Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Пусть у каждого дня будет свой вкус
Что нам экстрим питерской коммуналки
15 сентября 2009 года, 13:14
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Однажды в день рождения дети подарили мне открытку с надписью: «Пусть у каждого дня будет свой особенный вкус». Она попалась на глаза перед отпуском, и я решила, что неплохо бы провести его по этому принципу. Вот почему, прибыв в Петербург, тотчас же отправилась с сыном на стадион на матч «Зенит» – «Рубин». Чтобы наконец вкусить, да что же они (мужчины) находят в этом футболе.
Стадион был оцеплен милицейскими нарядами, досмотр пришлось пройти несколько раз. Болельщики – все поголовно одетые в сине-голубые «зенитовские» футболки, шарфы и колпаки – казались неслыханно вежливыми. Нечаянно толкнув, они рассыпались в длинных извинениях. Матч был вялый, закончился со счетом 0:0, картину разбавили лишь взорванные на противоположной трибуне петарды. Уже потом знатоки футбола рассказали, что на таких встречах болельщики разных команд бьют друг другу лица, но в моем случае все было мирно и оставило ощущение праздника. Вечер, яркое летнее солнце, зеленое поле и сине-голубые «волны» фанатов, скандирующих: «Зенит» – чемпион!»
На следующий день я отправилась на Смоленское кладбище, в часовню святой Ксении Петербуржской, которая жила 300 лет назад. В 26, после смерти мужа, она надела его одежду, назвалась его именем, раздала все имущество бедным и пошла бродить по земле. Если сейчас таких называют шизиками, то раньше у них был другой статус – юродивых. Считалось, что встреча с ними сулит удачу и что они обладают даром помогать и излечивать болезни. Петербуржцы и гости города верят в это до сих пор и стекаются к часовне, чтобы обойти ее три раза и опустить записку святой Ксении с просьбой о помощи. Смоленское кладбище навевает элегические настроения и напоминает о бренности бытия: сквозь захоронения трехсотлетней давности здесь проросли огромные деревья, а с могильных плит стерлись имена первых жителей града Петра.
Три дня без отдыха я красила длинный забор на даче у свекра. Дача простенькая, собрана из того, что было. На фоне особнячков, возведенных новыми русскими, выглядит скромно. Впрочем, если учесть, что строительство заканчивает 85-летний мужчина, еще неизвестно, кто круче. Дача – это гуляющие неподалеку коровы и лошади, грибы в лесу, рассказы соседей о встречах с кабанами и лосями, море цветов, вкус малины, черной смородины и советской сгущенки. Лет 15 назад, выезжая из Норильска, наш запасливый дед затолкал ее в контейнер. Сгущенка выжила, особо хороша в вареном виде и напоминает о спокойных и стабильных временах застоя.
Несколько дней подряд, закупая все издания о вакансиях,  штудируя сайты в Интернете и просто заглядывая в различные учреждения, мы искали моей дочери работу. Это дает возможность почувствовать дух времени и Петербурга. Все же довольно странно, что укладчице круассанов на греческой фабрике предлагают  зарплату 15 тысяч, а научному сотруднику в музее религии, знающему несколько языков, только 5. Петербургу нужны сотни официантов, продавцов и особенно различного рода пиарщиков, умеющих «впаривать» покупателям товар. Перепроизводство, не покупают, и кризис не страшен тому, кто умеет продавать.  
Конечно же, для того чтобы погрузиться в атмосферу Северной столицы, нужно обязательно забежать в Русский музей или Эрмитаж, но самое верное дело – пожить немного в питерской коммуналке. С этой целью комнату в одной из них  и снял мой сын.  Вот он, истинный дух Петербурга: вы сидите в башне под остроконечной крышей, в полуметре от окна тарабанит дождь, стекающий по водосточной трубе, вокруг светятся окошки обитателей подобных жилищ (дом увенчан множеством башенок). Почти как в сказке Андерсена. Лифт в доме крошечный, туда с трудом втискиваются двое. Туалет и душ вообще нереально маленьких размеров. Летом в башенке жарко, открытое окно штурмуют комары, зимой холодно, зато Нева и Александро-Невская лавра – в десяти минутах ходьбы.
Экстрим питерской коммуналки – ничто по сравнению с отдыхом на таймырских озерах. «Продегустировав» некоторые фрагменты столичной жизни и вернувшись домой, стоит в очередной раз отправиться куда-нибудь на Ламу. Пусть вы были здесь десятки раз, ее вкус по-прежнему остается экзотичным. Ну разве в Питере или Москве есть такие горы и такие водопады? Разве там кто-нибудь угостит вас только что приготовленной печенью налима? В столице, как в Греции, есть все, нет лишь такой дикой, сохранившейся практически в первозданном виде, природы. Они там высаживаются на острова и потом крутят сериалы про то, как люди выживают в экстремальных  условиях. У нас в съемках подобных «картин» участвует полгорода. И обходятся без всякого пиара. Так сказать, потребность души, а не погоня за деньгами.  
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск