Четверг,
27 декабря 2018 года
№51 (4669)
Заполярный Вестник
Гороскоп Далее
Безопасные маршруты Далее
Бюджет принят Далее
Терминал проверит знания Далее
Лента новостей
15:05 Расплатиться банковской картой в норильском автобусе можно будет только в следующем году
14:05 Норильчан зовет «Лыжня «Норникеля»
13:05 Норильчан приглашают на тренинг по больничной клоунаде
12:00 Завершился пятый образовательный фестиваль «Наш город» программы «Школа городских компетенций»
11:05 Сегодня в Норильской драме премьера спектакля по пьесе Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой»
Все новости
ОСНОВАтель
ДАТА
28 апреля 2016 года, 18:23
Текст: Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива
14 апреля 1901 года родился Авраамий Павлович Завенягин, человек, чьим именем назван флагман российской металлургии – Норильский горно-металлургический комбинат. Человек, благодаря которому Норильск не превратился в “клондайк для холостяков”, а долгое время был “жемчужиной Заполярья”.
Авраамий Завенягин прибыл в Норильск 8 апреля с полномочиями наркома внутренних дел СССР. “Согласно приказу наркома №840 8 апреля 1938 года вступил в исполнение обязанностей начальника Норильского комбината”, – докладывал в Москву новый нарком. Судьба Авраамия Павловича уготовила ему несколько лет за Полярным кругом.
Завенягин был назначен на должность директора Норильского комбината накануне своего 37-летия, в непростой период карьеры, когда лихолетье 30-х годов сметало в черную бездну сотни судеб. Это было сложное для комбината время. Сложное и для Завенягина. За спиной было строительство легендарной Магнитки, работа в Наркомате тяжелой промышленности, дело Серго Орджоникидзе. Впереди – тревога за семью, неизвестность, назначение в далекий Норильск.
Стоит сказать, что первый этап строительства Норильского комбината можно определить периодом существования “Норильскстроя”, которым руководил со 2 июля 1935 года по 7 апреля 1938 года Владимир Зосимович Матвеев, являвшийся и начальником Норильского ИТЛ НКВД. Судьба первого директора “Норильскстроя” Матвеева оказалась печальной.
Новый начальник вступление в должность начал – наверное, так полагалось в то время – с поиска ошибок предыдущего. Нашлось их немало. “Новое руководство” прибыло без предупреждения и без лишнего шума, зато с четким планом действий. Комиссия по передаче дел составила акт на восьми страницах, согласно которому был обнаружен “целый ряд грубых отступлений от проекта”, “перерасход по железнодорожному строительству”, “объекты не имеют проектов и смет”, “пункт постановления СНК не выполнен”, “топогеодезические работы отстали от разведки”, опять перерасход, недостача, убыток, плохая организация… Комиссия работала в Норильске с 1 по 10 мая 1938 года, подписи Авраамия Павловича под документом нет, но, конечно, он был с ним ознакомлен, понимал, что ждет его предшественника Владимира Матвеева и что та же участь в любой момент может постигнуть и его.
В то время газета “Советский Таймыр” писала: “Враги народа пытались не дать стране никель, скрыть от народа богатства Таймыра. Враги народа – вот кто закопал десятки миллионов рублей на строительстве железной дороги… Кто же эту сволочь, ранее судившуюся по контрреволюционным делам, приютил? Эту банду преступников взял под свое покровительство “таймырский князь”, как он себя называет, – разложившийся пошляк Матвеев… Это от него разит разлагающий дух человека, потерявшего свой человеческий облик… Разоблаченные, они понесут суровую ответственность перед государством…” Матвеев был арестован и осужден на 10 лет. Скончался он в селе Талаги, под Архангельском, на исходе лагерного десятилетия. Реабилитирован посмертно.
Его последователю повезло больше.
От малого к большому
Второй этап строительства Норильского комбината проходил под руководством Завенягина и завершился началом Великой Отечественной войны. Главной задачей в предвоенные годы стало возведение производственных комплексов. Сталин отдал стройку в ведение такой структуры, которая обеспечивала бесплатную рабочую силу. Она постепенно прибывала по этапу. Количество заключенных в Норильском ИТЛ выросло с 8 тысяч в 1938 году до 19,5 к концу 1939-го. Норильлаг поставлял и превосходные инженерные кадры.
18 июня 1938 года в опытно-металлургическом цехе НК была произведена первая опытная плавка и выдано 1,5 тонны файнштейна. Эту дату принято считать днем рождения норильской заводской науки.
5 апреля 1939 года на Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление “О форсированном развитии НК”.
Осенью 1939 года началось сооружение Большого металлургического завода (БМЗ).
“От обычной схемы создания новых производств наша отличается тем, что в ней отсутствует элемент времени. Времени у нас нет”, – так говорил вновь назначенный руководитель.
Авраамий Завенягин с первых дней в новой должности понял, что только решительные действия смогут реализовать стоящие перед комбинатом сложнейшие проблемы строительства и становления производства на вечной мерзлоте.
Уже 29 апреля 1938 года Завенягин подписал приказ о снего-очистке железной дороги Норильск – Дудинка. Было очевидно, что все строительство комбината зависит исключительно от бесперебойного движения грузов. На это были брошены все силы. Каждый день в 22 часа начальник комбината требовал отчета о ходе расчистки путей.
В этот же день приказом №212 “в целях укрепления лагерного режима и упорядочения лагерного хозяйства” было образовано управление Норильским лагерем НКВД и его отделы.
Отладив движение на железной дороге Норильск – Дудинка, начальник лагеря и комбината приступил к вопросам проектирования не только комбината, но и будущего города.
Законченный в 1936 году Гипроцветметом первый вариант технического комбината к моменту своего завершения уже значительно отстал от данных разведки. Кроме того, этот проект страдал явной принципиальной недооценкой значения Норильского месторождения и полной несостоятельностью экономического обоснования. Достаточно указать, что, например, предусматривалось по линии металлургии лишь строительство небольшого завода производительностью в 900 тонн в год по файнштейну, который намечался в виде конечной продукции будущего комбината. Между тем совершенно очевидно, что чрезвычайные трудности и значительные капиталовложения, необходимые для освоения Норильской площадки, могли быть оправданы необходимостью строительства на ней промышленного предприятия только большой мощности. Поэтому правительством СССР и лично Сталиным были даны руководящие указания по составлению нового проекта. СНОП уже полным ходом разрабатывал технический проект комбината, когда из Норильска поступили принципиально новые предложения по проекту. Завенягин 4 мая 1938 года подписал приказ о создании собственного проектного отдела в Норильске – будущего института “Норильскпроект”. Все работы по проектированию были сосредоточены в этом отделе, при непосредственном подчинении Завенягину.
О нужном – детально
Предложения проектировщиками СНОП были изучены и... отклонены. На стороне СНОП – мнения крупнейших ученых страны и пусть небольшой, но собственный опыт. Но позиция норильских проектировщиков определенна и бескомпромиссна: проектировать и строить комбинат в расчете на выпуск готовых металлов. Много серьезных расхождений было у норильчан с ленинградской проектной организацией. Только в одном сходились их позиции: в том, что жизнь – она и в Заполярье жизнь. И в 1938 году дальновидным людям стало ясно, что необходимо строить не “клондайк для холостяков”, а город с выразительным, привлекательным архитектурным обликом, с жильем для нормальной, со всеми удобствами жизни, даже с повышенным комфортом: улучшенной отделкой, центральным отоплением, холодной и горячей водой, ванными и мусоропроводами. По тем, да еще и по недавним временам это могло быть квалифицировано как расточительство...
Только пожелание Сталина, что город должен по удобствам не уступать городу Ному на Аляске, дало этой позиции силу решения. Генеральное проектирование всего комбината было передано проектному отделу Норильского комбината.
Приказом №235 от 14 мая 1938 года была создана организационная структура Норильского комбината, куда вошли проектно-сметный отдел, плановый отдел, пожарная охрана, управление лагерем, управление строительством, управление эксплуатацией. В этой структуре четко прослеживается единство промышленного производства, лагеря и социально значимых подразделений: культурно-воспитательного и санитарного отделов, административно-хозяйственной части, связи и транспорта. Такая структура сохранялась с небольшими изменениями в течение многих лет, обеспечив бесперебойную работу комбината в экстремальных условиях.
Так, созданный в 1938 году санитарный отдел (САНО), в ведении которого находились все медицинские учреждения и лечебно-профилактическая работа среди вольнонаемного населения и заключенных, просуществовал до 1957 года.
Из приказа №114 от 7 сентября 1938 года “О случае заболевания скарлатиной”:
“…Санотделу оборудовать помещение для госпитализации больных необходимым инвентарем и обслуживающим персоналом… немедленно озаботиться организацией профилактических прививок детскому населению и произвести дезинфекцию здания детсада…”
Проектирование и строительство города и комбината было сопряжено с поиском более совершенных решений сложнейших проблем в различных областях строительства, науки и техники. В 1939 году был подписан приказ №209:
“В целях улучшения научно-исследовательской работы объединить работу отдельных лабораторий в центральную лабораторию. В состав центральной включить: химическую, пробирную, коксохимическую, металлургическую лаборатории”.
Из приказа №434 от 3 октября 1938 года:
“С 1 ноября инженера Липкова М.М. считать в командировке в Москве по вопросам проектирования и оборудования металлургического завода…”
К печатному тексту рукой Завенягина сделана приписка: “а также по вопросу передела норильского штейна и файнштейна”.
В 1939 году в Норильске был создан опытно-металлургический цех под руководством О.Н. Лукашевич. Это было началом большого дела, дальнейшего проектирования и строительства города и комбината, которое было сопряжено с поиском более совершенных решений сложнейших проблем в различных областях строительства, науки и техники.
Ничто человеческое не чуждо
Завенягинские приказы отличаются от других. Многие из них испещрены пометками, которые Авраамий Павлович делал в тексте. Внимательно читал, перечитывал, вносил правки, замечал даже мелкие неточности. Работал цветными карандашами: синим, зеленым, красным. Сохранились черновики приказов, написанные стремительным, не очень разборчивым почерком на маленьких листочках, вырванных из блокнота.
О строгости и крутости Завенягина ходили легенды:
“Механик управления эксплуатации, будучи командирован в Дудинку, ничего не сделал по данному ему поручению, а занимался пьянством, картежной игрой в рабочее время. За нарушение дисциплины с работы на комбинате – уволить. Начальник комбината – Завенягин”.
Так же как о его доброте и внимательности к людям:
“Выделить для лесозаготовок на лагпункте “Лама” бесконвойных. Обеспечить людей всем необходимым, включая инструменты и жилье. Начальник комбината – Завенягин”.
Завенягину досталось не только поднимать производство, но и налаживать повседневную жизнь.
Именно он осенью 1938 года подписал один из первых “экологических” приказов: “В целях сохранения леса в ближайшем к Норильску районе вырубку леса по обе стороны желдороги вплоть до Валька прекратить”.
Из приказа №23 от 25 января 1939 года:
“Для развития художественной самодеятельности среди лагерников и создания условий для нормальной работы по обслуживанию культурными мероприятиями лагнаселения участников драматического кружка и джазового и духового оркестров освободить от вечерних работ, используя на работе днем”.
Из приказа №433 от 4 ноября 1939 года:
“Присвоить улицам Норильска нижеследующие наименования: Горная, Заводская, Пясинская, им. Мельниченко, Озерная, Октябрьская. Озеро у подножия горы Рудной назвать Рудное озеро”.
В 1939 году Норильск получил статус рабочего поселка.
Завенягин прожил в Норильске чуть менее трех лет. Прибыл, когда еще не было официально признанного рабочего поселка, отбыл, четко представляя будущий город: проект потом переделывался не раз, но основные его черты остались вполне узнаваемыми.
Его именем назван не только комбинат, но и одна из улиц так любимого им города.
 
Завенягин был назначен на должность директора Норильского комбината накануне своего 37-летия
0

Читайте также в этом номере:

Мощно, экологично (Лариса ФЕДИШИНА)
На законном уровне (Виктор ЦАРЕВ)
Комплексная помощь (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
В защиту информации (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
За добрый труд (Виктор ЦАРЕВ)
Погружение в стратегию (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Норильск до востребования (Лариса ФЕДИШИНА)
И погрузят, и доставят (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
И днем и ночью… (Татьяна РЫЧКОВА)
Сын своего отца (Елена ПОПОВА)
Важные вопросы (Екатерина БАРКОВА)
О полетах и не только (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Аванс можно вернуть (Екатерина БАРКОВА)
Успеть до конца мая (Екатерина БАРКОВА)
Сняли за бездействие (Екатерина БАРКОВА)
Бизнес с человеческим лицом (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Код Кродерса (Мария ГРИГОРЬЕВА)
Мир под Знаменем Победы (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск