Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Стал для нас маяком
ЮБИЛЕИ
1 февраля 2013 года, 13:28
Текст: Аркадий ВИНИЦКИЙ
Бывает, ночуешь зимой в избушке в тундре. С вечера натопишь печку – хоть дверь отворяй! Дрова веселые – сосновые, пихтовые. В печке все гудит, треск, из трубы искры летят. Красота! А ночью просыпаешься – прохладно. Кончились дрова, погас огонь, больше не греет.
А не поленишься перед поездкой, съездишь за угольком, подбросишь его с вечера в печь – и тепло всю ночь. Ровно горит уголь, без шума и треска. Иной раз через неплотно закрытую дверку в печи и огонька в ней не видать. Но горит уголь и греет избу всю ночь. Так, похоже, и с людьми бывает!
Жил со мной в общежитии №12 Николай Антонян. То ли в “Норильскснабе” работал, то ли где-то возле него. Хороший парень, но слабость была – прихвастнуть любил. И часто после работы, рассказывая о делах, упоминал фамилию Полищук. Мол, хвалит он Колю за старание, за успехи и выделяет его из остальной молодежи. И так парень об этом гордо говорил, что становилось понятно: Полищук – это фигура!
Высший пилотаж
Шло время, выпорхнули мы из общаги, из молодых специалистов в реальную жизнь. Меня назначили главным инженером строящегося завода минераловатных изделий.
Общаться приходилось с широким кругом специалистов – проектантами, механиками, энергетиками, работниками импортного отдела “Норильскснаба”. И все чаще и чаще в разговорах мне приходилось слышать фамилию Полищук, причем в смысле: вот он-то как раз все решит и во всем разберется. И стал я представлять себе этого человека таким здоровенным мужиком, шумным, резким, руки как лопаты, думалось мне.
И вот однажды в субботу, проснувшись позднее обычного, отправился я на родной объект. В движении маршрутных автобусов был перерыв, я доехал до завода железобетонных изделий, где работал до этого диспетчером. Шел большой бетон на стройку “Надежды”, водители бетоновозов меня знали. Я сел в первую же машину и, поблагодарив водителя, сошел на Надеждинском повороте, откуда до моего завода было немногим более километра. Не прошел и ста метров, как меня обогнала “Волга”, судя по номеру, комбинатская. Остановилась, просигналила. “Меня зовут”, – понял я и побежал к машине.
На переднем сиденье увидел Николая Викторовича Поппеля, на заднем сидел кто-то еще.
– Ты на завод? Садись, подвезем. А мы вот с Владимиром Ивановичем едем в Дудинку, хотим причалы посмотреть.
Пока мы ехали, они перекинулись парой слов, называя друг друга Колей и Володей.
В понедельник я рассказал своему директору об этом случае и спросил, кто же был второй пассажир.
– Опиши, – велел Герман Борисович.
Я описал, как запомнил пассажира:
– Некрупный такой мужичок, волос на голове не с избытком, бровки мохнатенькие, не улыбался.
– Так это же Полищук, – сказал Созаев.
Вот тебе и здоровенный мужик, руки как лопаты.
Завод заработал, стал строиться второй цех, потом третий. Контактов становилось все больше, все больше людей я узнавал. Приходилось слышать о Владимире Ивановиче от людей, с которыми подружился, которых по-братски полюбил, – Андрея Говорова, Эдуарда Степанцова, других ребят, но всегда в одном контексте: Владимир Иванович решил, Владимир Иванович продумал.
Приходилось и лично встречаться, но все больше на официозах либо в окружении других людей. И вот в этих ситуациях Полищук умел оставаться незаметным, не замыкал разговор на своей персоне, не брал на себя роль лидера. Со временем становилось понятно, что это он не специально, просто человек такой. Еще я не помню в то время его улыбающимся. Помню выражение лица – хмуроватое, слегка неодобрительное. Но помню и отношение к Полищуку его подчиненных – ровное, без экзальтации, уважение и абсолютная вера в него как руководителя. Сейчас я понимаю: это был высший пилотаж работника и руководителя. Красивый большой дорогой автомобиль, у него есть сверкающий кузов, хромированные колеса, горящие фары – все здорово, но главное, все-таки, ровно и уверенно работающий двигатель, который не столь заметен, как все остальное.
Идите к Владимиру Ивановичу
Завод оказался успешным, очень часто руководители комбината и города привозили к нам гостей. Но я не помню, чтобы к нам кого-нибудь привозил Полищук. Лишь однажды он и Владимир Петрович Механик привезли на завод Ксинтариса, заместителя председателя Госкомитета СССР по материально-техническому снабжению, фигуру национального масштаба.
Время шло, Владимир Иванович уехал в Москву. Должность называлась, по-моему, “начальник московской конторы “Норильскснаба”. Но по факту это было московское представительство Норильского комбината.
Начиналась перестройка. Трудно себе представить шквал проблем, налетевших на комбинат. И большая часть из них ударяла в первую очередь в московское представительство. Как выдержал все этот человек, известно только ему.
Времена были не из легких. Организация концерна “Норильский никель”, акционирование. Установление контакта с новыми властными структурами, с меняющимися как перчатки новыми лицами во власти, с федеральным правительством, с московским правительством, Верховным Советом! И все это сразу и сейчас!
Новое время требовало новых подходов. Много специалистов комбината переводились в Москву, в только что созданное РАО “Норильский никель”. Чужой город, нет знакомых, нет связей. Но зато был Владимир Иванович! Заболел сам – к Владимиру Ивановичу, заболел член семьи – к Владимиру Ивановичу. Негде жить, нужен детский сад, школа… Полищук, лауреат Государственной премии за успехи в реализации одного из самых масштабных проектов в истории Советского Союза, организатор материально-технического снабжения одного из самых крупных предприятий в мире, с той же ответственностью и с той же надежностью помогал всем.
Вот тут я и увидел, как он улыбается, особенно когда ободрял – мол, не волнуйся, все будет в порядке.
Как-то я встретился с Валентином Константиновичем Поляковым. Поговорили о том о сем. И вдруг он спрашивает:
– А что вы там с Абрамовым? Есть слух, что вы с ним решили сместить руководство комбината и занять его места – он вместо Филатова, а ты вместо Козакова.
– Константиныч, ты это серьезно?
– Абсолютно!
– Что делать? – думаю.
– Иди к Полищуку!
Пришел, рассказал. И слышу:
– Думаю, надо объясниться.
Я взмолился, мол, ни слухом ни духом. И я, и главный инженер комбината вполне нормальные люди, на учете в психдиспансере не состоим, не только затевать, а и подумать о подобном не можем! Выручайте, Владимир Иванович, какая-то тварь злой слух пустила. Задавите слух! Задавил слух Владимир Иванович!
Прошли годы, многие разлетелись, кто-то, к нашей общей горести, ушел. И Владимир Иванович взял на себя очередную нагрузку. Полищук стал для нас маяком, свет которого нас объединяет. Он трудится для сохранения нашей памяти, нашей общей истории. Он помнит про всех все, так спросит про твои семейные дела, что хочется ему все рассказать как близкому человеку.
И пусть так будет еще много-много лет!
Мемориальная доска Василию Ксинтарису во многом заслуга Полищука
0

Читайте также в этом номере:

Взрывные люди (Елена ПОПОВА)
Горожане ответили и ждут (Евгения СТОРОЖКО)
Повод блеснуть интеллектом (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Школьные годы чудесные (Владимир ЗАЙЦЕВ, первый заместитель директора Заполярного филиала – главный инженер)
Дорогая заправка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Надо действовать (Виктор ЦАРЕВ)
Тепло и ветренно (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск