Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
В нужном месте в нужное время
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
2 ноября 2010 года, 16:12
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Одним из событий этого года стала состоявшаяся в октябре экологическая конференция, организованная Заполярным филиалом “Норильского никеля”. Активное участие в ней производственников и ученых-экологов позволяет говорить как минимум о двух обнадеживающих моментах. Впервые крупная промышленная корпорация открыто заявила о своих проблемах в области экологии, пригласила ученых к совместной работе и выразила готовность принять практические рекомендации.
Во-вторых, имея в активе ряд уже готовых к реализации проектов, “Норникель” обозначает конкретные сроки, когда эти проекты должны показать свою эффективность. Таким образом, решение экологической проблемы из области деклараций и демонстрации благих намерений переходит в практическую плоскость. Директор Заполярного филиала Евгений МУРАВЬЕВ подчеркивает при этом, что держит реализацию экологических планов на ежедневном личном контроле.
Несколько дней назад он защитил докторскую диссертацию по теме влияния предприятий на окружающие ландшафты. По оценке ученого совета МГУ, автором проведена большая комплексная работа, свидетельствующая об исключительно серьезном подходе к теме. “Таких работ давно не было, – отметил заместитель декана почвоведения МГУ Александр Владыченский. – Мало того что руководители вообще сегодня мало защищаются, но такая работа имеет особую научную и, что немаловажно, практическую ценность”.
В общем, все сошлось – в нужном месте в нужное время. Для Норильска, как известно, проблема влияния производства на окружающую среду – одна из наиболее актуальных. Об этом говорилось на экологической конференции, и с этого мы начали нашу беседу с директором ЗФ Евгением Муравьевым.
 
Экология:  профессионально и открыто
– Евгений Иванович, мы поздравляем вас с успешной защитой диссертации. Ее тема настолько близка Норильску, словно вы предугадали, что через время эти исследования очень пригодятся?
– Тема о влиянии предприятий на окружающие ландшафты действительно очень близка Норильску. Работа над диссертацией началась в 1997 году. В ее основу был положен комплексный подход, который включал всесторонний мониторинг, большую экспедиционную, опытную и расчетную работу. Это были интереснейшие десять лет, собран богатый материал, позволивший в итоге представить на рассмотрение совета диссертацию, в которой дается подробный анализ и оценивается влияние промышленных техногенных факторов не только на атмосферу, но и на почву, растения, микроорганизмы. Кроме того, предлагается методика комплексного восстановления, развития ландшафтов, испытывающих антропогенную нагрузку.
– В Норильске есть где применить такие методики.
– Предполагаю, что решение генерального директора компании пригласить меня на работу в Норильск не в последнюю очередь связано как раз с таким опытом работы и в экономической, и в экологической сфере. Сегодня у “Норильского никеля” есть четкие стратегические цели в области экологии и обязательства, которые мы публично подтвердили председателю правительства РФ. Компании не подходит позиция страуса, когда, спрятав голову в песок, проще всего делать вид, что ничего не происходит. Нет, мы реально сознаем проблемы, оцениваем и понимаем, что без их решения невозможно дальнейшее развитие ни города, ни комбината.
– Но просто понимать ведь недостаточно?
– Определенно. Необходимо что-то делать в постоянном режиме, иначе каждый день промедления будет оттягивать решение проблемы. Именно этого принципа мы придерживаемся. Многое, конечно, еще предстоит сделать, чтобы можно было говорить о кардинальном изменении ситуации. Технологию нужно менять годами, реализация проекта – от разработки идеи до ее воплощения в производстве – требует иногда пяти-семи, а то и десяти лет. Поэтому говорить, что за год мы совершим серьезный технологический прорыв, будет не верно. Но радует положительная динамика – каждый год шаг за шагом мы снижаем объем выбросов и последовательно стремимся на том или ином производственном переделе хоть чуть-чуть, но сократить нагрузку на окружающую среду. И в этом плане нам есть что предъявить: конкретные дела последних месяцев – это реконструкция закладочного комплекса на руднике “Комсомольский”, новая труба на никелевом заводе, установка фильтров на медном, системы замкнутого водооборота и многое другое. Шаг за шагом мы идем к заявленной цели.
– На этом фоне корректны ли жесткие постановки вопросов, прозвучавшие на конференции? “Почему не сделали, хотя декларировали?” – вам показались несправедливыми такие замечания?
– Несправедливость вижу лишь в том, что мы только сейчас начали говорить о проблемах. Конечно, утверждать, что никто ранее их не решал и у нас совсем все плохо, будет несправедливо. Динамика показывает: за десять лет объемы выбросов пыли и серы сократились в несколько раз. Так что есть основания, не кривя душой, сказать: да, стало лучше, чем было. Но мы можем и должны добиться большего, потому как хотим жить в нормальных условиях. Нам надо стремиться к этому. Помните Че Гевару? “Мы реалисты, но должны ставить перед собой амбициозные цели, иначе никогда ничего не достигнем”. Цели действительно должны быть амбициозные. А реалии уже внесут свои коррективы. Как, например, кризис внес коррективы в то, что декларировалось два-три года назад. И встал выбор: любой ценой исполнить обязательства или сократить людей, остановить часть производства. Я сейчас говорю об этом не в оправдание. Просто реалии действительно порой вносят серьезную корректировку. Но, уверен, все встанет на свои места.
– В таком случае, может, и рекультивацию земель рано или поздно удастся провести, хотя на конференции ей дали оценку как чрезвычайно сложному процессу?
– Это действительно очень трудная задача. Комплексная, затратная, но решаемая. Не за один год, конечно, но тем не менее. Есть опыт зарубежных ученых, который показывает, что в заполярных условиях, причем с учетом нагрузки, какую оказывают на ландшафты такие промышленные предприятия, как наш комбинат, восстановление земли возможно. В частности, есть уникальный опыт канадских ученых, думаю, он нам пригодится. Но самое важное в этом деле, пожалуй, другое. Важен общий настрой: если каждый будет понимать, что это сделать возможно, – мы это сделаем. Комбинату в одиночку проделать такую работу не под силу.
– Зато критиков, наверное, предостаточно?
– Надо адекватно оценивать заявления людей, которые склонны критиковать всех и вся и “рекомендуют” вовсе закрыть производство, чтобы вообще убрать нагрузку на природу. Вот это самая настоящая демагогия, которая не учитывает чьих-либо интересов – ни комбината, ни города, ни его жителей. Есть высказывания иного плана: пусть предприятия работают, но всю прибыль надо вкладывать в экологию. Это тоже невозможно, потому как ведет к ситуации, когда у предприятия не остается средств на развитие и, соответственно, не будет будущего. Тоже минус и для комбината, и для города в целом. В общем, что называется, из крайности в крайность. Чтобы таких метаний не было, важно осознание проблем и понимание того, что нужно сделать. И, конечно, важен план действий, который связан с экономическими показателями. Именно поэтому производство первично, первична прибыль предприятия, необходимая для решения социальных, экологических и других вопросов. В умении оптимально учитывать многообразие задач и заключается мастерство управления.
 
С пользой для дела
– В свете последних акционерных войн у многих норильчан возникли определенные опасения по части решения этих задач.

– Я искренне считаю, что в конечном итоге конфликт между акционерами пойдет на пользу компании. В чем? Судите сами. Появилась реальная угроза, и люди сплотились вокруг компании, понимая, что в худшем варианте события могут пойти по нежелательному пути. Мы привыкли сознавать, что комбинат незыблем, он гарантирует стабильную работу и представляет собой единое целое с городом. И вдруг обозначилась внешняя сила, имеющая свое понимание ситуации и желающая изменить ее не в лучшую сторону. То, что воспринималось как должное, вдруг потребовало нашей сплоченности и защиты. Общественность, депутатский корпус, администрация – все встали на защиту города. Ведь оскорбляли не только менеджмент компании, а всех тех, кто сегодня живет и работает здесь. Это один момент.
Второй, не менее важный, заключается в том, что и сам менеджмент, еще и еще раз проанализировав свои шаги, получил подтверждение, что он находится на правильном пути. И, что очень важно, получил поддержку в трудовых коллективах, среди жителей города. Поэтому то, что сегодня менеджмент по-другому смотрит на развитие компании, – это факт. Важно понимать, что и до конфликта мы работали по избранным приоритетам, но сегодняшний “Норильский никель” – это уже взгляд на проблемы еще более обоснованный и уверенный, в частности на технологическое перевооружение, развитие социальной сферы. И он мне представляется правильным.
– То есть, дискутируя, акционеры сыграли на пользу компании? Придали ускорение той же модернизации?
– Необходимость модернизации производства, в которую планируются серьезные инвестиции, объективно существует всегда. Без нее просто невозможно сохранять лидирующее положение на мировом рынке. То же самое можно сказать и о социальной сфере – нужны были новые качественные шаги, позволяющие решать вопросы мотивации и защиты персонала. И тогда компания по собственной инициативе запустила программу переселения. Пробить ее в совете директоров было тяжело, но когда к теме переселения был проявлен еще и интерес со стороны правительства, то вслед за ним появились и конкретные, документально закрепленные обязательства акционеров. То есть в дополнение к усилиям менеджмента сегодня есть и еще один серьезный карт-бланш – обязательства собственников. Что это означает? Вне зависимости от их планов по использованию прибыли теперь эти программы необходимо выполнять.
– Кризис, жаждущий собственник – к чему еще надо быть готовыми?
– Все то, что сегодня уже сделано в компании, в первую очередь продиктовано, конечно, экономической ситуацией. В любой, даже самой благоприятной ситуации сложно руководить большим коллективом. Но когда на дворе финансовый кризис, найти баланс между экономической целесообразностью и необходимостью на порядок сложнее. Так вот необходимость оптимизации расходов была продиктована кризисом, но при этом экономия была направлена на затраты, не связанные с социальной сферой. Даже в самый тяжелый момент в “Норильском никеле” не было массовых увольнений. Более того, в разгар кризиса в “Норникеле” пошли на 10-процентное повышение заработной платы. Определенные планы есть и на будущий год, и это при том, что преждевременно говорить об окончании кризиса. Идет вторая его фаза, хотя свет в конце тоннеля уже появился. Год назад такого понимания не было.
 
К созиданию
– Евгений Иванович, согласитесь, год выдался чрезвычайно насыщенный и неоднозначный? Какие события вы бы отметили как важные для компании, для города, для вас лично?

– Год действительно выдался необычный, но я бы не сказал, что он имеет негативную окраску. Скорее наоборот – очень торжественный, праздничный. Во-первых, ярким событием в жизни города стало 75-летие Норильского комбината, которого мы ждали и к которому готовились все вместе. Несомненно, это праздник всех норильчан, живущих и работающих сегодня в Норильске. И конечно, ветеранов. Тех, кто стоял у истоков создания города и комбината. Практически на протяжении всего юбилейного года мы старались воздать им должное, отдать дань памяти, вспомнить наиболее яркие страницы истории.
Как мне кажется, незабываемым, важным событием стал приезд в Норильск премьер-министра Владимира Путина, личности незаурядной, уже занявшей в истории России определенное место. Мне было очень приятно, когда на совещании он подробно и, откровенно скажу, с гордостью говорил о “Норильском никеле”, о роли компании в экономике страны. И это чувство гордости, как мне показалось, испытали все, кто связывает себя с комбинатом.
Лично для меня все те десять месяцев, что я уже прожил в Норильске, были яркими и насыщенными. Они пролетели очень быстро, может быть, потому, что жизнь здесь очень насыщенная, динамичная. Я впервые приехал в Норильск прошлым летом, увидел его ярким, солнечным и запоминающимся. Те 30 градусов тепла, что стояли тогда в Норильске, произвели на меня не меньшее впечатление, чем минус 53 с ветерком, встретившие меня уже в январе этого года. Но это маленькое отступление, а самое главное, что здесь интересно живется и остро ощущается дух сопричастности к большому, настоящему делу.
– С таким мироощущением вы наверняка встряхнули многих из своего окружения?
– Совсем недавно мой бывший коллега по комсомольской работе спросил: “Ну как тебе Норильск?” Совершенно искренне ответил ему, что десять лет работы в администрации Краснодарского края с удовольствием поменял бы на десять лет жизни в Норильске. Несмотря на наши климатические условия и объективные трудности, связанные с удаленностью от материка. Но комфортное житье в Краснодарском крае не сравнить с тем духом коллективизма, который здесь царит. В этом плане, как мне кажется, время не изменило город и людей.
– А многие старожилы как раз считают, что атмосфера Норильска уже не та.
– Конечно, если сравнивать, скажем, с комсомольскими временами, когда люди на одном энтузиазме города и заводы поднимали, то многое изменилось. Но дух единения, который сплотил город вокруг комбината, вокруг единой цели, как мне кажется, остался. Да и как иначе может быть в Норильске, который невозможно не полюбить при всей его неоднозначности? Я искренне горжусь тем, что здесь работаю. В Норильске живы традиции, которые нужно беречь и сохранять. И, наверное, создавать новые. Тогда город и комбинат будут жить.
– Мы надеемся, что праздник северных народов Большой аргиш тоже станет традицией и одним из ярких событий этого года.
– Он, кстати, очень хорошо укладывается в общую концепцию. Традиция, которую нужно сохранять. Искать новые площадки, задействовать больше пустующего – в культурном плане – городского пространства. Тогда и город будет по-другому восприниматься. И тогда люди, возвращаясь из отпуска даже после непродолжительного отсутствия, будут по-хорошему удивляться: а город не узнать. Признаться, для меня это была самая высокая оценка того, что мы уже успели сделать в части благоустройства Норильска. А ведь сделали пока малую толику того, что планируем. Я очень рассчитываю, что озеро Долгое получит завершенный вид и, может быть, даже станет одним из символов города, как скульптура “Девушка-геолог”. Должна быть память, которая живет вместе с нами, должны быть места памяти, связывающие поколения. Чем трепетнее мы будем сохранять самобытное лицо города, тем краше он будет. В Норильске есть что сохранять и оберегать. Дело это непростое, дорогое, но необходимое.
– Исторические здания на Ленинском после ремонта выглядят роскошно, но чем дальше от центра, тем плачевнее вид. Что делать?
– Стремление к тому, чтобы стараться сделать еще больше, должно присутствовать всегда. В этом плане я остаюсь человеком неудовлетворенным. Та часть города, которую уже отремонтировали, оставляет приятное впечатление – чисто, свежо. И мы вместе с городской властью будем стремиться к тому, чтобы весь город был таким – план благоустройства это предусматривает. А то, что сделать нужно очень многое, понятно всем. Причем начинать надо с аэропорта, с трассы, по обочинам которой тоннами “красуется” металлолом. Я такого количества в жизни не видел. Мы вывезли оттуда 700 машин металлолома. И это только начало, работы полно, копни только. Но уже сейчас аэропорт выглядит совсем иначе, чем полгода назад. А как было неловко, когда один из гостей во время визита в Норильск заметил: “Да здесь “Сталкер” снимать можно”. Самое обидное, что ведь столько к тому времени сделали, причем не в ожидании визита высокого лица или накануне праздника. Просто эту работу нужно делать, всем вместе за дело браться – один человек может только завести, но остальные должны поддержать. И не будет тогда непонимания: вот, мол, Муравьев придумал каждую неделю на субботник, кому оно надо. Понятно, с нежеланием многие идут, но уходят удовлетворенные результатами своего труда, духом коллективизма пропитавшись. Так, между прочим, и психология формируется: чисто там, где не мусорят.
– К сожалению, такая психология не всем гражданам пока присуща.
– Значит, надо снова и снова убирать, делать, строить – и во второй, и в третий, и в четвертый раз. В пятый, есть шанс, уже не намусорят. Люди же, в конце концов. А культуру надо прививать. Если мы с вами возьмемся за дело сообща, то дух Норильска, я уверен, получит новый импульс.
– Спустя практически год скорректировались ли каким-то образом задачи, которые вы перед собой ставили? С чем мы идем в 2011-й?
– У нас еще много дел, но есть одно изменение, которое для меня существенно. Когда я ехал в Норильск, компания работала в условиях кризисного управления. Сегодня, еще и года не прошло, мы уже переходим от кризисного режима к созидательному. На мой взгляд, это достаточно важное достижение. 2010 год мы проработали под фундамент этого созидания – наступает период развития. 2011-й, мне кажется, должен стать годом активных действий, серьезных уже не проектов, а их практической реализации. Формируя бюджет следующего года, мы говорим о серьезных инвестициях в развитие производства, экологию, социальные проекты. И наши планы развития обязывают нас работать еще лучше.
 
Беседовала Вера КАЛАБЕКОВА
0

Читайте также в этом номере:

Педагогический феномен (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Лечим зубы on-line (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Край программу утвердил (Евгения СТОРОЖКО)
К зиме готовы (Ален БУРНАШЕВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск