Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
09:05 Пятеро норильских водителей на прошлой неделе оштрафованы на основании видеозаписей нарушений в соцсетях
09:05 В субботу пройдет первый норильский турнир по текболу
08:05 В Норильск прилетели уличные художники
15:05 Управляющим компаниям города поручили усиленно бороться с грызунами
14:10 Путешественники из Воронежа отправились на Диксон
Все новости
Жизненные узоры Евдокии Ждановой
21 июня – день медицинского работника
18 июня 2009 года, 12:33
Фото: Иван СТВОЛОВ
Текст: Инна ШВОРАК
Вы никогда не поверите, сколько ей лет. Никто не верит. Она тоже. Вернее, не ощущает бремени возраста, признаваясь спокойно и без всякого смущения: «Мне ведь уже за 70…»
Услышав это признание, исподволь начинаешь искать признаки почтенного возраста, вглядываешься в лицо, фигуру, вслушиваешься в речь, пытаясь выловить старческие если не жалобы, то хотя бы интонации. Ну и где же эти 73 года? В иронично изогнутой брови, смешливом взгляде, в лице, где морщины, кажется, должны были образовать целый рисунок, но присутствуют только эпизодическим мазком? В этой высокой, стройной фигуре, облаченной в белый докторский халат и буквально летящей по коридору поликлиники?
 
«Есть женщины в русских селеньях…»
Нет, не может быть. Но она же сама сказала... И снова, отказываясь верить глазам и ушам, начинаешь рассматривать эту удивительную женщину. Красивая. Из тех, которые нравятся мужчинам: с яркими голубыми глазами, ухоженными руками и неброским макияжем. Есть еще что-то, что тянет к ней, помимо внешней красоты. Какая-то внутренняя энергия, которая привлекает с первого знакомства и заставляет доверять как врачу и как человеку. Да и имя у нее не как у всех, а исконно русское – Евдокия. Это звукосочетание извлекает из глубин сознания школьное «Есть женщины в русских селеньях…» и сливается с некрасовской фразой так тесно, что и сомневаться не приходится: это написано именно про нее.
Родом она и правда из деревни в Красноярском крае, куда партия послала ее отца, белорусского коммуниста, поднимать захудалый колхоз. Вот только он не один приехал, а с шестью детьми мал мала меньше и без жены – умерла молодой. Мужчина был видный, так что не побоялась молодая сибирячка пойти за вдовца с таким довеском. Вскоре и своих двоих детишек родили, и колхоз в передовики вывели. «Только война началась, ушел тятя на фронт и не вернулся», – Евдокия Дмитриевна задумывается, вспоминая детство и послевоенную юность. Как в школу семь километров босиком до самых заморозков бегала, как в приехала поступать в красноярский мединститут в лаптях и домотканой паневе, как мужа своего там же, в мединституте, встретила, как по распределению приехали молодые врачи в Норильск. Ее биография, как полотно, тканное руками матери: только изредка вплетается в суровые нити цветной вышитый узор.
И что заставило красивую женщину выбрать чисто мужскую врачебную специализацию – уролог? И не просто клиницист, а хирург! Полторы тысячи операций – и ни одного летального исхода.
 
Вот такая она!
Профессиональный путь доктора Ждановой состоит из нескольких этапов. Первый из них – городская больница: длинные дежурства из-за нехватки врачей, хирургическая практика. Помимо этого она занимается медицинской профилактикой, читая лекции на предприятиях и в поликлиниках, готовит врачей-интернов и пишет статьи в журналы. Эта насыщенная деятельность не оставляет времени для личной жизни. Как только дочь поступает в институт, из семьи уходит муж, устав отвоевывать жену у работы. Теперь в ее жизни остается одна страсть и любовь – работа. Другой мужчина так и не появился в ее жизни, несмотря на красоту и большие возможности. Талантливая женщина оказалась однолюбкой.
Приходилось бывать и в многочисленных командировках, и на симпозиумах за рубежом. Правда, в какой-то момент захотелось все бросить и разом «выключить» чересчур активную жизнь. Наверное, это было то, что называют «эмоциональным выгоранием». Бросила. Уехала в Подмосковье, поближе к дочери, в свою однокомнатную квартирку. Пыталась жить как все пенсионеры: солила капусту, закатывала помидоры, варила варенье целых два года, отчаянно скучая без работы. И поэтому, когда Джонсон Хагажеев предложил ей вернуться в Норильск и возглавить профилакторий «Валек», ни дня не раздумывая, приняла предложение. Пришлось осваивать новую профессию руководителя. Вскоре она разбиралась во всех нюансах управления и корпоративной политики так, словно всю жизнь этим занималась.
Много ли вы знаете людей, которые самоотверженно отдают себя делу, которые энтузиазмом зажигают других? Мы и слово-то «энтузиазм» забыли, оно стало архаизмом советской эпохи. Однако архаизмом Евдокию Жданову никак не назовешь.
Когда профилакторий закрыли, думали, уедет, наконец, Жданова. Она собиралась, но так и не уехала. Горздрав посетовал, что урологов в Норильске катастрофически не хватает: молодые врачи не хотят ехать в далекую и холодную провинцию. Вот и сейчас доктор Жданова продолжает работу в поликлинике. И я уже не удивляюсь, узнав, что дочь Евдокии Дмитриевны стала врачом. И две внучки тоже.
…Я видела ее в белом халате и в вечернем открытом платье, в бахилах и в изящных туфлях на шпильке, в директорском кресле и у кухонной плиты. Для нее работа и ее больные – это жизнь. Вот такая она – почетный гражданин города, Врач  и Человек с большой буквы.
0

Читайте также в этом номере:

Восход «Северной звезды» (Матвей БЕРЕЗКИН)
У каждого своя роль (Андрей СОЛДАКОВ)
Летняя навигация началась (Андрей СОЛДАКОВ)
А ведь мы тоже люди (Елена ПОПОВА)
Поддай газку (Ян ГЕРГОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск