Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
08:05 «Норникель» и «Атомфлот» договорились о стратегическом партнерстве
18:25 Владимир Потанин: «В ближайшие десять лет мы планируем вложить почти 2,5 триллиона рублей в наши проекты»
14:05 В Норильске некому вывозить строительный мусор
13:50 Бисерная радуга появилась в Хатанге
13:10 Заполярный филиал «Норникеля» перевыполнил план
Все новости
Стрелочники опять виноваты
ПРОБЛЕМА
2 октября 2008 года, 15:09
Фото: Сергей МОГЛОВЕЦ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Сразу на нескольких станциях Норильской железной дороги начиная с августа этого года проходят плановые отключения канализации, а также холодной и горячей воды. Меры эти носят не временный, а… необратимый характер. Теперь на станциях НЖД не будет душевых и туалетов, а питьевую воду железнодорожники должны будут привозить на смену в бидонах и ведрах.
Пить или не пить?
На станции Заводская, расположенной на Нулевом пикете, ниже Норильской обогатительной фабрики, журналисты «Заполярного вестника» уже бывали в марте этого года. Вместе с начальником участка кондукторского резерва цеха подвижного состава НЖД  Василием Гуцалюком, проводившим в подразделении плановую проверку состояния промышленной безопасности. Проверку станция прошла на отлично. Особенно порадовало идеальное состояние бытовки, туалетов, душевой, мест для отдыха и приема пищи. Составители поездов с гордостью показывали журналистам станцию.
– Работа у нас нелегкая, – рассказывал составитель Павел Богатырев. – Работаем при любых погодных условиях. Намерзнешься, перемажешься за смену, но есть где и погреться, и помыться, и отдохнуть. За бытовые условия, созданные на станции, хочется сказать спасибо.
Все изменилось в конце августа. На станцию прибыла бригада слесарей и обрезала подводку холодной воды. В течение недели была отключена и горячая вода, а также демонтированы унитаз в туалете и оборудование в душевой.
– Нам объяснили, – рассказывает составитель поездов Роман Колерт, – что у станции нет подключения к общей канализации и, следовательно, пользуясь туалетом и душем, а также питьевой водой из-под крана, железнодорожники отрицательно влияют на экологию промплощадки.
На Заводскую привезли два пластиковых бочонка – один для питьевой воды, другой для технической. Теперь по понедельникам и четвергам на станцию приходит водовозка и пополняет запасы. Что же касается туалета, то составителям поездов порекомендовали по большой и малой нужде ходить в ведро.
– А из ведра куда?
– Да хоть куда! Это уже никого не волнует.
Пока не наступили холода, уж простите за такую подробность, железнодорожники по нужде предпочитают ходить на улицу. Вряд ли что-то изменится и с приходом зимы. Руководство НЖД пообещало предоставить биотуалет, но каким образом это улучшит экологическую обстановку в районе станции Заводской, неясно. Дело в том, что женский персонал станции обеспечен мини-биотуалетом уже второй год. Как поступают с его содержимым по мере наполнения? Выливают под откос, куда и стекала раньше локальная канализация станции. Под откосом расположено достаточно большое озеро с техническими стоками. Несколько лет назад на нем драгами промывали породу.
Каждую смену на Заводской работают два составителя и дежурная по станции. Предположить, что таким составом они могут хоть как-то повлиять на экологию, не берусь. Не завод это со штатом в несколько сотен человек.
– Я не пью ту воду, которую привозит водовозка, – говорит дежурная по станции и по совместительству стрелочница Марьяна Унгурян. – Откуда я знаю, где ее набирали, как давно мыли цистерну. На каждую смену я приношу бутылку воды из дома. Так надежнее. А водой, которую привозят, мою пол, так как чистоту на станции мы обязаны поддерживать. У меня работа чище, а составителям теперь совсем плохо приходится. Когда разгружают руду на бункерной, возвращаются оттуда черные от пыли. Промокшие, продрогшие и еще в туалет вынуждены идти на улицу. Что будут женам объяснять, если заработают простатит? Уж если вы такие радетели за чистоту, оборудуйте станцию выгребной ямой! Но лишать людей возможности помыться и попить воды – неправильно.
Нововведения принесли работникам станции только новые неудобства и сложности. Таскают тяжеленные бочонки с водой, самостоятельно вываливают ведра и содержимое биотуалетов. Все равно все нечистоты попадают туда, куда попадали и раньше
 
У разноцветных ручьев
Станция Медная считалась на НЖД образцовой. Но и сюда на прошлой неделе докатились нововведения. По уже известному сценарию. Бригада слесарей, демонтаж унитазов, обрезка труб.
– Десять дней уже сидим без воды, – рассказывает дежурная по станции Зинаида Деревнина. – Сегодня наконец привезли нам ведра, ну… сами понимаете, для чего, и баки для воды. Воду пообещали завезти в четверг. Пока просим тепловозников привозить нам воду в пятилитровом бидоне. На чай хватает, а руки помыть – это уже роскошь. Ну а в туалет ходим на улицу. Зимой же у нас так переметает, что никакая водовозка к нам не доедет.
Промплощадка медного завода – не самое чистое место на земле. По определению. В десяти метрах от станции Медная стационарно протекает пара ручьев с технической водой. Даже специальный бетонный акведук проложен под железнодорожными путями. Борьба за уменьшение вредных промышленных выбросов в Норильске ведется. Со временем и эти ручьи исчезнут. А пока… Каким образом могут двенадцать человек (именно столько работает на станции – по четыре в дневную смену и по два в ночную) испортить общую экологическую картину на промплощадке? Для чего нужно было лишать железнодорожников нормальных бытовых условий?
За комментариями «ЗВ» обратился к главному энергетику НЖД Николаю Марченко.
– Эта работа проводится нами в рамках общероссийских природоохранных мероприятий. Сброс канализационных стоков на рельеф без постройки очистных сооружений запрещен. Мы приводим энергетическое хозяйство НЖД в соответствие с общими экологическими нормами. Предприятие не собирается выплачивать огромные штрафы за нарушение общих предписаний. Думаю, что недовольных нововведениями среди железнодорожников нет…  
 
Человек для канализации, или канализация для человека?
В мае в составе группы журналистов я сопровождал губернатора Красноярского края Александра Хлопонина в поездке по Таймыру. Губернатор касался разных вопросов. В частности, говорил с жителями Хатангского района о сельских школах. Там вопрос тоже упирался в канализацию и очистные сооружения. Если школы, даже расположенные в тундре, не оборудованы таковыми, то их эксплуатация запрещена – таковы российские нормы. А значит, большинство сельских школ на Таймыре нужно закрывать. Потому что для того, чтобы оборудовать здания на вечной мерзлоте отвечающей всем санитарным нормам канализацией нужны огромные средства и время. И если школы закрыть сейчас,  как того требуют нормы, то открыть их снова получится не через один год. Если вообще получится. Хлопонин тогда сказал, обращаясь к жителям:
– Нам с вами предстоит проделать общую  большую работу, чтобы убедить контролирующие организации в том, что в некоторых случаях, особенно если касаться районов Крайнего Севера, нужно делать исключения из правил.
Исключения делать надо. Если, конечно, во главу угла ставить интересы человека. Если работать не для галочки. И если, например, борьба с банями и жилыми домами в охранной зоне водохранилищ выглядит мероприятием более чем целесообразным, то ликвидация туалетов и душевых в промышленных зонах вызывает некоторые сомнения.
Умывальник железнодорожники сделами сами
Привозную воду на станции не пьют, а принсят свою
Помыться хотите? Недоступная роскошь
0

Читайте также в этом номере:

Служить России! (Александр СЕМЧЕНКОВ)
СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ (Анна ЦУРКАН)
Норильчане в облаках (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск