Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
14:20 Международный музыкальный фестиваль «Живой звук» пройдет в Норильске с 24 по 27 октября
Все новости
“Горячая точка” производства
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
16 июля 2010 года, 12:57
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
Когда впервые попадаешь в плавильный цех, понимаешь: контролировать процесс плавки металла под силу не каждому. У плавильщика должна быть душа особого рода – душа плавильщика.
В плавильном цехе медного завода работают две печи Ванюкова: ПВ-2 и ПВ-3. В круглосуточном режиме в жидких ваннах идет плавка сульфидного сырья. Процесс с точки зрения науки достаточно простой и построен на разности удельных температур плавления и физических характеристик материалов. А вот конструкция печи Ванюкова пониманию поддается не сразу. Чего стоят названия деталей – фурменный пояс, переточные сифоны, желоба, миксеры… Температура в печи достигает 1250 градусов, что особо ощущается, когда находишься в непосредственной близости от нее. Контролируют работу ПВ специализированные технологические бригады. Во время визита журналистов на боевом посту оказалась смена “Д”. Аналогию с группой “А” не чувствуете?
 
Специальное назначение
Группами специального назначения принято называть небольшие воинские формирования, выполняющие специальные поручения в особых условиях. Отталкиваясь от этого, смену “Д”, как и их товарищей, можно считать производственным спецназом. Особые условия налицо, численность состава тоже подходящая – всего 16 человек. Что касается поручений, то и здесь все в порядке – в прицеле технологической бригады один из основных процессов металлургии. Слабый человек здесь долго не протянет – не те условия. В спецназ берут не всех.
Разумеется, процесс плавки металла полностью автоматизирован. Человеку остается только следить за тем, чтобы все работало исправно. Вся информация о рабочем процессе, собираемая специальными датчиками, стекается в операторскую комнату. Здесь несут службу старшие плавильщики и операторы. Любое отклонение от нормы отображается на мониторе компьютера.
– При возникновении нештатной ситуации нам приходится вносить технологические изменения, – говорит старший плавильщик Роман Ряполов. – При этом обязательно учитывается температурный режим. Он зависит от того, какое сырье загружается в ванну. Обычно это концентрат с обогатительной фабрики, флюсы, руды, медистые обороты и лежалые материалы. Как правило, все это идет в комплексе, разница лишь в том, каково их фактическое соотношение.
Роман работает на участке 16 лет. По его мнению, компьютер, несмотря на свои очевидные плюсы, человека на производстве заменить не в состоянии.
– По-прежнему самым верным источником информации остается визуальный контроль, – говорит он. – Поэтому я не могу всю смену провести в операторской. Я должен видеть печь своими глазами.
 
Под огнем или над огнем?
Глаза и уши технологической бригады – горновые. Их рабочий день проходит в прямом смысле слова “под огнем”. Обслуживание печи в рабочем режиме – приблизительно так звучит специальная задача горнового. Это чистка желобов, регулирование отопления различных элементов печи, визуальный контроль. Слив штейна и шлака из миксеров тоже входит в их обязанности.
– За мной следовать не советую, – предостерегает журналистов горновой Владимир Гришин. – Во время слива мы находимся в специальной кабине, но температура там далеко не комнатная.
Жидкий металл – притягивающее зрелище. Но одно дело наблюдать, как его заливают в чашу, совсем другое – увидеть, как он ведет себя в самой жидкой ванне.
– Кислородные фурмы погружены в расплав на глубину 500 миллиметров, – говорит Роман Ряполов. – Под давлением по ним подается кислород и газ. То есть основной процесс происходит даже не на поверхности, а на указанной глубине. Тем и обуславливается поведение содержимого печи – поверхность расплава бурлит и напоминает солнечные протуберанцы. Красиво, правда?
В глазах старшего плавильщика отмечаем нечто похожее на восхищение. За 16 лет общения с жидким металлом подобные картины для него так и не лишились красок. Оно и не удивительно. Ведь на огонь, как говорится, можно смотреть вечно. Тем более если он жидкий.
 
Ситуация под контролем
К концу смены всплывает интересное обстоятельство. Оказывается, в смене “Д” есть и своя трудовая династия. Владимир Гришин, рассказывая о специфике работы горнового, ни словом не обмолвился, что на другой стороне печи те же самые действия и с таким же успехом выполняет его сын Андрей.
– Отец обслуживает фурменный пояс левой стороны печи и занимается сливом штейна, а я обслуживаю фурменный пояс правой стороны печи и сливаю шлак, – говорит Гришин-младший. – Труд по факту равнозначный. Но опыта у отца, конечно, больше. Обращаюсь за советом, когда необходимо. Однако и у меня за плечами уже 10 лет. Не скажу, что работать легко. Но у мужчины работа по определению должна быть тяжелой.
Наши герои не просто умеют укрощать огонь. Они ведут с ним диалог, определяя по цвету пламени, насколько он “здоровый”. Если какой-нибудь датчик может дать сбой и дезинформировать оператора, то зрение человека не обманет. Перекуры бывают на войне, а “горячая точка” производства к этому не располагает. Благодаря технологическим специализированным бригадам, таким как смена “Д”, ситуация всегда под контролем.
Контроль ослаблять нельзя
Притягивает и пугает
Роман Ряполов: “16 лет не могу насмотреться”
Начальник ПУ-1 Михаил Гуревич: “Металл нужно понимать”
Гришин-старший: “Главное – техника безопасности”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск