Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Не Маня и не Вера
МАСТЕРСТВО
25 мая 2017 года, 15:16
Фото: Владислав ШУКШИН
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
На конкурсе профессионального мастерства на звание “Лучший стропальщик общества “Норильскникельремонт” выяснилось удивительное: многие представители этой профессии не просто люди-универсалы, имеющие высшее образование, есть среди них даже без пяти минут кандидат технических наук.
Есть такая профессия
При слове “стропальщик” в голову приходят классические восклицания портовых представителей этой профессии: “Вира!” и “Майна!” И вспоминается бородатый анекдот: новичок пришел на стройку и через сорок минут спрашивает: “А крановщицу как зовут: Маня или Вера?” Есть ли подобные анекдоты у наших ремонтников-стропальщиков?
– Мы на эту тему не шутим. Очень серьезная профессия, – отвечает на вопрос председатель конкурсной комиссии Виталий Чевелёв, по основной должности заместитель главного механика треста “Норильскшахтсервис”.  –  А знаковая сигнализация – одно из основополагающих направлений.
– Стропальщики в НПР нужны повсеместно?
– Конечно, на всех предприятиях ЗФ, на которых мы  обслуживаем технологическое оборудование, существуют подъемные сооружения, в основной части это краны мостового и  стрелового типа. С ними мы каждодневно работаем.  Вместе с тем в подразделениях “Норильскникельремонта” стропальщик – это смежная профессия.  Например, в тресте “Норильскшахтсервис” стропальщики нужны при ремонте и монтаже горно-шахтного оборудования, это достаточно серьезные грузы большой массы  и различной конфигурации,  которые требуют должной квалификации и опыта работы.
Исполняющий обязанности главного инженера треста “Норильскшахтсервис” Владимир Кочуров пришел поболеть за своих ребят, представляющих предприятие на конкурсе.  Говорит, что ждет первое место, не меньше.
–  Мы обслуживаем все рудники, – рассказывает он. –  Рудная база за нами. Заполярный филиал получает грузы, а наши люди на участках шахтной поверхности – что на “Октябрьском”, что на “Таймырском”, что на “Маяке” –  разгружают их, доставляют плюс еще ремонтируют. Вес – до ста тонн и выше. Мельницу недавно  монтировали на ПЗК-2 “Скалистой”, она весит больше 200 тонн,  длина 13,5 метра.  Просто так эту махину на место не водрузишь. Разрабатываются специальные ППР, оформляются наряд-допуски, назначаются старшие, ответственные, работой руководят начальники участков.  
– Краны – опасный производственный объект, – строго говорит член конкурсной комиссии Вадим Мусин, он же заместитель главного инженера – начальник отдела по надзору за подъемными сооружениями ПО “Норильскремонт”. – Согласно требованиям федеральных норм и правил, если на предприятиях эксплуатируются подъемные сооружения, то обязательно должен быть организован надзор, назначен специалист, осуществляющий производственный контроль.
Конкурс профмастерства в данном контексте тоже совсем не лишний.
Теория и практика
Стеллажи склада, в котором разворачивается действие, заполнены спецодеждой, различными рулонами, ящиками, стальными рейками. Вручную не натаскаешься, на верхние полки не закинешь – все это сделает управляемая с пола кран-балка, которой, конечно, помогут машинист и стропальщик. Этим процессом на складе, кстати, управляют девушки, но сейчас они болельщицы. В роли машиниста кран-балки выступает мужчина – Рифат Малихов, он управляет подъемным устройством по команде соревнующихся с помощью пульта.
Стропальщики должны продемонстрировать знание знаковой  сигнализации.  Чтобы поднять груз, “Вира!” кричать не надо, следует поднять руку вверх и поработать кистью.  Опустить его – рука, соответственно, опускается вниз. Такие же нехитрые знаки обозначают:  поднять стрелу, опустить стрелу, повернуть стрелу, тележку направить  направо, налево и так далее.
Ознакомившись со схемой строповки, участники должны выбрать нужный строп. Зацепить-закрепить с его помощью груз, поднять и переместить грузоподъемным механизмом к нужному месту – свежепокрашенному кружочку на полу склада. Что все и делают, допуская или не допуская неточности.  
Важный пункт практической части конкурса –  оценка знаний по порядку действий при возникновении внештатной ситуации. Состязающиеся за звание лучшего должны ответить, как они поступят при внезапном отключении электроэнергии, при обрыве каната и падении груза, при возгорании крана, при поломке кранового пути, во время грозы, снегопада, сильного ветра.
–  Вот сейчас мы спросили, что должен делать стропальщик при возникновении пожара на подъемном сооружении, – поясняет председатель комиссии во время паузы по смене конкурсантов.  
– А что он должен делать?
– В первую очередь обесточить подъемное сооружение, далее – сообщить специалисту, ответственному за осуществление производственного контроля, а затем приступить к  тушению пожара своими силами.
Стоп,  вот знакомое лицо, участник под номером пять. Где же я его видела? Да на шестой полосе “Заполярного вестника”, как раз дежурила по последнему номеру. Запомнила: молодой, энергичный, освоил кучу рабочих профессий, линейный руководитель, занял третье место в общекомбинатском конкурсе стропальщиков. И еще он андрагог (впервые услышала такое слово), то есть может преподавать  взрослым, ведет курс по работе на высоте в тресте “Норильскшахтсервис”.  Так, может, Григорий Кресов и победит? Уж больно у него движения уверенные.
– Очень даже может быть, – соглашается Владимир Кочуров. –  Он один пока  успокоил груз как положено, а потом только начал выполнять действия. Другие волнуются, понятно: практическая часть конкурса.
Проверка теоретических знаний участников проводилась в виде теста из 30 вопросов. Даже если просто пробежать их глазами, сразу рисуется страшная картина. Вот висит высоко подцепленный краном вагон или огромная мельница. А вдруг внизу окажутся люди, а вдруг канаты не очень прочные, а что если  крюки ненадежные, и ветер, бывает, тоже налетает внезапно… Но если отвечать на все вопросы правильно, то практически все неприятные ситуации можно исключить. Ну, и, конечно, получить побольше баллов за теорию.
Члены конкурсной комиссии подводят итоги. Так и вышло: первое место у Григория Кресова. Второе  – у Михаила Автушенко (тоже представитель треста “Норильскшахтсервис”), третье – у Екатерины Грязиной, обмотчика элементов электрических машин из РМСТ “Норильскэнергоремонта”.  Лучший в практике – Дмитрий Григорьев, в теории – Денис Нарольский. Оба представляли производственное объединение “Норильскремонт”.
Конкурсанты
– Это у меня смежная профессия, – рассказывает Сергей Костылев, слесарь дежурный и по ремонту оборудования СШРУ.  – Еще я электрогазосварщик, также есть высшее образование – горный инженер. Сейчас на исполнении обязанностей бригадира-мастера. Какие грузы мы перемещаем? Я ремонтирую подземную технику, агрегаты, узлы – под землей, на глубине тысячи метров, где находится наша ремонтная база. Только кран-балка у нас не на пять тонн, как здесь, а на пятнадцать.
– Я впервые участвую в таком конкурсе, – делится впечатлениями Альберт Вафин, слесарь-электрик по ремонту экскаваторов из ПО  “Норильсктрансремонт”. – Интересно, все организовано хорошо, я думал так, для галочки собрались, а оказалось все серьезно!
Григорий Кресов пересказывает, как он ответил на попавшийся ему вопрос по внештатной ситуации: что делать, если обесточился кран с грузом.
– В таких случаях в первую очередь надо обратить внимание, на какой высоте произошло зависание груза. Есть таблица возможного разлета частей: если груз упадет,  разломается и разлетится. Согласно этим расчетам мы ограждаем опасную зону возможного разлета частей, потому что  люди у нас такие, что, если нет ограждения, пойдут под зависшим грузом. После чего предупреждаем ответственного за безопасное производство работ с применением подъемных сооружений.  
Ахсартаг Гассиев, слесарь дежурный и по ремонту оборудования из треста “Норильскшахтсервис” вспомнил, что с такой аварийной ситуацией столкнулся, когда приезжал в Норильск в составе стройотряда Северо-Кавказского горно-металлургического института. Работали в ремонтно-строительном тресте на кровле, а возле здания стоял башенный кран метров пятьдесят в высоту. Не сработала электроника, и груз завис прямо в воздухе, причем не над крышей, а над землей. Стропальщик сделал все точно так, как рассказал Григорий Кресов.
Сам Ахсартаг по профессии металлург, но сейчас  и.о. механика в тресте “Норильскшахтсервис”. Потому что никелевый завод закрылся, работников перевели на медный и  “Надежду”, и  нехватки металлургов сейчас нет. Пришлось менять квалификацию.
Неужели  все стропальщики на конкурсе с высшим образованием?!
– Я еще и учусь в аспирантуре, – подает голос Сергей Костылев, – в Сибирском федеральном университете, второй курс.
Ну, что же, будет в “Норильскникельремонте” стропальщик – кандидат технических наук. Вот какие люди здесь работают.
Знаковая сигнализация – одно из основополагающих направлений
Члены конкурсной комиссии оценивают работу в баллах
Участники должны выбрать нужный строп
0

Читайте также в этом номере:

Юбилейная медь (Марина БУШУЕВА)
Волонтеров ждут (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Трудный выбор (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Поехали! (Лариса ФЕДИШИНА)
На мажорной ноте (Андрей ДЕГАНОВ)
На что опирается Интернет (Ростислав ЗОЛОТАРЕВ)
Компания или кампания? (Роман БУКВОЕДОВ)
Достойны признания (Виктор ЦАРЕВ)
Агентство расширяет возможности (Екатерина СТЕПАНОВА)
А мы поплывем (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск