Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Актеры правильного кино
22 декабря 2008 года, 13:31
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
Наш город известные артисты театра и кино Владислав Галкин и Андрей Панин посетили впервые.
– Не представлялось возможности, – с некоторым сожалением признался Галкин и добавил: – Но не раз хотелось.
– А еще, по секрету, – заговорщицки добавил Панин, – отказываться от «Полярного рождества» в нашей среде считается дурным тоном.
На встречу с горожанами в кинотеатр «Родина» актеры пришли в приподнятом настроении. Мрак, встретивший гостей на взлетно-посадочной полосе, на подъезде к Норильску  отступил. «Это не в нашу ли честь такая иллюминация?» – даже подумали актеры, въезжая в разукрашенный огнями город. Где ты, полярная ночь?
– Столько всевозможных украшений и праздничных, по-видимому, уже новогодних огней мы не то чтобы никогда не видели, но ни в коем случае не ожидали встретить в полярном Норильске, – признался актер Галкин.
В зале ждали улыбающиеся норильчане, давно знающие и любящие актеров. На встречу с самым известным «дальнобойщиком» России Владиславом Галкиным и режиссером скандального «Внука Гагарина» Андреем Паниным собрались те, кто считает их «самыми правильными мужиками» отечественного кинематографа. Панин и Галкин давно знакомы. Между ними дружеские отношения, позволяющие как угодно шутить и в любых формах критиковать друг друга.
 
Мир сошел с ума
Вопросы актерам задавали разные. Некоторые, наверное, правильнее было бы адресовать министру культуры или директору «Мосфильма». Но русские мачо на экране – они и в жизни без затруднений парировали каждый выпад.
– Отразился ли финансовый кризис на кино и каковы прогнозы развития отечественного кинематографа?
– Мы все сошли с ума, – после секундной паузы восклицает Галкин. – Вы тоже уже про кризис знаете? (В аудитории раздается смех.) Если серьезно, то вокруг этой темы возникает невероятное количество разговоров, и мне кажется, несколько незаслуженно. Да, какое-то влияние, несомненно, есть. Об этом можно судить по простому факту. Первый канал, который к концу лета обычно заканчивает монтаж рекламных видеороликов и принимает заявки на будущий год, на текущий момент даже не определил стоимость своего эфирного времени. Но вообще, не думаю, что происходящему стоит придавать большое значение. Говорить о том, чего еще в полной мере не произошло, – это зазывать беду. Давайте лучше поговорим о самом кино, раз уж мы актеры. Андрей, кстати, тоже в кино снимается. Я его даже видел пару раз. (Смех в зале.)
 
Сало в шоколаде
– В России могут снимать конкурентоспособное кино? – очередной вопрос Галкину.

– Мне большой проблемой отечественных фильмов представляется отсутствие жанровости. Начинаешь смотреть комедию, досматриваешь отчего-то детектив, сориентированный на мистический триллер. Получается, режиссура ставила перед собой несколько задач, которых не удалось достичь в результате размытости жанра, либо не ставила никаких задач совсем, а картина сделана так, лишь бы было. Какое-то сало в шоколаде.
– А почему, на ваш взгляд, такая тенденция имеет место?
– Думаю, что проблема в незрелости кадров. Раньше, скажем, во ВГИК на отделение режиссуры принимали людей не моложе 35 лет. А сегодня ограничений по возрасту нет. Когда-то люди приходили уже с бесценным багажом опыта и знаний, сформировавшимся взглядом, системой ценностей, а уже потом обучались технологии кино, а сегодня – наоборот. Все, на что способны такие кадры, это клипмейкерство и пострелялки-побегушки, в которых ничего нового зритель для себя не откроет. Я думаю, нам надо некоторое время подождать. Но опыт приходит с годами, и от этих реалий никуда не деться.
– У нас нет конкуренции, – добавляет Андрей Панин, – мы заперлись в своей собственной клетке. Поставщики кинокартин – Москва и Питер. Также наши фильмы не годны для экспорта. В подаче сюжета, выражении тех или иных чувств сильно задействован наш русский менталитет, что делает фильмы абсолютно недоступными пониманию иностранца, каким бы ни был перевод. Скажем так, экспорт не может и не должен быть основной задачей отечественного кино, но кассовые сборы за рубежом могли бы укрепить техническую базу кинематографа. Нет большого секрета в том, что техническое оснащение – это наша извечная проблема, не решенная по сей день.
 
Герои нашего времени – бандиты и гомосексуалисты
– Насколько близки вам роли, исполняемые вами в кино? – задали из зала вопрос Галкину.

– Честно говоря, хороша та роль, в которой удается отразить частичку себя. Как правило, это не зависит от того, положительный персонаж или отрицательный. Иногда, если мотивация поступков, совершаемых героем, мне понятна и близка, на площадке удается побыть собой. Но такие моменты длятся секунды. Для меня на первом месте стоит театр. Я чувствую энергетику зрителя, и это активизирует весь творческий потенциал, в результате чего даже против воли выкладываешься на все сто. А вот атмосфера съемочных площадок позволяет где-то схалтурить, хотя халтурить я категорически не люблю.
– А кого бы вам хотелось сыграть? Может, самого себя? – очередной выстрел из зала.
– Хотелось бы сыграть настоящего человека. Из плоти и крови. Немного отойти от образа стандартного киногероя, наделенного всеми человеческими добродетелями одновременно. За последние 15 лет страна пережила огромное количество потрясений. Это не могло не отразиться на кинематографе. Образ героя тоже прошел поразительный эволюционный путь – от бандита до гомосексуалиста, а потом обратно. На сегодняшний день эксплуатируется образ сильного, мужественного, бесстрашного человека, наделенного развитым интеллектом и прочим набором блестящих качеств. Но зритель прекрасно понимает сказочность подобного персонажа и со временем от него устает. Я думаю, мы вернемся к образу простого человека. Это уже постепенно происходит. Но и здесь важно не удариться в максимализм. В жизни множество интересных сюжетов, которые происходят с обычными людьми. Но как преподнести эти сюжеты? Вот в чем задача кино. Можно наполнить действие достоверными деталями, но в итоге упустить жизненную правду. Мне вспоминается некая театральная постановка. Режиссер решил происходящее на сцене максимально приблизить к жизни. Мы присутствовали в качестве зрителей. Когда зашли в помещение, в нос ударил отвратительнейший запах. Для одного из действий с толпой нищих на сцене постановщики свезли со всего Питера настоящих бомжей. Я не считаю подобное реализмом. И вряд ли этим удалось добиться какого-то эффекта, кроме рвотного, которому подверглись все первые ряды.
 
Ураганы на съемочной площадке
– Расскажите, трудно ли было играть с детьми во время съемок фильма «Сволочи», – спросили Панина.

– Я считаю, что дети – это просто маленькие люди, не отличные от взрослых неким отсутствием понимания жизни. Никакого восторга от общения с детьми я между тем не  испытываю. По крайней мере, с чужими. На съемочной площадке, я выполнял свою актерскую задачу, потому что разделять чужие эмоции порой достаточно накладно. Думаю, вы можете себе представить, какие эмоциональные ураганы прокатывались по съемочной площадке столь непростого фильма.
– Что бы вы могли сказать о своем детстве?
– Детство как детство. Некоторый период жизни за отсутствием свободы не самый лучший. Никакой патологической радости с утра до вечера я в своем детстве не испытывал.
– А вы в армии служили? – неожиданный вопрос Панину.
– Нет, чести не выпало, к сожалению. Но я регулярно спрашивал, когда же будут автоматы раздавать. (В зале смех.)
 
Короли хирургии, или Звезды со… скальпелем
Что помешало Владиславу Галкину участвовать в  телевизионном проекте «Король ринга»? А ведь предложения поступали. Возможно, звание мастера спорта, полученное им в юности, и хорошо поставленный удар, сохранившийся до сих пор. А возможно, несерьезное отношение к подобным телепроектам.
– Я вам открою небольшой секрет, как эти проекты иной раз рождаются, – поделился Владислав. – Соберется где-нибудь творческая компания, ографинится, и начинается генерация безумных идей. Мне припоминается один проект, к великому счастью, оставшийся только проектом. На следующий день участники разработки с тяжелого похмелья боялись даже вслух произнести вчерашние мысли. Более того, отчаянно делали вид, что ничего не помнят. А дело было так. Собрались как-то в неком питейном заведении Владислав Галкин, Миша Ефремов и Гоша Куценко. В паузе, когда официантка меняла опустевший графин на новый, возникла идея – сочинить очередной проект с  задействованием знаменитых актеров. Мне даже страшно говорить, в какие дебри нас завела фантазия. Представьте себе, телевизионный проект «Звезды… хирурги». Вы только не пугайтесь. Проект представлял собой следующее: операционная палата, звезда выполняет ту или иную хирургическую операцию. В случае гибели пациента участник покидает проект. Но… – Галкин пробежал взглядом по аудитории в предвкушении последующей реакции, – родственники погибшего посредством голосования могут вернуть понравившегося им героя, предоставив иммунитет.  
0

Читайте также в этом номере:

Заслужили (Иннокентий НЕФЕДОВ)
Все работает (Виктор КИМ)
Газета – это мы (Лариса ФЕДИШИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск