиной несчастного случая становится сам работник. Кто-то не надел каску, кто-то пришел на работу пьяным или выпил уже на рабочем месте. На первый взгляд, парадоксально и то, что серьезно травмируются или даже погибают на рабочем месте не только зеленые новички, но и опытнейшие работники. Первые нарушают потому, что еще ничего не знают. Вторые – потому, что все знают и думают, что бояться теперь им нечего. Но природа и обстоятельства беспощадны к нарушителям.
Порою поведение человека на рабочем месте – это наглядная демонстрация того, как поступать нельзя категорически. Подобную “антиинструкцию” зафиксировали не так давно камеры наблюдения в металлургическом цехе медного завода. Работник, пытавшийся поднять емкость со шламом, нарушил все имеющиеся инструкции. На видеокадрах видно – вот он установил тележку со шламом под тельфером так, что стропы подходят к ней наклонно. Потом встал именно с той стороны, куда она неизбежно должна была сместиться. При подъеме емкость резко пошла в сторону стропальщика, ударила его и прижала к тележкам, стоявшим сзади. В результате – перелом ноги. Эпизод, напоминающий хрестоматийного мужика, рубящего сук, на котором сидит. Только финал несмешной.
А вот уже совершенно свежие кадры, и тоже из металлургического цеха. Работник ставит тельфером ковш, облепленный снегом, на другой ковш со шлаком и остатками расплава. Взрыв. Температура такова, что испарение происходит мгновенно. Вы думаете, что на других предприятиях не бывает подобных ситуаций? Просто там камеры видеонаблюдения не стоят так часто.  
Любая попытка отклониться от инструкций – будь то незастегнутый подбородочный ремешок на каске, отсутствие защитных очков или нарушение схемы движения – может привести к печальным последствиям.
 
Папа, подумай обо мне!
Человек в своих поступках часто руководствуется отрицательной или положительной мотивацией. Отрицательная – это боязнь ущерба, положительная – надежда на бонус. Николай Афанасьев убежден, что превалировать должна положительная. И это никак не идет вразрез с мировыми тенденциями. Специалисты фирмы “Дюпон”, признанного лидера в вопросах промышленной безопасности, предлагают своим работникам ответить на простой вопрос: для чего вы работаете? Наиболее частый ответ – выполнить производственное задание, план. А для чего вам нужно выполнить план? Чтобы денег заработать. А это для чего? Для того чтобы хорошо жить.
Никакой план не стоит того, чтобы калечить себе жизнь. Ведь не нужен ни высокий оклад, ни уютный дом на материке, если зарплаты или пенсии будет хватать только на походы в больницы, поликлиники и аптеки.
Управление общественных связей Заполярного филиала, управление промышленной безопасности ЗФ и медиакомпания “Северный город” тонко попали в этот нерв и совместно провели конкурс детского рисунка “Папа, подумай обо мне! Подумай о ТБ”, в котором приняли участие около пятисот детей и подростков. Дети рисовали своих пап на рабочем месте и желали им возвратиться домой живыми и здоровыми.
– Отличный конкурс, – говорит Николай Афанасьев, – отличный девиз! И разве может быть лучший стимул для безопасной работы, чем признание собственного ребенка в любви к тебе? Если и ты любишь свою семью, это всегда удержит от опрометчивого шага.  
А ведь только один неосторожный шаг порой отделяет счастье от несчастья.
Благополучие семьи – это не только заработок папы, но и его здоровье
0

Читайте также в этом номере:

Укрощение воды (Юлия КОСТИКОВА)
Подарки для ветеранов (Юлия КОСТИКОВА)
Доктор Правда (Валентина ВАЧАЕВА)
Из школы – здоровым (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск