Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
14:20 Международный музыкальный фестиваль «Живой звук» пройдет в Норильске с 24 по 27 октября
Все новости
Чудо-доктор
ГОСТЬ “ЗВ”
8 декабря 2010 года, 12:11
Текст: Марина БУШУЕВА
Когда я позвонила Александру Диденко и пригласила его на интервью как человека, вошедшего по итогам городской акции “Чудеса Земли норильской” в список выдающихся горожан, Диденко был удивлен. Оказалось, что “доктор, который разговаривает с болезнью”, даже не в курсе, что номинировался на “Чудеса…”.
Доктор Диденко – личность в Норильске известная. Кому-то он вправляет позвонки, кому-то мозги. А одна женщина сказала: “Я хожу к нему улучшать характер”.
 
Не все болезни от нервов
– Александр Александрович, а по специальности вы кто? С какими проблемами к вам можно обращаться?

– А какие у вас проблемы? – спрашивает в ответ Диденко.
Доктор так внимателен, что я уже готова выложить ему все – ведь обычно мы, журналисты, интересуемся чужой жизнью, а про нашу и спросить некому, – но вовремя вспоминаю, что я не на приеме у врача, а на работе.
– И все же “доктор, разговаривающий с болезнью” – немного странное определение.
– Я занимаюсь спортивной медициной, работая заведующим врачебно-физкультурным отделением городской поликлиники. В лаборатории Центра полярной медицины практикую мануальную терапию и являюсь единственным в Норильске специалистом по прикладной кинезиологии. Применяя принятую в ней систему диагностики – тестирование мышечного тонуса,  можно отследить любое заболевание до уровня первопричин. Таким же образом тестируются способы лечения и полученный результат, даже  жизненные проблемы. Словом, можно заменить психоанализ, причем за пару часов сделать полугодовую работу психоаналитика, даже значительно больше.
– А если по-простому?
– Допустим, болит у человека поясница. Он приходит в поликлинику, и ему по стандарту выписывают обезболивающие, витамины, сосудорасширяющие, физиолечение. Но проблема может быть вовсе не в спине, а, например, в плохой работе кишечника. Человек не следит за своим питанием, ест некачественную пищу, и вот результат. Стоит ему изменить систему питания, и головная боль проходит. Но для того чтобы определить, что причина именно в этом, нужен специалист.
– Значит, не все болезни от нервов?
– Это какие же нервы надо иметь, чтобы есть такое? – смеется Александр Диденко.
 
“Ну, я попал…”
Родители моего героя были врачами, и старший брат, после школы поступив в нефтяной институт, вскоре бросил его и пошел в медицинский. Так что вопрос, кем быть, перед Александром Диденко не стоял. Окончив медицинский институт в Уфе, первые четыре года он работал невропатологом в одной из районных больниц Башкирии.
– Как-то ко мне заехал друг и однокурсник, который после окончания вуза перебрался в Норильск, и начал расхваливать, как ему здорово живется на Севере, какие замечательные люди его окружают, и зарплата хорошая, и отпуск большой. Вскоре я уже вышел на работу в Норильске. 25 лет северянин.
– Как вас встретил Норильск?
– Во-первых, я опоздал на рейс в Москве, но на подсадку меня все же взяли. Во-вторых, при разгрузке багажа в Алыкеле сломали мой чемодан, доверху набитый какими-то вещами, книгами, пластинками. Кроме того, с собой у меня была гитара. В общем, когда я кое-как сумел связать чемодан, электричка уже ушла, автобусов не было, и я вышел на улицу, смотрю: темень, мороз... Уезжал осенью, приехал в зиму. И так мне стало грустно, домой захотелось.
И вот еду я в город на попутке – ветер, деревьев нет, все серое, торчат какие-то железки. Ну, думаю, попал…
– Так и думаете до сих пор?
– Если только в хорошем смысле. Я уже тогда, приехав в Талнах, где жил мой приятель, прогулялся по городку и понял: все не так уж плохо – и деревья есть, и красивые горы. А когда обосновался в Норильске, оказалось, что на самом деле жизнь в Заполярье интересна и весела. Быстро появилось много друзей и знакомых, пациентам я тоже понравился...
 
О роли головной боли
Устроился Александр Диденко невропатологом в городскую поликлинику.
– Как-то ко мне на прием пришла женщина и рассказала, что в отпуске была у чудесного доктора Касьяна. В то время про него знали только пациенты. И привезла книжку про мануальную терапию. Книжку я прочитал, и мне стало очень любопытно, как это делается. Но мест, где официально можно было научиться мануальной терапии, тогда еще не существовало.
Все так бы и осталось на уровне желаний, если бы в один прекрасный день у Александра Диденко не заболела голова.
– День болит, два, три, и давление повышенное. Я таблетки пью, а головная боль все не проходит. Я к тому времени уже года три жил в Норильске и подумал: вот оно, вредное влияние Севера, пора отсюда уезжать. Так бы, может, и поступил, но вечером зашла ко мне в кабинет инструктор по лечебной физкультуре и спрашивает: “Что, голова болит?” – я кивнул. Она подошла сзади и, не предупреждая, “свернула” мне голову. В шее раздался ужасный треск, я немного очумел, но, что удивительно, головная боль стала уменьшаться и постепенно исчезла. Когда я пришел в себя, то прибежал к инструктору в кабинет и спросил, где этому учат. Оказалось, что кто-то где-то научил ее нескольким приемам мануальной терапии, и она тут же показала эти приемы на одном из пациентов. Я тоже попробовал, и у меня получилось.
 
Недолечил?
После чего доктор Диденко, не тратя времени даром, начал оттачивать мануальные практики на своих пациентах в поликлинике. Многое делал интуитивно, кроме того, помогла книга Касьяна. Так и получилось, что Александр Диденко стал первым в Норильске врачом, использовавшим мануальную терапию в лечении больных. Как говорится, к нему потянулись люди. Стали приходить пациенты из других поликлиник, приезжали из Дудинки, потом из Хатанги, Туруханска и даже из Красноярска. Сарафанное радио во все времена работало отлично, а специалистов-мануальщиков тогда почти не существовало. Популярность Диденко создавала большие неудобства санитаркам и другим сотрудникам.
– В 20.00 пора было закрывать поликлинику, а в коридоре ежедневно сидела толпа народа, и я допоздна вел прием. Причем на сплошном энтузиазме. Помогая человеку, я сам чему-то учился. Кроме того, испортил медучреждению отчетность, потому что средняя длительность пребывания на больничном листе у меня оказалась процентов на 40 меньше, чем у других невропатологов. С точки зрения советской медицины это означало, что я недолечиваю больных.
 
Мануальный слесарь дядя Вася
Однажды с помощью благодарной родительницы одной из пациенток Александр Диденко получил направление на обучение в Новокузнецкий институт усовершенствования врачей. Это был второй по счету цикл по мануальной терапии в СССР: “официальных мануальщиков” на всю страну в то время набиралось не больше тридцати.
Когда Диденко после цикла вернулся в Норильск, в Россию пришла перестройка и разрешили первые кооперативы. В поликлинике ставку мануального терапевта не ввели, поэтому Александр принял решение начать частную практику. С коллегами они организовали многопрофильный оздоровительный центр, который проработал три года.
– В то время медициной пробовали заниматься многие не имеющие к ней отношения, но желающие легко заработать.  Бывало, приходит ко мне человек и просит: “Научите меня мануальной терапии”.
– А вы кто?
– Слесарь...
– Тогда поступайте в медицинский институт, потом лет пять попрактикуйтесь в лечении больных, а после поговорим.
А через неделю слышу, что у меня появился конкурент и “дядя Вася” где-то уже вовсю хрустит костями. У многих в те годы понятие о мануальной терапии сводилось к тому, чтобы как-то скрутить человека, а у того хрустнули суставы.
 
В дупле могут быть пчелы
Время было интересное. Активизировалась нетрадиционная медицина, появилось огромное количество экстрасенсов. Александр Диденко тоже не упустил возможности приобщиться к неизведанному.
– Я изучал психологическую и эзотерическую литературу. Издавалось ее недостаточно, поэтому брали все, в любом состоянии и за любые деньги. Узнавали о книгах друг от друга, перекупали, просили почитать. Так я “охотился” за каждой книгой  Кастанеды, за произведениями Лазарева, а какое впечатление оставила у меня “Роза мира” Андреева!..
При возможности учился на семинарах по развитию экстрасенсорных способностей. Помню, какой был восторг, когда в первый раз обнаружил, что могу “видеть без глаз”! Если манипуляции требовали максимальной сосредоточенности, я ловил себя на том, что “вижу” внутренности пациента, понимаю, что он думает, как относится к происходящему, чувствовал его боль.
– Не очень-то приятно, если тебя как рентгеном просвечивают, к тому же еще и мысли читают.
– Бывает, возникает неосознанное, неконтролируемое любопытство, и я начинаю “видеть” человека. Но и мне это не всегда приятно, ведь кто знает, что “там”. Образно говоря, я просовываю руку в дупло, а в нем могут быть пчелы… Но я научился контролировать процесс и “смотрю”, только если это крайне необходимо по медицинским показаниям, стараюсь не “лезть в дупло”, а работаю тонко, не травмируя пациента и не нанося вред себе. Многие целители, не научившиеся балансировать на уровне невмешательства, поплатились за это своим здоровьем, а то и жизнью.
 
Собаки Павлова, или ассоциативные связи
– Русский ученый, академик Иван Павлов, проводя опыты над собаками, обнаружил одну особенность – в результате операции на брюшной полости у многих животных почему-то слабели задние лапы. Эту загадку разгадали только в 60-х годах прошлого столетия американские физиологи, тогда и появилось учение об ассоциативных связях мышц.
Александр Диденко рассказывает о формировании кинезиологии как отрасли медицины. Оказывается, что все в организме человека тесно связано друг с другом с помощью функциональных цепей. Мы эти примеры хорошо знаем. Хотя бы такой: когда мы хотим сообщить печальную весть, говорим: “Сядь, я должен тебе что-то сказать”. Почему? Потому что общеизвестно: когда человек переживает эмоциональный стресс, он чувствует слабость в мышцах ног. Когда у человека  нарушается функция почек, слабеют ассоциированные с ними мышцы, их функцию берут на себя другие, продолжая выполнять и свою работу. В результате мышцы перегружаются и появляется боль. Та же боль может провоцироваться неловким движением, и она же может провоцироваться страхом. Казалось бы, разные причины – эмоциональная проблема, воспалительный процесс в почках, некоординированное движение, – а проявления одинаковы. Почему? Потому что все функциональные системы организма  связаны, или ассоциированы между собой.
 
Исцелился на льду Норилки
Недавно, отдыхая на озере Лама, прикладной кинезиолог Диденко излечил от многолетних головных болей одного столичного гостя. Проблема, как оказалось, крылась в неправильном положении простаты. После того как  боль прошла, пациент на радостях стал зазывать Диденко в Москву на работу, но он отказался.
– Норильск очень любите?
– Здесь живут мои дети. Но и Норильск люблю: природа уникальная и люди интересные.
– А экология?
– Несколько лет назад зимой, как только выходил на улицу, у меня от газа слезились глаза, начинались спазмы бронхов. В ночь на Крещение мы с друзьями по традиции поехали на Норилку набрать воды, умыться, да и просто побыть на реке. Приехав туда, я лег на лед, чтобы приобщиться к всеобщему погружению в святые воды, и тут почувствовал сильный запах газа, стал кашлять, заслезились глаза. А ведь воздух был чистым! Через несколько минут неприятные ощущения прошли. И с тех пор, даже если в городе сильный газ, я переношу его довольно спокойно.
– Говорят, на Севере женщины лучше сохраняются.
– Кто-то может в 40 лет выглядеть на 60, а кто-то наоборот. Это зависит от биологических факторов и количества энергии у человека. Энергия, в свою очередь, зависит от того, насколько человек гармонирует с миром. Гармоничный человек не протестует ни против реальности, ни против самого себя. Он воспринимает и жизнь, и смерть как нечто закономерное. Если человек выражает протест против себя или окружающего мира, его энергетические запасы иссякают и он быстрее старится.
 
Реши за меня мои проблемы
– Ну вот бомжи вроде не протестуют, а выглядят не очень…

– Протестуют они или нет – надо еще посмотреть. Ведь алкоголики – это люди, которые, как правило, находятся в состоянии крайнего протеста против реальности. Только он может быть пассивным, неявным для окружающих. А среди бомжей большинство люди пьющие.
– И алкоголика можете вылечить?!
– Могу помочь, но не многие из них хотят помощи. Люди привыкли в основном к лечению, которое называется “реши за меня мои проблемы”, а не помоги. Накорми меня таблетками, закодируй, загипнотизируй, дай мне здоровья! А природа человека – саморегулируемая, самоизлечивающаяся и самонастраивающаяся система и не очень-то терпит вмешательства со стороны. Вмешательство нужно только для того, чтобы помочь запустить эти механизмы, если произошел сбой.
– Что, по-вашему, ожидает медицину в будущем?
– Думаю, традиционная медицина сольется с нетрадиционной. Она будет вынуждена это сделать. Мир един, и неестественно вычленять его части, считая их целым. Многие ученые, преподаватели вузов говорят о том же.
Думаю, что останется экстренная медицина, где необходимо  вмешательство, чтобы спасти жизнь человека. Останется высокотехнологичная диагностика. И с этим будет сосуществовать медицина, которая работает на основах иного понимания мироустройства, целостного восприятия человека. Медицина будет меняться по мере изменения осознания врачей и пациентов. Каждый лечится тем способом, к которому он внутренне готов.
Диденко считает, что человек должен гармонировать с миром
0

Читайте также в этом номере:

В ожидании белого кролика (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Кино в очках (Евгения АНДРЕЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск