Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Жизнь после смерти
Дата
16 сентября 2009 года, 14:57
Фото: Александр СУПРУНЮК
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
В Таймырском центре народного творчества 10 сентября праздновали 70-летие художника Мотюмяку Турдагина – почетного гражданина Таймыра, народного мастера России. Нганасанского гения, ушедшего из жизни семь лет назад, вспоминали очень тепло. У зрителей была редкая возможность познакомиться с работами мастера, хранящимися в фондах центра, дудинского и норильского музеев, Норильской художественной галереи. Картины специально собрали на юбилейную выставку.
О том, что Мотюмяку Турдагин, так же как долганский художник Борис Молчанов, – гордость не только Таймыра, но и всей страны, на встрече упоминали не раз. Составитель нганасанской азбуки и руководитель этно-фольклорного ансамбля Светлана Жовницкая (ее называют матушкой нганасан) рассказала, что значит Турдагин для соотечественников:
– Несмотря на тяжелые экономические условия, мы сохраняем свои культуру и традиции. Мы не можем остановить процесс исчезновения нганасан, но затормозили его созданием письменности. Важная роль принадлежит Мотюмяку Сочуптеевичу, потому что по его картинам мы изучаем историю нганасанского народа. Он описывал наш быт, раскрывал мировоззрение нганасан. Его нет, но он живет в каждом из нас.
 
Много черных квадратов  
– Нганасаны – инопланетяне?
– Есть такая версия. О людях, прилетевших на железных лодках, упоминается в одной из наших легенд. Иллюстрируя фольклорную хрестоматию, Мотюмяку изобразил, как из летающих тарелок выходят именно нганасаны. Возьмем другой пример: Мотюмяку Сочуптеевич говорил: «На спинах наших парок вот уже две тысячи лет черный квадрат, а все говорят: «Малевич, Малевич…» О бесконечности бытия нганасаны сказали значительно раньше…
Прибывшие на встречу соплеменники Турдагина разгуливали по центру народного творчества и танцевали куропаточный танец как раз в экзотичных парках с черными квадратами на спинах.
– Светлана Нереевна, что зашифровано в ваших орнаментах?
– Раньше парка заменяла паспортно-визовую службу, – отвечает на вопрос Жовницкая. – По одежде можно было определить родословную, женатый перед вами мужчина или вдовец, замужем женщина или нет, есть ли у нее дети, к какому сословию относится хозяин парки, его возраст… Видите насечки на бахроме? Одежда трехцветная, бело-красно-черная, потому что, по другой легенде, нганасаны произошли от краснозобой казарки. Белый – это снежные просторы, красный – тепло, свет, солнце, черные полосы – это тьма, зло, но белого на нашей одежде гораздо больше.
На раритеты с черными квадратами облизнулась главный хранитель норильских коллекций Инна Плужникова:  «Подлинные!» Впрочем, что касается раритетов, то у норильского музея одно из лучших собраний картин художника – более 60. Как комплектовалась большая часть коллекции, рассказала одна из бывших сотрудниц музея.
 
Картины возвращаются
Речь пошла о тех временах, когда Турдагин несколько месяцев работал в норильском музее научным сотрудником. Идея пригласить гения на работу 15 лет назад родилась у главного хранителя норильского музея Валентины Вачаевой. Договор был такой: художник реставрирует нганасанские парки и пишет картины, таким образом пополняя музейное собрание, взамен получает зарплату.
Многодетного Мотюмяку (совхозы распались, прокормить семью только дарами тундры было невозможно) такой расклад устроил. Но зарплату задерживали на несколько месяцев, а высокое начальство не догадалось, что гениев питает не только божественный глагол. Кормить художника обедами стали другие научные сотрудники, которым тоже задерживали зарплату. Тайком от мужа, сообщила рассказчица, она вынесла из своего дома все стратегические запасы продовольствия, за что в награду получила одну из непроданных свежих акварелей Турдагина (к 55-летию мастера, чтобы он получил хоть какие-то деньги, была устроена еще и  выставка-продажа). Через 15 лет акварель торжественно была возвращена старшей дочери художника Виктории Мотюмяковне.
Другую работу мастера с автографом художника вручила директору Таймырского центра народного творчества Любови Поповой ее тезка Любовь Аксенова, сестра знаменитой долганской поэтессы и писательницы. Главный хранитель норильского музея Инна Плужникова преподнесла в дар центру пять репродукций работ мастера. Директор норильской картинной галереи Тамара Шеверева обещала разыскать и передать альбом с рисунками волочанских школьников. Дети выполнили их, когда Турдагин работал преподавателем в их школе. У предметов, которые связаны с судьбой гения, жизнь продолжается и после его смерти.
Картина, подаренная Таймырскому центру народного творчества правнуком художника, как и работы прадедушки, рассказывала о бесконечности бытия.
 
Огонь на полу
Мотюмяку ушел, но до сих пор появляются все новые и новые легенды о нем. Уже на выходе, когда гостей-норильчан провожали удивительно гостеприимные хозяйки Таймырского центра народного творчества во главе с Любовью Поповой,   Тамара Шеверева вспомнила историю из жизни Мотюмяку, рассказанную ей художницей Эмилией Гончаровой. Эмилия Львовна очень интересовалась жизнью и бытом нганасан, часто бывала в тундре, где и познакомилась с Турдагиным. Однажды  приютила его у себя в норильской квартире, когда художнику негде было остановиться. В один из вечеров, вернувшись домой, она с ужасом обнаружила, что гость развел  огонь прямо на полу. На претензии хозяйки Мотюмяку ответил, что его одолела грусть-тоска по родным местам, надо же как-то встряхнуться.
Вот так всегда с этими гениями – очень нестандартные люди. Гости юбилейной встречи вспоминали, как Мотюмяку уходил в тундру, в задумчивости сидел на санях, а в голове у него рождались замыслы картин. Как он рассказывал про цветные сны, в которых общался с предками. Оттуда художник черпал вдохновение и брал краски.
На празднике в Таймырском центре народного творчества  рассказывали про Мотюмяку – дамского угодника, и выяснялось, что шутливое предложение женщинам стать второй женой он делал не единожды. Про Мотюмяку – охотника и рыбака. Именно это было его основным занятием, одним творчеством большую семью не прокормишь. Про Мотюмяку – шутника и  Мотю – школьника, рисовавшего в интернате газеты-полотна и всегда бравшего в столовой по две-три порции добавки. Нарисованный портрет выглядел привлекательно. Мотюмяку объединил всех собравшихся в зале в одну семью соотечественников талантливого земляка, каждый из которых испытывал гордость от знакомства или короткой встречи с мастером.  
 
Имя – главный капитал
В зале присутствовали и родственники  художника из рода Турдагиных-Линончаров. Кроме десяти детей у Мотюмяку Сочуптеевича одиннадцать внуков и два правнука. Сыновья Турдагина Андрей и Владимир тоже рисуют и тоже рыбаки и охотники. Так же, как племянник Владислав Яроцкий. На встрече экспонировались и их работы.
«Трудно ли быть женой гения?» – такой вопрос задала ведущая вечера вдове художника Нине Тандюлеевне. Возможно, правильнее было бы спросить, тяжело ли быть матерью десятерых отпрысков. Супруга гения ответила, что ее жизнь ушла на то, чтобы шить детям по три пары одежды.
Быть гением и ставить на ноги большое потомство – задача, казалось бы, невыполнимая. Но у него получилось. Каким трудом,  подробно написала в выпущенном  к юбилею буклете дудинская журналистка Валентина Заварзина.  В Дудинке Турдагину помогали, заметила в частной беседе Валентина Георгиевна. Он несколько лет состоял в штате Таймырского центра народного творчества, где ему разрешались длительные «командировки» домой в Волочанку, администрация Дудинки предоставила художнику четырехкомнатную квартиру в городе. Сейчас ее разменяли на две квартиры дети Мотюмяку. Гении редко бывают зажиточными и, по сути, работают на свое отечество. Божественный глагол и практическая хватка несовместимы, поэтому самым главным наследством художника родным все же осталось его имя. Часть этого капитала принадлежит всем жителям Таймыра и России.
Нганасаны сохраняют свои традиции
В семью художника вернулась картина, написанная им 15 лет назад
Самые красивые. Внучка Турдагина Александра и правнучка Диана
0

Читайте также в этом номере:

Лужа (Андрей СОЛДАКОВ)
Цена очков выросла (Елена ПОПОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск