Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Золотые металлисты
Актуальное интервью
28 октября 2010 года, 13:35
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Кражи металлов в России остаются одним из распространенных видов хищений.  Больше всего их совершается в городах, где есть металлургическое производство.
В этом году сотрудники службы по борьбе с экономическими преступлениями норильского УВД обнаружили и вернули на предприятия Заполярного филиала 23,5 тонны похищенной продукции на сумму 11,3 миллиона рублей (для сравнения: в прошлом году – на сумму 8,2 миллиона). Начальник ОБЭП Алексей Щербинин говорит, что кражи цветных металлов относятся к тяжким преступлениям.
– Процентов на семьдесят это “неочевидные” преступления. Не так сложно бывает обнаружить похищенный металл, как установить его принадлежность и лиц, совершивших хищение. Бывает, по два года уходит на раскрытие преступления. В прошлом году, например, было два уголовных дела, одно из которых перешло с 2008 года. Это если говорить о “неочевидных” преступлениях, которые мы раскрыли и по которым установили причастных к ним лиц.  В этом году выявлено одно преступление по статье 191 УК РФ (незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга). Скоро будет возбуждено второе уголовное дело по этой же статье.
– Что чаще воруют?
– То, что подороже, то есть материалы, содержащие цветные и драгоценные металлы, шлам. Это может быть все, что угодно: от запчастей для машин до любой продукции Заполярного филиала. Был случай, когда вывезли с предприятия несколько катушек кабеля.
 
Воровать стало сложно
– Каким образом похищают металл?

– Способы бывают разные, кто как ухитряется. Кто в карман положил, кто через забор перекинул. Конечно, бухту кабеля в карман не положишь – делают фиктивные документы, по которым вывозят металлосодержащие изделия за пределы предприятия.
У нас стоят посты на Купце и в Алыкеле, на которых нередко милиция задерживает автомобили, пытающиеся провезти металлосодержащие изделия по фиктивным документам. В прошлом году был случай: материально ответственные лица одного из предприятий получали новые запчасти для экскаваторов, тут же их списывали как якобы установленные на технику и продавали для дальнейшего вывоза за пределы Норильска. Работали вдвоем.
– Считается, что незаконным оборотом цветных металлов часто занимаются не в одиночку...
– Я не стал бы говорить сегодня об организованной преступности в этой сфере. В основном нынешние преступники действуют поодиночке или небольшими “одноразовыми” группами по предварительному сговору – допустим, один списывает, другой продает. Об организованных преступных группировках говорить не приходится, потому что в последнее время воровать металл стало сложнее – слишком много контроля. Раньше ведь не было повсеместно сигнализаций и систем видеонаблюдения. Кроме того, милиция тесно сотрудничает с департаментом безопасности Заполярного филиала. Плюс действуют и психологические факторы – например, страх перед уголовной ответственностью: кто-то услышал, что где-то кого-то задержали, – и бросил начатое на полдороге, задумался, стоит ли этим заниматься.
– А какая грозит уголовная ответственность?
– По той же 191-й статье максимальный срок наказания – до семи лет лишения свободы.
 
Под контролем
– Милиция работает по оперативной информации или ваши сотрудники сами ищут “бесхозный” металл?

– По-разному. Осматриваем территории, поступают сообщения от жителей Норильска о том, что в таком-то месте железки какие-то лежат. Приезжает следственно-оперативная группа, начинаем выяснять, какому предприятию может принадлежать продукция, похищена она или незаконно списана… А вот кто похитил, установить бывает сложно. Даже если в помещении обнаружили, может выясниться, что хозяин сдал его в аренду, арендатор – в субаренду, и приходится долго устанавливать, кто туда принес этот металл.
– Вы контролируете работу пунктов приема металлолома?
– Конечно. В Кодексе об административных правонарушениях есть статья 14.1 – осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии).
Мы не только проверяем лицензии. В нашем присутствии загружают и пломбируют  контейнеры, весь процесс загрузки проходит под нашим контролем и записывается на видеокамеру. Раньше в Норильске было около 30 пунктов приема металлического лома, теперь их гораздо меньше – пять-шесть. Сейчас металл подешевел, возникают трудности с его  вывозом.
– Приходится сталкиваться с неадекватными реакциями во время проверок или задержаний?
– Бывает. Наши ребята выезжают с физподдержкой, то есть с СОБРом, если предполагается, что нам могут оказать сопротивление. Например, если человек ранее судим или мы полагаем, что у него есть оружие. Или вот был случай: чтобы зафиксировать факт незаконной продажи, мы покупали запчасти у работника одного предприятия. Потом он пытался скрыться от нас на “Волге” и сбил нашего сотрудника. К счастью, сотрудник не сильно пострадал. А жулика мы  задержали.
Сложно бывает найти не металл, а того, кто его украл
Часто похищенную продукцию находят в подсобных помещениях
0

Читайте также в этом номере:

Много вкусного (Ален БУРНАШЕВ)
Без убытка (Виктор ЦАРЕВ)
До встречи в суде? (Лариса ФЕДИШИНА)
Люди одной земли (Ольга Литвиненко)
Они не проедут! (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск