Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Александр ЮРЬЕВ: «Работаем по принципу: делай что должно…»
ЧЕЛОВЕК И ЕГО ДЕЛО
3 марта 2009 года, 12:02
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Не оскудевает земля норильская как сокровищами недр своих, так и личностями. Сколько бы ни уезжало самобытных, неповторимых людей из Норильска, на их месте появляются новые, и тоже самобытные и неповторимые.
Юрьев день
Вся неделя главного менеджера по исследованиям и разработкам института «Норильскпроект» кандидата технических наук Александра Юрьева расписана с утра до позднего вечера.
В понедельник, кроме собственно работы, в обеденный перерыв Александр Иванович готовился к постановочным лекциям в НИИ, где преподает дисциплину «Производство меди».  Домой вернулся в 21.30.
Во вторник после работы – тренировка в клубе «Что? Где? Когда?». Опять до 21.00.
В среду – постановочные лекции перед госэкзаменами. Вернулся домой из  НИИ в 22.30.
В четверг – то же самое.
Наконец, в пятницу, когда вечером была только одна пара по «уже накатанному курсу», Александр Юрьев в обеденный перерыв (другого времени не нашлось) ответил на вопросы «ЗВ». Беседа несколько раз прерывалась звонками, визитами непосредственного руководителя, подчиненных и даже набегом ребенка сотрудницы (в школе-то «актировка»), которому срочно понадобилось посмотреть на рыбок в аквариуме… Да,  был еще один перекур, но взамен журналист получил дополнительное время.
 
«Что наша жизнь? – Что? Где? Когда?»
Александр Юрьев живет в Норильске 16-й год. Приехал в 23,  в этом году ему исполнится 40. На Север бывший сотрудник Саратовского филиала НИИ генетики отправился с женой и маленькой дочерью. В прошлом году дочь поступила в знаменитый Химико-технологический университет имени Менделеева.
– Первое, что меня держит в Норильске, это, конечно, работа. Занимаюсь тем, что нравится, за это еще деньги платят, – шутливо отвечает на первый вопрос Александр Юрьев. – Несмотря на все перипетии с  заводской наукой,  здесь все равно ощущаешь, что кому-то нужен и, не побоюсь этого слова, приносишь пользу человечеству. На материке тоже можно найти работу. По крайней мере, полгода назад у меня было два предложения с нормальным материальным обеспечением… Второе – семья, – продолжает Юрьев. – У меня жена норильчанка, ей здесь нравится, и наша вторая дочь родилась в Норильске.
Третий аспект называется «друзья и тундра».
Потом выяснится, что аспектов несколько больше, например, управляющий, как сказали бы в позапрошлом веке, исследованиями и разработками в Заполярном филиале еще и магистр игры «Что? Где? Когда?». Причем играет в клубе почти с самого основания. Несколько лет был его президентом. Два года назад передал свои полномочия другому магистру, Борису Манделю.
– Вторник – «святой» день. В 7 часов вечера мы собираемся в Малом зале Городского центра культуры на тренировочные турниры. Раз в месяц – игры в зачет Открытого всероссийского синхронного чемпионата, где участвуют более двух тысяч команд со всего мира. Последняя зачетная игра прошла 8 февраля. Правда, подборка вопросов от Израиля и США  оказалась неинтересной. Какой нам интерес знать фамилию губернатора штата Иллинойс в США? Это же международный интеллектуальный турнир, а не экзамен на грин-карту.  Это равноценно тому, если бы мы стали на этом чемпионате задавать вопросы по норильской истории. Уверен, что в лужу сели бы все, включая легендарных Друзя и Поташова.
Дистанционный вариант «ЧГК» – это когда зарегистрированные в Международной ассоциации клубов команды собираются в один день  (по всему миру) и отвечают на одни и те же вопросы, рассылаемые по Интернету. В течение последующих 12 часов ведущий заполняет таблицу с ответами и отправляет организаторам.
– Раньше, когда норильские команды ездили на очные турниры, у норильчан было много друзей. Теперь «выездными» остались только дети. Взрослые жертвуют своими поездками ради молодой поросли, хотя тем самым норильчане только укрепляют столичные клубы. Как правило, умники и умницы, поиграв в местной лиге ЧГК года три-четыре, окончив школу, уезжают учиться в Питер или Москву, и все приходится начинать сначала.
Сейчас норильских интеллектуалов опекает только город. Раньше, когда бывший игрок клуба Алексей Текслер работал в Заполярном филиале, он старался помогать своим соратникам: комбинат периодически выступал в роли спонсора поездок и призов. С его уходом в городскую администрацию внимание к клубу сошло было на нет. Однако в последнее время молодые специалисты из движения «Лидер» при участии мэтров «Что? Где? Когда?» организовали несколько турниров для команд Заполярного филиала.
«Что ты сделал для науки?»
Ответом на этот вопрос у Стругацких было: «НИИЧАВО», то есть название института. У Александра и нескольких его коллег наука теперь все больше связана с НИИ – Норильским индустриальным институтом.
Во время беседы в кабинете на Ленинском, 8, раздался звонок одного из студентов Юрьева, попросившего выдать ему задание.
– Вам не повезло. Вы заработали минус один балл. Надо было ходить на лекции. Задания не будет. До свидания, – был ответ преподавателя.
Выяснилось, что Юрьев отдает предпочтение «вечерникам», так как те знают, чего хотят,  а «дневники», по его словам, еще дети.
– Есть среди них звезды с хорошей «соображалкой», есть хорошие середнячки, большая часть которых обучается по программе «Профстарт». Слава богу, что она еще действует. Они знают, что по окончании института останутся работать в компании. Есть также парочка разгильдяев – я удивляюсь, как они дотянули до последнего курса. В общем, студенты как студенты, сами такими были…
На своей кафедре Юрьев с коллегами по основной и дополнительной работе (кстати, еще и однокашниками) Львом Большаковым и Еленой Салимжановой организовали для занятий небольшую лабораторию. В ней дипломники выполняют исследовательскую работу, которая в перспективе понадобится производству. Большую помощь в этом деле ученым оказывает заведующая кафедрой Ольга Носова.
Почти все обеденные перерывы, вечера и один выходной день Александр Юрьев  третий год посвящает преподаванию. Столько же времени он возглавляет на ГМФ Государственную аттестационную комиссию по дисциплине «Металлургия цветных металлов». Как преподаватель Юрьев с удовольствием отмечает, что конкурс на отдельные специальности в НИИ в этом году значительно вырос и, хотя большинство абитуриентов по-прежнему мечтают стать экономистами и юристами, заметно повысился престиж и инженерных профессий.
– Перелом наметился в 2005-м, когда начала возрождаться отечественная промышленность. Кризис, конечно, в значительной мере повлияет на этот процесс, но ненадолго, – уверен Александр. – Тут все зависит от настроя. Разруха, как известно, начинается в головах.  В любом случае никелевой отрасли дефолт не грозит.
 
«Не могу привыкнуть к слову «менеджер»
За 15 лет работы в горно-металлургическом опытно-исследовательском центре, влившемся два года назад в институт «Гипроникель», Александр Юрьев пережил не одну реструктуризацию. В 2007-м из главного инженера стал главным менеджером. Рассказывает, что с новой должностью свыкался довольно долго:
– Как любой инженер, захвативший советскую эпоху, долго не мог принять слово «менеджер». Для меня оно не звучит.
Если говорить  по сути, то, с одной стороны, меня функционально разгрузили, оставив в основном планирование и отслеживание правильности выполнения работ. С другой – дозагрузили не совсем инженерной работой.
На начало года в научно-исследовательской части института  «Норильскпроект» (бывшем ГМОИЦ) осталось 100 человек.  Был составлен нормальный план с перспективой. Когда в ГМОИЦ работали 400 человек, даже 250, у цеха, а позднее центра, были базовые исследования, так как комбинат их финансировал. Сейчас в рамках исследовательской работы НИЧ занимается практически только тем, что заведомо дает положительный результат. Некоторые исследования, как уже говорилось, Юрьев и коллеги перенесли в лаборатории НИИ, где растят себе смену.
Как большинство норильских специалистов, Александр Юрьев  начинал работу в ГМОИЦ с должности аппаратчика-гидрометаллурга в лаборатории, расположенной в ЦЭНе никелевого завода. Потом был переведен начальником участка лаборатории в ХКЦ и вернулся «на никель» уже начальником отделения. Изучил гидрометаллургию никеля, кобальта и меди в бытность начальником лаборатории. Обогащение пришлось освоить после назначения на должность главного инженера ГМОИЦ. Сегодня в статусе главного менеджера изучает пирометаллургию.
Опубликованная в журнале «Цветные металлы» за прошлый год (номер, посвященный 70-летию научно-технической отрасли в Заполярье) статья о применении поверхностно-активных веществ (ПАВ) при электрорафинировании никеля – продолжение его кандидатской диссертации и, возможно, докторской. Применение ПАВ в металлургии – прямая сфера интересов ученого. После того как в никелевый электролит стали вводить добавки ПАВ, дышать в цехе электролиза никеля стало намного легче. Уровень содержания вреднейших гидроаэрозолей никеля в воздухе рабочей зоны снизился в сто раз.
– Года через три после внедрения новой технологии, – приводит пример Юрьев, – снабженцы не завезли ПАВ и, как следствие, в атмосферу цеха вернулись прежние 200 ПДК. Работавшие в то время на никелевом заводе швейцарцы, проведя в цехе 15 минут, отказались после этого даже входить в него. У одного голос сел. У другого давление поднялось. Это мы привыкли работать в любых условиях…
Сейчас  исследователи заняты тем, чтобы  сделать никелевый катод гладким и… толстым. Для этих целей также используются ПАВ. Основные лабораторные испытания завершены. Надеюсь, что не за горами и промышленные. А пока  в рамках выполнения дипломных работ будем дорабатывать тему, используя, так сказать, «рабский труд» студентов.  Короче, работаем по принципу: делай что должно – и будь  что будет.
 
Друзья и тундра
Третий аспект, после семьи, удерживающий Александра Юрьева в Норильске, как вы помните, – друзья и тундра. И хоть любит иногда Александр Иванович побыть один, без друзей-товарищей он себе норильскую жизнь не представляет.
Друзья по тундре у него появились практически одновременно с приездом в Норильск. Однажды в таком походе «лепшая подружайка» Татьяна Гончаренко обнаружила на Вальке заброшенный сруб.  С  «жуткими трудозатратами» и коллективными усилиями большой компании сруб  был преобразован в двухэтажную избу, куда можно сходить в выходные отдохнуть и «водки попьянствовать»:
– Я не люблю пить дома. Да и вообще не люблю. А вот на природе, если нарубить дров, растопить печь… В «деревянном тепле» под шурпу из оленинки да песни под гитару водка хорошо идет. А если еще и в баньке попариться... Милое дело!
Хоть и провозглашает себя Юрьев любителем тундры, но охоту не любит и ружья своего не имеет. Говорит, что зверей предпочитает видеть живыми. По лету  с компанией ходит на верхние озера порыбачить: на Вальке сейчас рыбы практически нет.
Уроженец города Балашова Саратовской области очень любит Север, особенно летом. Даже в отпуск старается поехать весной или осенью.
– Влюбился в него еще в студенческие годы в стройотряде, когда мы работали на севере Томской области. Тайга, белые ночи. Именно тогда решил, что буду жить в подобном месте. Приехав в Норильск, окончательно понял, что это мое, и ни разу за все эти годы не пожалел о своем выборе.
 
Фото: Дениса КОЖЕВНИКОВА и из архива Александра ЮРЬЕВА
По лету с компанией на верхние озера
0

Читайте также в этом номере:

С верой в «Надежду». (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Родственные связи (Ален БУРНАШЕВ)
Парад машин (Роман УСТОМОВ)
Горькое и сладкое (Лариса ФЕДИШИНА)
Здоровая энергия (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск