Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Михаил ШЕВЧЕНКО: «Мое увлечение – жизнь»
Штрихи к портрету
12 августа 2009 года, 14:43
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Ален БУРНАШЕВ
Сложно коротко писать о человеке, чьи производственные достижения едва умещаются на четырех листах бумаги, а описание жизни требует целой книги. Так же можно сказать и о заместителе гендиректора по строительству объектов сырьевой базы – управляющем трестом «Норильскшахтстрой» ООО «Заполярная строительная компания» Михаиле Шевченко.
Вообще-то, я немного слукавил. Михаил Федорович уже становился героем нескольких публикаций в «Заполярном вестнике». Но тогда был разговор о производстве. Поэтому я решил сменить тему и немного побеседовать о другой стороне жизни Михаила Шевченко – личной.
 
Поработать и вернуться
– Вы в компании 35 лет. С чего все начиналось?

– Я родился в городе Шахты Ростовской области. В шахтах работали все родственники – отец, дяди. В филиале Новочеркасского политехнического института я получил специальность «Строительство подземных сооружений и шахт» и по распределению в 1973 году приехал в Норильск. Тогда многие из нас ехали на Крайний Север поработать года три и вернуться обратно. Я тоже так думал, но все же остался в Норильске.
Начинал я крепильщиком, через год работал заместителем начальника участка, шесть лет был начальником проходческого участка на строительстве рудника «Октябрьский». Потом был перевод на должность руководителя управления на строившийся рудник «Таймырский». После этого меня перевели в трест – главным инженером я проработал больше 20 лет.
Когда трест объединили со всеми строителями, два года работал первым заместителем директора управления строительства. Спустя эти два года вернулся главным инженером треста. Теперь вот управляю трестом «Норильскшахтстрой».
– Как вас впервые встретил Норильск?
– В общем первые впечатления появились не после института, а годом раньше, когда я проходил практику в управлении «Шахтспецстрой». На практику мы, студенты, прибыли вшестером. Приехали в июне в рубашках с короткими рукавами:  когда уезжали из Ростова, там было под сорок градусов жары. А тут всего десять! Правда, что-то уже зеленело, но было довольно прохладно.
Талнах в то время активно развивался: строился рудник «Октябрьский», уже были «Маяк», «Комсомольский», ходила электричка. Мы же, повторю, были студентами-практикантами, удивлялись многому, в том числе и заработкам – нас тогда устроили проходчиками и после практики заплатили хорошие деньги.
 
Почувствовать разницу
– Не тянуло обратно в Ростовскую область?

– Мысли «поработаю еще годик, а там посмотрим»,  конечно, были. Я ежегодно ездил в отпуск, нормально отдыхал. В последние годы о переезде уже думаю. Но и сказать, что прикипел к Норильску, мне затруднительно. Хотя у меня хобби в последние 25 лет – охота, не пропускаю ни зимний, ни весенний сезон. Люблю охоту на оленя, люблю местную природу. Но все же нет и никогда не было того, что многие описывают так: «Не могу без Норильска!». Равно как нет состояния «Все, хочу на материк!».
Чтобы стремиться на материк, нужно, если хотите, знать природу его жизни. И, считаю, ее узнаешь, живя в Норильске. Я много путешествую, побывал в Африке, Австралии, был на Сейшелах и Мальдивах, в Японии, Малайзии, Сингапуре. О разнице между ними и Норильском и говорить не стоит, настолько она очевидна. А если бы я жил на материке, то такой разницы, думаю, не чувствовал бы.
– Семья не хочет переезжать?
– В Норильске я остался один. Супруги, к сожалению, не стало, сын Сергей, который работал в нашем тресте, чуть больше недели живет со своей семьей в Москве. Мы, посоветовавшись, так решили. Мама по-прежнему живет в Шахтах. Поэтому я строю свою жизнь сам, в Норильске. Надолго ли останусь – не знаю, не люблю загадывать.
– Ваше самое яркое открытие в Норильске?
– Я люблю свою работу, потому что считаю себя профессионалом, потому что вижу, как относятся ко мне коллеги. «Норильскшахтстрой» – трест, который делает громадную работу. Мы строим объекты всей сырьевой базы в Норильске, работаем под землей и на поверхности, обустраиваем всю инфраструктуру. У меня нет чувства, что я где-то недорабатываю.
– У нынешней молодежи термин «строительство» почти не ассоциируется с тем, что строить можно и под землей.
– Стоит ли так говорить? Вообще я делаю ставку на молодежь. Она энергичнее. Помню, и сам был таким, когда земля под ногами горит. Сегодня в тресте начальники управлений – молодые ребята. И замена уехавших профессионалов на молодых специалистов в тресте происходит и будет происходить. При этом, уверен, не следует позволять молодежи засиживаться на одном месте, а наоборот, ее нужно продвигать. Пусть набирается опыта.
– Есть ли у молодежи перспективы, ведь кажется, что все уже налажено, сделано?
– Это не так. Вспомните, концепция развития «Норникеля» разработана до 2020 года. Так вот, до этого времени у наших молодых специалистов работы непочатый край. К сожалению, немногим ранее у нас был провал по привлечению молодых специалистов, скамейки запасных попросту не было.
Если раньше в тресте работали пятидесяти- или шестидесятилетние люди, то сейчас ситуация выправляется. Мы говорим с институтами, в том числе и нашим, норильским, о приема молодежи после учебы на работу. И, что бы там ни говорили, день завтрашний, будущее останется за молодежью.
 
Люблю жить
– Возвратимся к разговору о хобби. Охота – единственное ваше увлечение?

– Кроме охоты люблю лошадей, путешествовать, как уже сказал. В конце концов люблю работать. И вообще люблю жить.
Но все-таки главное – охота. Помню, когда 25 лет назад мы полетели на Енисей, я оказался без ружья, друзья тоже забыли взять для меня. Про это еще анекдот по тресту ходил: «На охоту и без ружья?» Хотя анекдот анекдотом, но с тех пор я очень увлечен охотой. За 25 лет только дважды пропустил весеннюю, однако на то были уважительные причины.
– Некоторые охотники коллекционируют трофеи. Вы помните первый и самый крупный трофей?
– Друзья часто бывают у меня в домике на горнолыжной базе, и уж они-то точно могут рассказать, что там собраны все мои трофеи. Их немало, есть и ценные. Я охотился, например, на волка, медведя и кенгуру. Но если брать охоту в широком смысле, то у меня в трофеях есть и кокосовый орех очень пикантной, так сказать, формы, который растет только в одном месте на Земле — на Сейшельских островах.
Как, наверное, всякий мужчина, люблю, ценю и имею хорошее оружие, гладкоствольное и нарезное. Естественно, на законных основаниях. Есть у меня настоящая боевая казачья шашка.
Что же до трофеев, то еще до Норильска мне подарили ружье, из которого мы, студенты, стреляли воробьев – на шашлык. На Таймыре первым трофеем был гусь.
– А какой трофей стал самым главным в вашей жизни?
– Сложный вопрос. Трофей – это завоевание. Поэтому главное завоевание – моя жизнь. Но это не только мой трофей. Я очень благодарен всем, кто поддерживал меня во всем, учил, верил в меня. Благодарен Богу и родителям за подаренное мне здоровье.
Михаил Шевченко делает ставку на молодежь
Охотничьи трофеи Михаила Шевченко
0

Читайте также в этом номере:

Скорость, время, расстояние (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск