Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Лучше молчать?
Как все-таки освещать проблемы наркомании и прочих зависимостей?
30 марта 2010 года, 12:06
Текст: Ален БУРНАШЕВ
На прошлой неделе норильским журналистам рекомендовали с осторожностью рассказывать о проблемах наркозависимых людей, растущих показателей наркомании, алкоголизма и табакокурения.
Суть семинара, проведенного специалистами из администрации губернатора Красноярского края, предельно проста: не навреди. То есть рассказывать о проблеме можно, но так, чтобы не подвигнуть аудиторию к увлечению наркотиками, алкоголем и сигаретами. И походам по аптекам, где продают разные лекарственные средства, купив которые можно относительно быстро и, главное, без специального оборудования сварганить в домашних условиях очередную дозу. Для себя либо на продажу.
Такие семинары – дело, конечно, хорошее. Если бы не несколько но. Проблема, на мой взгляд, все равно останется внутри общества.
Я родился и вырос в бывшей республике СССР, где легкие наркотики – пресловутая «травка» – доступны всем и в любое время суток. У меня был сосед, который вместо сигареты и чашки кофе утром «забивал косяк». Некоторые мои ровесники на переменах в школе занимались тем же. Потом, идиотски хихикая, шли на очередной урок. После школы они через одного побывали в местах не столь отдаленных, кое-кого уже нет в живых. Кто-то нарвался на нож сокамерников, жен или в наркотическом угаре уснул на оживленной, но неосвещенной дороге.
Один из соучеников после школы пошел дальше. Он ежедневно брил голову, обильно смачивал носовой платок средством для уничтожения тараканов, клал его себе на макушку, сверху натягивал шапочку, летом садился в тени дерева, а зимой дома у печки и отходил в другой мир. Часа эдак на три-четыре. В это время с ним можно было делать все что угодно, он вообще не реагировал на внешние раздражители. Я не знаю, жив ли он теперь, но в десятом классе большая часть его скелета была металлической, так как, не обладая из-за наркомании иммунитетом и способностью регенерации, ломал руки, ноги, ребра или позвоночник с частотой раз в три месяца.
Я знаком с норильчанами, которые имели и имеют опыт употребления наркотиков. Их, кстати, очень повеселил запрет краевыми властями безрецептурной продажи кодеиносодержащих лекарств в аптеках. По их словам, в аптеках они покупали совершенно другие лекарственные средства и, не сомневаясь в результате, так же на какое-то время отходили в другой мир. Некоторые с успехом продолжают это «увлекательное» занятие. И они совершенно не обращают внимания на то, как проходит их жизнь. И не только их. Однажды один такой человек вдруг стал искать свою семью, которой на тот момент уже не было четыре года, а он думал: куда же вчера ушла жена?
Приятель приятеля, интеллигентный и образованный парень, но сидящий на игле уже четыре года, с непередаваемой грустью сознается, что только в смерти он видит избавление от пагубной привычки, и с изрядной долей цинизма говорит, что он «на верной дороге».
В конце концов, я дважды видел смерть от «передозы» или постнаркотической ломки. То еще зрелище, скажу. В последнем случае это безумные глаза, полное отсутствие способности соображать, пена на губах, зашкаленное давление и дикое желание кого-то убить. Самое страшное в этом случае было наблюдать полное бессилие медиков, которые старались, но, увы, уже ничего не могли сделать. И, простите, угасающий взгляд бывшего наркомана воспринимался как непередаваемое облегчение как для самого умирающего, так и для окружающих.
Так вот, всем этим людям были совершенно безразличны антинаркотическая пропаганда, увещевания родных и близких, включая собственных детей, милицейские внушения и тюремные нары. Да, они знают, что наркотики – смерть. Но говори об этом или не говори, им это, повторю, неинтересно.
Только четверых людей я знаю, что нашли в себе мужество, иначе это не назовешь, попрощаться с иглой, нюхательной трубкой или набитой отравой папиросой. Это исключительно их собственный запрет. На телевизор, радио и газеты они внимания не обращают.
Конечно, можно бесконечно долго и умно говорить о том, что алкоголизм, курение или наркомания в итоге приводят к одному результату. Можно регулярно показывать трупы подростков, нанюхавшихся клея. Можно детально рассказывать о том, как сделать тот или иной наркотик в домашних условиях, а такие прецеденты были. Но изменит ли это все ситуацию в корне? Не берусь делать даже самый оптимистический прогноз. И главное – никто не берется это делать.
Так что же, молчать или кричать о проблеме тех, кто ничего не слышит и слышать не желает?
0

Читайте также в этом номере:

Лично и эффективно (Ален БУРНАШЕВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск