Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Не вырастить из сына свина
ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР
3 октября 2011 года, 15:21
Фото: Пресс-служба Норильской полиции
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
“Другого мира у вас не будет. Выживите в нем, ребята. Пожалуйста”. С такими словами обратились взрослые к подросткам – участникам круглого стола, посвященного профилактике правонарушений среди несовершеннолетних.
Круглый стол состоялся школе №29. Кроме учителей, учеников и их родителей на встречу пришли фельдшер-нарколог, социальный педагог, психолог и представители полиции, работающие с детьми. Можно было бы подумать, что это очередное мероприятие для галочки. Однако разговор получился содержательным и небесполезным.
На первый взгляд, к чему говорить о правонарушениях с вполне благополучными детьми и родителями? Но одна из главных мыслей, которую озвучила исполняющая обязанности начальника отдела по делам несовершеннолетних (ОДН) отдела полиции №1 Марина Комарова, – от беды не застрахован никто. Позиция “нашей семьи это не коснется, потому что такое просто невозможно” – неправильная.
Приводя примеры из своей практики, Марина Комарова не щадила родительских нервов. Она много лет работает с малолетними правонарушителями и знает, что простым советам родители часто, увы, не внемлют.

Линейка, учебник и три ириски

Вот одна из историй. В прошлом году два абсолютно положительных мальчика, из благополучных семей, сидели в компании. В разговоре кто-то походя оскорбил родителей их одноклассника. Молодые люди по-рыцарски решили заступиться за друга. И заступничество в какой-то момент вышло за рамки дозволенного.
– Сначала они три дня вымогали у обидчика деньги, – рассказывает Марина Комарова. – В итоге поколотили, отобрали у него линейку, учебник по алгебре и три конфетки “Миллер”. (Смех за столом.) Смешно? А в итоге – статья 161-я, часть 2 Уголовного кодекса: грабеж. Два года и шесть месяцев условно. И все! У мальчиков было блестящее будущее – теперь его нет. Они рыдали у нас в кабинете, когда получили такие сроки.
Один из мальчиков оканчивал девятый класс, другой – десятый. Будущее было четко спланировано: оба собирались поступать в уже выбранные вузы (один из них – военного профиля), родители купили квартиры в тех городах, где собирались учиться дети. Все эти планы в одночасье рухнули.
– Вы понимаете, что не в каждое высшее учебное заведение их теперь возьмут? – продолжает Марина Комарова. – Это касается всех военных и педагогических заведений, вузов МЧС, налоговой и так далее. А даже если и возьмут, они не смогут трудоустроиться: мы все проходим проверку при приеме на работу. Вам наверняка известно, что сейчас и педагогический состав в России, в том числе в Норильске, получает справки об отсутствии судимости. Без этой справки нельзя устроиться даже помощником воспитателя или уборщицей. В итоге один мальчик теперь учится в училище, другой поступил в институт на специальность, о которой совсем не мечтал. Из-за линейки, учебника и трех ирисок.

Слабое звено – родители

Инспекторы ОДН единодушны в том, что в профилактике правонарушений среди несовершеннолетних наименьшее участие принимают родители. Если не сказать, что не принимают вообще никакого, а то и провоцируют детей на преступления, сами того не подозревая.
– К сожалению, получается, что школа, полиция, социальные службы города стоят по одну сторону баррикад, а вы, как это ни странно, по другую, – обращаясь к представителям родительского комитета школы, говорит Марина Комарова. – Ребенок проводит в школе больше половины своего дневного времени. И педагоги видят больше, чем родители. Но когда говорят родителям, что на что-то нужно обратить внимание,  они не слышат. Когда я предупреждаю мам и пап в личной беседе, что ваш ребенок через два-три месяца сделает то-то, через полгода – то-то, а через год вы его уже не соберете в кучу никогда, он будет уходить из дома, совершать преступления, – нас не слышат. Я рада бы ошибаться, но на 98 процентов мои прогнозы сбываются.
Родителям привели еще один пример. Два года назад в одной из школ города на педсовете  рассматривали вопрос о девиантном поведении несовершеннолетнего ученика. Он жил в неполной семье, с одним папой.  Папа воспитанием сына почти не занимался. Его педагогическое воздействие на сына ограничивалось вопросами “Ты поел?” и “Ты уроки сделал?”. Потом отец устроил личную жизнь, в семье появилась женщина. И стала устанавливать правила и  предъявлять нормальные требования, которые есть в каждой нормальной семье. Например, вовремя ложиться спать и не сидеть ночами за компьютером.
Мальчик стал уходить из дома. Как подчеркивает Марина Комарова, детей, уже вышедших из-под контроля взрослых, зачастую поздно вразумлять и воспитывать:
– Где он был, когда не был в школе и не приходил домой? В подъезде, с такими же несовершеннолетними. Ведь рыбак рыбака видит издалека. Мы выяснили тогда с фельдшером-наркологом, что ребенок токсикоманит и пьет спиртное. Пригласили для беседы папу. Папа пришел и через три минуты сказал: шли бы вы все со своей службой. Ровно через три месяца вернулся к нам: “Помогите, что мне делать?” А с 30 августа ребенок находится в розыске (23 сентября парень был найден, но спустя несколько дней вновь ушел из дома. – Авт.). Мальчик совершает преступления, уходит из дома, оставлен на повторное обучение. С ним вообще никто сладу не может найти. Ситуация, которую мы прогнозировали два года назад, сбылась до мелочей, понимаете?
Инспекторы и педагоги понимают, почему их не слышат дети: юношеский максимализм, чувство протеста, “не учите меня жить”. Но почему точно так же рассуждают родители?
– Мы вновь и вновь сталкиваемся с тем, что в кругу “полиция – социальные службы – школа – родители” слабое звено всегда родители. Вот что обидно, – говорит Марина Комарова.
Сами родители согласились с тем, что многим из них не хватает элементарных знаний психологии и педагогики. А директор школы №29 Мадинат Караева добавила, что на местном телевидении хотя бы раз в месяц нужна специальная просветительская программа.

Психоактивные в ассортименте

Когда разговор перешел на тему наркотиков и алкоголя, фельдшер-нарколог Людмила Массова напомнила, что наша страна – один из мировых лидеров по потреблению спиртного на душу населения. Богатые питейные традиции не могут не сказываться на подрастающем поколении.
– Отчего дети начинают пить? Чаще всего это идет из семьи. Когда дети попадают в милицию за распитие спиртных напитков и оказываются в поле нашего зрения, в большинстве случаев выясняется, что первую рюмку алкоголя ребенок попробовал дома. Многие родители заблуждаются, полагая, что если окажут ребенку такое “доверие”, то у него не будет проблем с алкоголем. А на самом деле прививают ему алкогольные традиции. Даже если выпивают в меру и только по праздникам.
По словам Людмилы Массовой, детям физиологически противопоказано употребление спиртного, как и любых других психоактивных веществ (к которым, к слову, относится и никотин): человеческая психика и нервная система полностью формируются только к 25 годам.
– Мы понимаем, что вам трудно преодолеть свое природное любопытство. Но я всегда говорю детям и сейчас говорю вам: спиртного на ваш век хватит. Только, пожалуйста, вырастите, – обратилась к школьникам Марина Комарова.
Инспекторы знают, о чем говорят. В их практике достаточно примеров, когда опьянение приводило детей и к преступлениям, и к смерти. Например, 15-летняя девочка возвращалась с дискотеки. Была лютая зима, туман, ночь – трезвому-то сложно ориентироваться. Устала, села на снег отдохнуть. И замерзла в нескольких метрах от своего дома.
– Еще один случай – мальчика искали несколько месяцев, – рассказывает Марина Комарова. – Нашли, только когда начал таять снег, у гаражей. Тоже замерз, не дойдя до дома несколько десятков метров.
– На моей практике был случай, – продолжает Марина Комарова. – Несколько лет мы курировали подростка, он токсикоманил, мама наши предупреждения игнорировала. И вот поступает вызов: в одном из подъездов люди, уходя утром на работу, обнаружили тело мальчика. Мы выехали. Картина страшная, до сих пор перед глазами: он лежит в подъезде на полу, в одной руке пакетик, в другой баллончик и рядом стоит портфель. Я мальчика попросту не узнала, это было тело, обтянутое серо-зеленой кожей. Мы выяснили, кто это, только когда мой коллега открыл портфель и посмотрел дневник.
Наркологи отмечают, что сейчас повсеместно, не только в Норильске, наблюдается  рост токсикомании.
– Как правило, вы лучше взрослых знаете, кто из детей  употребляет токсические средства, – обратилась к подросткам Людмила Массова. – Не считайте, что вы совершите какую-то подлость по отношению к ним, если поставите в известность педагогов или хотя бы своих родителей. Тем самым вы поможете спасти чью-то жизнь. Ведь употребление токсических веществ не менее опасно, чем наркотиков. Они вызывают полнейшую деградацию личности, разрушают клетки нервной системы и головного мозга, ребенок теряет способность к обучению и, как следствие, интерес к учебе.
Дальнейшая поведенческая схема, увы, стандартна: у ребенка-токсикомана начинаются проблемы в школе и в семье, где от него требуют хорошо учиться. Он начинает уходить из дома. А потом, как правило, переходит на употребление более тяжелых наркотиков.
– Если, конечно, выживает, – добавляет Марина Комарова. – Употребление токсических веществ нередко вызывает удушье и кому.
Что касается употребления спиртных напитков, она отметила, что с начала учебного года пока не было доставленных в полицию подростков и массовых алкогольных отравлений, но вообще дети пьют начиная уже с пятого класса.
– Все праздники отмечают с алкоголем. А в День Победы, 9 мая, для подростков стало просто делом чести напиться. Самое удивительное, что родители часто это видят. Я спрашиваю: куда же вы смотрите? Ведь ребенок пришел домой пьяный. От него же пахнуть должно. Я всегда говорю: нюхайте своих детей. Вот прямо нюхайте, не стесняясь. А мне говорят: “Вы что, это же нарушение его прав личности и вмешательство в его личную жизнь”. Дескать, у ребенка должна быть своя территория, свое личное пространство.
На теме личного пространства, которое “должно быть” у ребенка, остановились отдельно.

Доверяй, но проверяй

– Я всегда удивляюсь: какое личное пространство?! Какая личная жизнь? – задается риторическим вопросом Марина Комарова, и с ней согласны многие педагоги. – Вы знаете, с кем общается ваш ребенок? Вы смотрите, какие картинки и видео у него в телефоне? Потому что, если посмотреть в телефон мальчика, а теперь уже, наверное, и девочки-подростка в возрасте 13 лет, – извините, уважаемые родители, но там одна порнография. О какой алгебре или физике он может думать? Конечно, он будет Машу Иванову за соседней партой щипать, потому что (опять-таки, извините, но это вы так одеваете своих девочек) у нее джинсы с низкой талией, кофточка заканчивается, едва начавшись, а из джинсов выглядывают ажурные трусы. Мы говорим это родителям. А они мне про “личное пространство” и “пока молодая, пусть показывает все, что можно показать”.
– Конечно, ребенком нужно заниматься, любить его, интересоваться его жизнью, – поделилась одна из мам, присутствовавших на круглом столе, Татьяна Крайнова. – Важно и контролировать его, но и дать понять, что он самостоятельная личность и несет ответственность за свои поступки не только перед родителями, но и перед окружающими. Понимать, например, что в школе надо выглядеть как в школе, а не как на дискотеке.
Подводя итоги круглого стола, все присутствовавшие отметили, что такие откровенные разговоры нужны и надо проводить их чаще. Уже в коридоре мы подошли к одному из школьников, которые были на встрече. И поинтересовались, есть ли, на его взгляд, польза от подобных встреч.
– Думаю, есть, – ответил молодой человек. – Когда рассказывали все эти жуткие истории, мы даже притихли. Конечно, всех детей это не убережет от тех же наркотиков или спиртного, но то, что в ситуации выбора многие теперь задумаются, это точно.

Телефоны доверия:

23-83-47 (с 9.00 до 18.00, кроме субботы и воскресенья) – консультанты психологической службы норильского центра внешкольной работы;
46-51-81 (круглосуточно, без выходных) – психологи службы профилактики наркомании отдела молодежной политики;
42-22-00 (с 9.00 до 20.00, кроме субботы и воскресенья) – психологи центра семьи “Норильский”;
8-800-200-01-22 и 8-800-350-01-50 (круглосуточно, без выходных) – детский телефон доверия.
0

Читайте также в этом номере:

Верить в мечту (Валентина ВАЧАЕВА)
Программные ремонты (Матвей БЕРЕЗКИН)
Дорогу беременным (Марина БУШУЕВА)
По минному полю (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск