Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Шефство над белыми медведями
Актуально
1 сентября 2010 года, 12:57
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
На берегу Енисея в трех десятках километров от Дудинки стучат топоры, звонко гудят бензопилы. Здесь идет строительство детской полярной экологической школы при крупнейшем в Евразии заповеднике – “Большом Арктическом”.
Строительство экологической школы – один из проектов “Большого Арктического”, помощь в реализации которого оказывает “Норильский никель”. Компания выделила заповеднику необходимые для строительства материалы. Доктор биологических наук, заместитель директора “Большого Арктического” по науке Инга Чупрова показывает журналистам территорию будущей школы. Занятия в ней в основном будут проходить под открытым небом, а место подобрано так, что сочетает разнообразные типичные для приарктических тундр ландшафты. Сотни школьников и студентов Большого Норильска смогут получить здесь необходимые экологические знания уже в будущем году.
– С “Норильским никелем” нас связывает давняя дружба, – говорит Инга Чупрова. – Многие проекты без помощи металлургического гиганта нам никогда бы не удалось реализовать. Один из них – состоявшаяся этим летом научная экспедиция на север Таймыра, в низовья реки  Хутуда-Бига. В этом году наша дружба с “Норникелем” переходит в новую фазу. Теперь мы будем не только получать шефскую помощь, но и взаимовыгодно сотрудничать. Готовится к подписанию договор с компанией, по которому “Большой Арктический” будет участвовать в восстановлении земель, пострадавших в результате производственной деятельности. У “Норильского никеля” есть желание это сделать, а также средства, рабочие руки и техника, у нас – отработанные технологии. Возможность самостоятельно зарабатывать очень важна для заповедника.
 
Не ступала нога ученого
Сотрудники “Большого Арктического” порою невесело шутят: “Есть в заповеднике немало мест, куда не ступала наша нога”. Средств, выделяемых из бюджета, едва хватает на зарплату персоналу, оплату аренды помещений и коммунальных платежей, на недалекие, преимущественно водные и пешие, экспедиции. Годовой бюджет крупнейшего в Евразии, единственного в Российской Федерации арктического заповедника, наиболее полно представляющего сущность природы и экосистем типичной Арктики, составляет всего 11 миллионов рублей (чуть более 250 тысяч евро). Полноценная научная экспедиция в отдаленные районы Арктики обойдется едва ли не в половину этой суммы. Территории “Большого Арктического” простираются на 1700 километров с запада на восток и от арктического побережья на юг (без учета островных территорий) – на 500 километров. Заповедные угодья расположены на островах Карского моря, мысе Челюскин, в районе залива Фаддея, на Северной Земле.
– “Норильский никель”, профинансировав экспедицию на реку Хутуда-Бига, обеспечив доставку ученых, оборудования и снаряжения вертолетом на арктическое побережье и возвращение в Дудинку после прохождения стокилометрового маршрута и проведения комплекса научных исследований, оказал поддержку не только нам, но и всей российской науке, – считают сотрудники заповедника.
 
Тревожные открытия
Экспедиция на Хутуда-Бига, ставшая возможной благодаря “Норникелю”, позволила ученым собрать разнообразный материал. В том числе дающий возможность прогнозировать темпы глобального потепления. Сотрудники заповедника исследовали донные осадки в дельте реки, состояние и структуру тундровых почв, изменения, происходящие в растительном и животном мире. Многие наблюдения удивительны, нередко тревожны.
– Обеспокоило почти полное отсутствие лемминга, – рассказывает Инга Чупрова. – Рост и снижение популяции этого тундрового грызуна имеет шестилетний цикл. Причем изменение численности происходит не залпово, а плавно. Последний всплеск роста, отмеченный голландскими учеными, проводившими исследования на Таймыре, случился пять лет назад.
Чтобы ответить, почему исчез лемминг, необходимо продолжать исследования. И это не частный вопрос численности вида. Изменяется вся пищевая цепочка обитателей тундры. Если нет леммингов, значит не будет и полярных сов и песца, что повлечет за собой и другие изменения экосистемы. В связи с чем это происходит? Каковы ближайшие и долгосрочные перспективы арктических тундр?
В этом году биологи заповедника совершили на Хутуда-Бига настоящее открытие. Впервые они наблюдали на побережье Таймыра несколько стай белощекой казарки. Редчайшая птица гнездится обычно гораздо южнее, на берегах реки Лены. До настоящего времени не удавалось наблюдать даже одиночных особей белощекой казарки и на более южных территориях Таймыра. О чем говорит появление уникальной птицы на арктическом побережье? Об одном из проявлений глобального потепления? О смещении магнитных полюсов Земли? На эти вопросы еще предстоит ответить.
 
Оползень в… тундре
Еще одно крайне редкое для тундр явление наблюдали ученые в экспедиции на Хутуда-Бига – гигантский оползень. Несколько десятков гектаров тундровой почвы в буквальном смысле ушли в реку. Для девственной тундры в шестистах километрах к северу от Норильска, на вечной, не тронутой техногенным и антропогенным влиянием мерзлоте – это уникальное явление. Колебания климата на планете уже приводили и к таянию мерзлоты, и к оледенениям. Длятся эти процессы сотни тысяч и даже миллионы лет. В быстром – за несколько лет или за десятилетия – “растеплении” мерзлоты обычно виноват человек и его хозяйственная деятельность. Поэтому феномен хутуда-бигайского оползня требует внимательного исследования. Возможно, изучение температурных характеристик вечномерзлых тундровых почв, расположенных вдалеке от промышленных предприятий, энергетических и транспортных коммуникаций, вообще от мест постоянного проживания человека, даст наиболее точный ответ – реальность или миф тотальное потепление на планете? Поэтому изучение состояния материковых почв в заповеднике “Большой Арктический” имеет для мировой науки не меньшее значение, чем изучение процессов таяния антарктических или гренландских ледников.
 
Полярники против чаек
Несмотря на суровый климат, заполярная фауна отличается большим разнообразием. В “Большом Арктическом” обитает 124 вида птиц, из которых 55 видов гнездятся на его территории, остальные встречены на пролете и кочевках. Большинство птиц – перелетные, но некоторые, такие как полярная сова, тундряная куропатка, сибирская гага, белая и розовая чайка, практически круглый год не покидают пределов Таймыра. На территории заповедника обитает 16 видов птиц, занесенных в Красную книгу.
– Сейчас происходит увеличение популяции многих птиц, – говорит Инга Чупрова, – в том числе и краснокнижных. В этом заслуга не только природоохранных служб и проводимых ими мероприятий. Это и следствие явления, в общем-то, не совсем радостного – с хорошо освоенного некогда Арктического Севера в последние десятилетия человек практически ушел, свернув и хозяйственную деятельность. Так краснозобая казарка и розовая чайка – на мой взгляд, самая красивая в мире птица – уже настолько восстановили свою численность, что в недалеком будущем станет возможным ставить вопрос о выведении этих видов из Красной книги.
Огромный ущерб численности розовой чайки был нанесен в прошлом веке браконьерами, в качестве которых, к стыду и сожалению, выступали чаще всего сами же геологи и полярники.
– Отмечались случаи, – продолжает рассказ Инга Чупрова, – когда с кладок розовой чайки на островах Карского моря изымалось до десяти тысяч яиц, которые потом употреблялись полярниками в пищу. Если хозяйственная и научная деятельность человека в Российской Арктике будет возобновляться, необходимо усиливать и природоохранную составляющую.
 
Медвежий патриотизм
Если перелетные птицы, обитающие в “Большом Арктическом”, – космополиты, то хозяину Арктики, белому медведю, напротив, свойственен патриотизм. Этот огромный полярный хищник постоянно мигрирует, но не выходя из бассейна Карского и Баренцева морей. Легенды о том, что белые медведи кочуют по всей Арктике – сегодня на Таймыре, завтра на Аляске, по мнению биологов заповедника, только легенды. Впрочем, выяснить это точно пока не удается.
– Во всем мире ведется мониторинг белых медведей, – рассказывает Инга Чупрова, – которых насчитывается приблизительно 25 тысяч особей. Но Россия, которой принадлежит 30 процентов арктического побережья, практически не участвует в этом процессе. Для мониторинга миграции белых медведей нам необходимо окольцевать как минимум 10 взрослых особей. А это 10 ошейников спутникового слежения, каждый стоимостью более пяти тысяч долларов. Еще более существенные суммы нужно затратить на организацию экспедиции по установке этих ошейников, – говорит заместитель директора заповедника по науке, – но это как раз тот случай, когда затраты совершенно необходимы. Мировое научное сообщество с некоторым удивлением смотрит на ситуацию, когда крупнейшая северная страна, на территории которой сосредоточена существенная часть мировой популяции белого медведя, не участвует в его мониторинге.
Кстати, интересный факт. Самцы белых медведей всегда срывают с себя радиоошейники, даже если при этом они наносят себе достаточно серьезные ранения. Свободолюбивый полярный хищник не терпит никакого насилия над собой. А вот самки относятся к ошейникам слежения гораздо более лояльно.
– Девочкам нравятся побрякушки, – комментирует биолог Инга Чупрова.
 
Тундра online
Директор заповедника “Большой Арктический” Валерий Чупров – реалист, но иногда и он склонен помечтать.
– Хотелось бы обустроить стационарные базы на отдаленных участках заповедника, чтобы на них могли круглогодично работать научные экспедиции, и не только зарубежные, но и российские, а сотрудники “Большого Арктического” выполняли бы свою природоохранную миссию. В идеале хотелось бы установить на территории заповедника и несколько стационарных камер со спутниковой связью, чтобы в Интернете в режиме реального времени можно было наблюдать за жизнью Арктики, – говорит Валерий Чупров. – Только не знакомому с нашей природой человеку Арктика кажется безжизненной пустыней. На территорию заповедника заходят овцебыки, на островах обитает карликовая популяция северного оленя величиной с дога, а гиперборейский вид шмелей, напротив, значительно крупнее южных разновидностей. Нами разработано много проектов, в том числе и по экологическому туризму, но без серьезной финансовой поддержки они неосуществимы.
 
Восстановить земли
То, что кажется неосуществимым ученым, порою могут помочь реализовать… производственники. Одно из крупнейших предприятий России – компания “Норильский никель” взялась помочь крупнейшему в Евразии заповеднику. И рассчитывает, что польза будет взаимной.
– Руководство нашей компании отдает себе отчет, что является основным природопользователем на территории Таймыра, – говорит первый заместитель директора Заполярного филиала “Норильского никеля” Владимир Зайцев. – У нас есть полное понимание того, что природа Таймыра уникальна. Как понимаем мы и то, что металлургическое производство оказывает гигантский прессинг на прилежащие к Норильскому промрайону территории. И мы готовы искать выход из создавшегося за десятилетия производственной деятельности комбината положения. Искать вместе с учеными. У “Большого Арктического” богатый опыт по рекультивации земель. Они владеют этими технологиями, занимались работами по восстановлению биологического потенциала нарушенных земель в “Газпроме”. И мы внимательно ознакомились с очень неплохими результатами этой работы.  
“Норильский никель” наметил основные пути сотрудничества с экологами. К первому этапу приступят уже этой осенью. Компания взяла на себя обязательство по превращению городской территории, прилегающей к озеру Долгому, в полноценную зону отдыха. Уже разработан договор с руководством заповедника, и в ближайшее время  начнется активное озеленение травянистой и древесно-кустарниковой растительностью пока безжизненных берегов. В будущем году начнется работа по восстановлению земель в районе хвостохранилищ.  
– В районе второго хвостохранилища есть серьезно нарушенные участки: там нет не только древесно-кустарниковой растительности, но даже трав, – рассказывает Владимир Зайцев. – Мы имеем прямой интерес и обязанность начать восстановление этих участков. В районе хвостохранилища “Лебяжье” мы уже разбили экспериментальные делянки, где будут отрабатываться технологии рекультивации и семенной состав трав. У нас есть и необходимый материал для рекультивации. Городские очистные сооружения отправляют канализационные стоки в пруды фильтрации, и за долгие годы там накопилось огромное количество переработанных бактериями плодородных илов. Они являются великолепным удобрением для подкормки травостоя. С одной стороны, мы проведем необходимую работу и очистим пруды фильтрации, с другой – используем эти илы, чтобы создать плодородный слой для высеиваемых трав.
В “Норильском никеле” имеют представление о масштабах будущих работ.
– Предстоит восстановить тысячи, а может, и десятки тысяч гектаров земель, – говорит Владимир Зайцев.
По предварительным оценкам, рекультивация одного гектара тундровых земель обойдется приблизительно в 1 миллион 200 тысяч рублей. Это работа не на один год. Что и неудивительно. Комбинат, отметивший в этом году свое семидесятипятилетие, впервые в своей истории (советской и постсоветской) начинает не только брать у земли, но и отдавать ей.
 
Дай лапу, Умка
“Норильский никель” продолжит оказывать и безвозмездную помощь “Большому Арктическому”.
– Мы понимаем главную проблему огромного по территории заповедника, – говорит Владимир Зайцев. – Это очень дорогая транспортная схема, значительная удаленность территорий, невозможность их нормально осматривать, не говоря уже о том, чтобы контролировать. Мы будем оказывать заповеднику материальное обеспечение для осуществления мониторинга низовьев реки Пясины, на которую производственная деятельность компании оказывает наибольшее воздействие. Не надо забывать, что низовья Пясины – это крупнейшее место гнездования диких гусей.
Не оставит без внимания “Норильский никель” и белых медведей. То, что кажется руководству “Большого Арктического” несбыточной мечтой, вполне по силам крупнейшей российской металлургической компании.
– Мы готовы профинансировать установку стационарных камер в наиболее интересных местах “Большого Арктического”. Проект по мониторингу миграции белых медведей также вполне осуществим, – считает Владимир Зайцев. – Компания выделит заповеднику средства и на покупку самых современных ошейников спутникового слежении, и на организацию экспедиции по кольцеванию мишек. Белые  медведи выводят потомство в России только на острове Врангеля и на Таймыре. Но браконьеры проникают и туда. Общими усилиями можно это остановить. Норильский комбинат возьмет шефство над белыми медведями.
Заповедные уголки поразительно красивы
Инга Чупрова: “На Хутуда-Бига экспедиция сделала несколько открытий”
Территория заповедника по площади – это небольшая европейская страна
В “Большом Арктическом” обитают редкие и исчезающие виды птиц
Зверью вольготно на арктических просторах
Экологический туризм на Таймыре будет развиваться
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск