Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Война пережита на целую жизнь
Воспоминаний трепетная нить
8 мая 2009 года, 12:39
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Анна ВЛАДИМИРОВА
Военное поколение – самое крепкое, закаленное трудностями и трудом, считает Вера Рогова, чей норильский стаж составляет более полувека. Великая Отечественная оставила ей, подростку, свои воспоминания. Ими Вера Павловна поделилась с читателями «ЗВ».
Всё на Победу
В первые дни войны на фронт ушли многие боготольцы. Среди них были учителя. Пятиклассники провожали их, прильнув к школьным окнам, и плакали навзрыд. Плакала и Вера. Как будто чувствовала, что больше не увидит ни директора Николая Владимировича, ни учительницу географии Зинаиду Георгиевну, ни «ботаничку» Марию Иосифовну, ни математика Тимофея Андреевича… На них пришли похоронки тогда же, в сорок первом.
Школьников к тому времени уже задействовали на разных работах в колхозе. Чего детям только не приходилось делать: они помогали старшим на прополке, убирали урожай, молотили зерно, копали картошку, управляли лошадьми. Уставали страшно, но никто не жаловался. Все понимали: фронт нужно кормить. Весь урожай отправляли в боевые части. Кто постарше – копал кюветы. Женское население посылки собирало. Девчонки вязали для солдат шарфы, варежки, носки из овечьей шерсти. Все работали на Победу.
Даже участие в художественной самодеятельности было своего рода вкладом в общее дело. С концертами юные артисты выступали в госпитале перед ранеными, которых доставляли в тыл со всех фронтов. С подругой Машей-телеграфисткой Вера исполняла лирические песни, а также только появившиеся в военном репертуаре «Катюшу», «Смуглянку», «Землянку», «Шумел сурово брянский лес». Очень нравилось бойцам исполнение «Валенок» и «По берлинской мостовой кони шли на водопой…». После концертов девочки стирали бинты, помогали ухаживать за ранеными.
Вере пришлось и воспитателем поработать, когда в Боготол эвакуировали семьи командиров Красной армии. Многие детишки к тому времени были сиротами.
 
Старший брат
Верин старший брат Федор до войны проходил срочную службу на Дальнем Востоке в береговой морской охране. До демобилизации ему оставалось меньше года. Но с нападением фашистов на родную страну его часть передислоцировали на передовую. Мама, Кристина Григорьевна, все глаза выплакала, слушая сводки Совинформбюро. Весточки с фронта приходили нечасто. И в семье очень дорожили ими. Федор писал, что служит водителем. В конце войны он был ранен. Но в госпитале долго лежать не довелось. Все дороги уже вели в Берлин. Так, с осколком в кисти, брат вернулся в расположение своей части. Еще год служил после Победы.
Но какая была радость, когда он переступил порог родного дома! Солдатская выправка, грудь в наградах. Почти десять лет не виделись. Было что рассказать друг другу. Федор все о службе говорил, о друзьях-товарищах, родные рассказывали про житье-бытье в военное время. Нищее, трудное, полуголодное, даром, что свое хозяйство у Роговых было, скотину держали. Почти все молоко, которое давала Белка, приходилось сдавать. И масло тоже. Кормились тем, что собирали в лесу. Благо грибами, ягодами можно было запастись, если не лениться, на всю зиму. Выручали и огороды. Огурцы, капусту и грибы солили, из мерзлой картошки, собранной на перекопанном колхозном поле, лепешки стряпали. Муку на трудодни получали, свеженькую, прямо с мельницы. Льняное масло с местной маслобойни придавало лепешкам тот незабываемый вкус, которого, признается Вера Павловна, нет в самом изысканном нынешнем хлебе.
 
Подарки судьбы
Редко какой дом в Боготоле обошла похоронка. Подарком было уже то, что никто из Вериных родных не погиб. Федор приехал домой не с пустыми руками. Всем привез гостинцы.
– Нас у родителей четверо было, – рассказывает Вера Павловна. – За Федором – сестра Лида, старшие, потом я и младший Саша. Нам с сестрой отрезы темно-синего атласа очень понравились. Мы из него платья пошили. Сносу им не было.
Швейная машинка «Зингер» в доме была с довоенных времен. Мама на ней всю семью и соседей обшивала. Вера с сестрой – подружек. Шитью и крою научились рано. Впоследствии это очень пригодилось в жизни. Уже в Норильске Вера Павловна работала мастером производственного обучения, свои знания и опыт молодым передавала. В экспериментальной лаборатории новые модели создавала. В Москву их возили, даже первое место занимали.
Федор, вспоминает Вера Павловна, часы наручные ей из Германии привез. Дорогие, наверное. Жаль, не сохранила их. А фотографии бережет. На них то тяжелое время, которое врезалось в память, и вся семья в сборе. Федор после войны сначала на автобазу устроился. Потом выучился на машиниста и пересел со «Студебеккера» на паровоз, после – на электровоз. Так с осколком в кисти и работал. До 82 лет дожил. Сейчас за могилкой его дочь Светлана в Боготоле ухаживает. И орден Красной Звезды, который только через 50 лет нашел Федора Рогова, и медали как реликвию бережет.
Нет уже и сестры Лиды. Это она в 58-м Веру с маленьким сыном за собой в Норильск позвала. На время. Получилось на всю жизнь. Сын вырос, выучился, одарил внуками. У Веры Павловны уже правнук есть. Крепыш Никита весь в родню, не нарадуется прабабушка.
– Крепкие у нас все. Хоть и выпало на долю моих родственников немало испытаний, прожили по 80 и более лет. Вот и я пережила войну на целую жизнь. Но не дай Бог вам того, что выпало нам, не дай Бог войны. Ни детям нашим, ни внукам, – повторяет Вера Павловна, вглядываясь в старые снимки.
На одном из них знакомые дома. Ленинский проспект. Молодая Вера Рогова и такой же молодой Норильск.
– Очень люблю этот город, – говорит Вера Павловна. – До конца отпуска на материке добыть не могу. К племяннице наведаюсь, Фединой дочке, могилки проведаю – и обратно. Лето здесь лучше. И зима здоровее. Я последние годы даже в пургу пешком на работу хожу. К 12 годам материковского стажа добавился 51 северного. Можно и на заслуженный отдых уйти. Но я не представляю, как можно сидеть дома. Работаю до сих пор. В медиакомпании «Северный город» меня поддерживают.
Брат Федор (слева) с однополчанином. Веймар. 1946 год
Родня в сборе. Междуреченск. 1977 год
Первый снимок в Норильске. Вера (слева) с сестрой и сыном. 1958 год
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск