Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Война и мир полковника Маслова
ГОСТЬ “ЗВ”
13 октября 2011 года, 14:22
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
У Геннадия Маслова две государственные награды: медаль “За боевые заслуги” и орден “За службу Родине в Вооруженных силах”. Обе он получил за исполнение служебного долга в Республике Афганистан. Корреспонденты “ЗВ”  встретились с новым начальником норильской полиции, чтобы поговорить о его прежней службе и нынешней работе, об отношении к Норильску и немного о личном.
– После школы вы поступили в командно-инженерное училище ракетных войск. Это дань семейной династии?
– Династии нет. Мои родители никак не связаны с военным делом. Просто любой юноша в возрасте 16–17 лет пытается найти себя в жизни. В то время, в начале 80-х, служба в Вооруженных силах пользовалась большим авторитетом, служение Отечеству и своему народу было почетным. А мне, конечно же, хотелось быть достойным гражданином своей страны. Поэтому после школы я так и определил свою жизнь. Ближайшее военное учебное заведение было в Казани – Высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск имени маршала артиллерии Чистякова.
– После его окончания в 1988 году вас направили для прохождения службы в Вооруженные силы. Где служили?
– В различных регионах тогда еще Советского Союза. В Туркменской ССР, Новосибирске, на Дальнем Востоке в Амурской области, в Республике Афганистан. В 1994-м уволен из Вооруженных сил. Тогда была массовая реформа, ракетные войска тоже попали под сокращение.
– Каким образом вы оказались в милиции?
– С учетом того, что в начале жизненного пути я посвятил себя служению Отечеству, решил выбрать смежную профессию. Ведь у службы в Вооруженных силах и службы в органах внутренних дел есть много общего. Военнослужащие стоят на защите государства от внешних врагов. А  милиция – на защите добросовестных граждан в своей стране от нарушителей закона.
– В 2001 году вы окончили Юридический институт МВД России, а сейчас учитесь в Академии управления МВД…
– Да, в определенный момент я почувствовал, что образования недостаточно, и решил повысить образовательный уровень в Академии управления МВД России. Поступил туда в 2010 году, первый курс окончил очно. Но потом мне предложили должность здесь, в Норильске, и я перешел на заочную форму.

Имидж профессии

– Многие считают, что престиж Российской армии и милиции, то есть теперь уже полиции, утерян. Вы согласны?
– Сейчас роль Вооруженных сил возрастает. Было время, когда престиж действительно был утерян. Не стало социальных гарантий, сокращали штаты, многие молодые офицеры вынуждены были увольняться и находить себя в других отраслях. Это, конечно, не поднимало авторитет армии. Но в последнее время на армию тратятся большие средства, отношение к Вооруженным силам со стороны государства и, как следствие, общества стало лучше. То же самое можно сказать о правоохранительных органах.
– Вы полагаете, отношение общества к полиции изменилось?
– Полагаю, что позитивные направления наметились. Государство обратило внимание на правоохранительные органы, это отражается и Федеральным законом “О полиции”, который был принят 7 февраля.
– А как вы относитесь к переименованию милиции в полицию?
– Поначалу даже сложно было представляться. Сейчас уже привык.
– Вы начинали свою послевоенную  карьеру  в ОВД Козловского района старшим инспектором боевой, служебной и физической подготовки кадров. В чем заключалась эта работа?
– Эта должность была введена как раз в то время, когда я пришел на службу в органы внутренних дел, в начале 1994 года. Мне было 28 лет. Вы помните, тогда набирал силу конфликт на Северном Кавказе. Необходимо было обучать личный состав действиям в условиях, связанных с применением оружия. То есть основная задача инспекторов боевой, служебной и физической подготовки заключалась в том, чтобы обучать личный состав действиям в нестандартных и экстремальных ситуациях. Комплекс занятий включал в себя не только огневую и физическую, но и морально-психологическую подготовку.

Афганский опыт

– Кстати, о морально-психологической подготовке. Вы выполняли боевые задачи в Республике Афганистан…
– Да, я проходил там службу. Вы знаете, что 1989-й – год вывода советских войск из Афганистана. Тогда решением правительства в республику был командирован мобильный оперативный отряд, который позволил без потерь вывести наши войска. Мы непосредственно обеспечивали свободный проход техники и людей через приграничные территории и горные перевалы, выполняли задачи по уничтожению боевых сил противника.
– Вас не коснулось то, что сейчас называют “афганским синдромом”?
– Выполнение боевых задач действительно сказывается на психике многих военных, и приходится себя восстанавливать. Но одно дело – человек, который служит в Вооруженных силах после окончания школы, и совсем другое – офицеры, которые пять лет учились в высшем военном учебном заведении. Мы морально и психологически уже были готовы ко многим ситуациям. Так что,  полагаю, сильной деформации моя психика не подверглась. Хотя были, конечно, скажем так, волнительные моменты.
– Работа в должности инспектора боевой подготовки была похожа на то, чем вы занимались в армии?
– Да. Из Вооруженных сил я уволился в должности заместителя командира батареи. Конечно, у меня были навыки обучения личного состава. Ведь что такое командир? Это прежде всего воспитатель, человек, который с утра до вечера находится с личным составом, от утреннего подъема, физзарядки, проведения занятий по строевой подготовке, учений различного рода до вечернего отбоя.
– Не приходилось сталкиваться с негативными эмоциями в свой адрес? Командиров, как известно, недолюбливают.
– Бывало, что и приходилось. Но это было в период адаптации и становления в коллективах. В последующем люди уже понимали, что строгий дисциплинарный подход в итоге приводит к правильному выполнению задач и помогает сохранить  морально-психологическое состояние не только на службе, но и в семьях. До Норильска я проходил службу в разных подразделениях МВД в Чувашии. И в  коллективах, в которых я работал, не было потерь личного состава, не было слез близких. Это меня вдохновляет.

Норильск: за и против

– Вы вступили в должность начальника норильской полиции 14 июля нынешнего года. Что вы знали о Норильске до того, как приехали сюда?
– Слышал немного: что это город на Крайнем Севере и там находится известный всему миру горно-металлургический комбинат, который является очень значимым для нашего государства. В остальном было поверхностное представление. Перед приездом нашел в Интернете документальные фильмы о Норильске, посмотрел.
– Когда приехали сюда из Чебоксар, где жара под плюс тридцать и буйство красок, в ужас не пришли?
– Этот вопрос мне здесь уже не раз задавали (смеется). Однозначно могу сказать, что мои представления о Норильске были хуже, чем то, что я реально увидел. Когда узнал, что для дальнейшего прохождения службы меня назначают сюда, постарался встретиться с людьми, которые жили и работали в Норильске много лет. Хочу сказать, что все, с кем я общался и у кого спрашивал мнения, правильно ли я поступаю, что еду в Норильск, однозначно говорили, что это верное решение, надо ехать и это интересно.
Видел в их глазах радость от воспоминаний. Поэтому ехал сюда с легкой душой. И город мне понравился…
– Ну, вы еще зиму не видели.
– О ней мне тоже говорили. У норильчан к этому сезону  разное отношение. Например, мой водитель с такими радостными эмоциями  рассказывает о зиме, что мне кажется, я тоже зиму полюблю. Да и не привыкать мне к перепадам температур. В свое время я служил в Туркмении, где летом от жары зашкаливал стандартный цилиндрический термометр, он показывал выше плюс 45 в тени. А вот в Чебоксарах зимой бывает и минус 40. Получается, лейтенантом я начинал службу там, где очень жарко и зимы практически не бывает. Сейчас вот попал туда, где практически не бывает лета (смеется).
– А как вам полярный день? Биологические часы не сбивались?
– Я впервые столкнулся с таким удивительным явлением природы. Действительно, раньше окончание рабочего дня обуславливалось тем, что за окном темнеет. А тут смотришь – светло, еще рано отдыхать.

Есть только миг

– Как составлен ваш рабочий график?
– Стараюсь построить его таким образом, чтобы познакомиться с городом, с местами расположения отделов полиции, чтобы лично посмотреть, в каких условиях работают наши подразделения. И не проходит дня, чтобы я не познакомился с кем-нибудь из местных руководителей, с кем-то не пообщался и не изучил дополнительно что-то новое.
– Вы уже провели несколько личных приемов граждан. С какими проблемами обращаются норильчане?
– Много сообщений, связанных с употреблением наркотиков, а именно дезоморфина, или так называемого “крокодила”. Этим обращают на себя внимание и наши оперативные сводки. В Норильске высокая смертность молодежи. Я всегда отмечаю для себя  год рождения, когда по сводкам проходит, что кто-то скончался. Если в Чебоксарах в сводках фигурируют в основном пожилые люди, то здесь, например, 1971 года рождения или 1984-го… Это настораживает.
– Какой вы видите свою дальнейшую карьеру?
– Когда поступил в военное училище, хотел дослужиться как минимум до полковника. Это были такие юношеские, лейтенантские мечты. Сейчас стараюсь не загадывать, а просто честно делать работу, которую мне поручают, не подводить своих руководителей. А дальше – как в песне из фильма “Земля Санникова”: “Есть только миг, за него и держись”.
– А ваш “миг” в Норильске – это все-таки примерно сколько?
– Я, как уже говорил, общался с бывшими жителями Норильска. Многие  приехали сюда и планировали поработать несколько лет, а остались на десятилетия, зацепились. Так что не исключаю, что это может произойти и со мной. Но мы люди в погонах. Люди, которые служат по приказу. Будут приказы – будем думать и выбирать. Хотя в моей службе все предложения, которые были, я принимал.
– Эти предложения вели вверх по служебной лестнице?
– Да, по нарастающей.
– Вы согласны, что для успешной карьеры кроме личных желаний должно быть еще и удачное стечение обстоятельств?
– Сложно сказать. У всех по-разному складывается. Я благодарен судьбе, что у меня есть брат и сестра, которые сейчас живут в Чебоксарах и находятся рядом с матерью. Она уже в таком возрасте, когда за ней нужен уход. Если бы никого не было, не было бы возможности сюда приехать. Было бы просто по-человечески невозможно принять такое решение и оставить ее одну.
– Вы приехали с семьей. Расскажите немного о ней.
– У меня две дочери. Старшая, Людмила, учится в Нижнем Новгороде на шестом курсе Нижегородской медицинской академии. Младшая, Елизавета, в этом году пошла в шестой класс. Учится в одной из норильских гимназий. Жена Елена тоже работает в системе МВД, она подполковник полиции. Сейчас служит в отделе вневедомственной охраны по городу Норильску.

Блиц-интервью

– Чем любите заниматься в свободное время?
– Свободного времени в Норильске у меня еще не было. Приезжаю домой  после 23 часов, в 7 утра уезжаю. Должность ответственная, объем работы большой. Надо вникать, изучать, двигаться, ставить перед собой какие-то цели и их достигать.
– Любимый стиль в одежде.
– Классический.
– Любимое блюдо.
– Как любой мужчина, я люблю поесть. И сам готовлю. Фирменное блюдо (теща научила) – пельмени по-амурски. Их готовят в горшочках в духовке. Надо нарезать печень кубиками, добавить специи, сварить бульон и в него положить пельмени. Сверху закрыть горшочек тестом вместо крышки, поставить в духовку.
– Последний фильм, который вас впечатлил.
– “Тарас Бульба”. К нему у зрителей было спорное отношение, но художественный фильм, думаю, не стоит рассматривать в контексте исторической достоверности. История не точная наука. А силу характеров режиссер передал прекрасно.
– Последняя книга, которую прочитали.
– “Царь-рыба” Виктора Астафьева.
– Если бы вы не стали военным и полицейским, то кем бы были?
– Уважаю профессию строителя. Если бы я не попал в военное училище, то пошел бы в вуз со строительным уклоном. Я с юношеских лет строил – беседки, баню на дачном участке, старую печь сам переложил.
– Главное человеческое качество, по-вашему.
– Самообладание. Очень много ситуаций в жизни, которые выводят человека из положения равновесия, и трудно справиться с аффектом. И второе – чувство ответственности. Перед семьей, родителями, вообще перед обществом.
– А профессиональное?
– Компетентность. И целеустремленность. Нельзя успокаиваться на достигнутом профессиональном уровне, надо постоянно развиваться, двигаться вперед.
– Приходилось ли вам поступаться человеческими качествами в угоду профессиональным или наоборот?
– Это сложный вопрос. Философски можно долго рассуждать, что является сделкой с самим собой и что важнее – профессиональный долг или человечность. Но у меня никогда не было сомнений, когда я стоял перед выбором, потому что принимал то или иное решение с учетом еще одного понятия – целеустремленность.
0

Читайте также в этом номере:

Один раз отрежь (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Дальний умысел (Лариса ФЕДИШИНА)
Балкон: жизнь на кон? (Елена ПОПОВА)
Не параллельно (Валентина ВАЧАЕВА)
Все медалисты (Лариса ФЕДИШИНА)
Чудо возможно (Юлия КОХ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск