Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
08:05 Белая медведица, спасенная в Норильске, медленно набирает вес в «Роевом ручье»
15:15 В Заполярной строительной компании прошел корпоративный диалог руководителя с работниками
15:05 «Норникель» модернизировал электроподстанцию в Заполярном
14:05 Минобороны подарило Норильску ракету
13:50 В «Норникеле» назвали лучшего аппаратчика-гидрометаллурга
Все новости
Елена НИ: «Ваш ребенок стоит затраченных усилий»
11 июня 2009 года, 14:10
Получив задание редактора написать об  интернет-зависимых, я отправилась в лицей №3 к школьному психологу Елене НИ. Ведь считается, что больше «зависают» у компьютеров дети и подростки.
– Елена Алексеевна, в том же Интернете пишут, что в Китае, например, число онлайнеров составляет уже больше 120 миллионов. Китайские психиатры считают пристрастие к Интернету симптомом психического расстройства и лечат его электрошоком, антидепрессантами и гипнозом. Насколько эта проблема остра для Норильска?
– Еще надо разобраться, зависимый перед вами человек или это просто его любимое занятие. Зависимый – тот, у кого нет других развлечений. Он замещает Интернетом и компьютерными «игрушками» все: общение, друзей, увлечения, сутками сидит у монитора. Но и это тоже может быть временным явлением. Писали  об эксперименте, когда подросткам от 9 до 15 лет были предложены интересные игры. Они проводили у компьютеров достаточно много времени, но через три недели у них восстановились хобби, интересы, которые были раньше. Зависимыми их назвать нельзя. А вот если у ребенка сужается круг интересов, эмоциональный фон, он все время сидит за компьютером, плохо спит и ест, вскрикивает во сне, это уже невротическое состояние. Ребенок может повредить свою психику.
 
Уходят в виртуальность
– Кто-то запоем читает книжки, кто-то не отходит от телевизора. Тоже зависимость?

– Это хобби, проведение времени, оставшееся после каких-то других занятий. Есть еще футбол, коллекционирование, собаки… Правда, если у хозяйки их 16, наверное, соседям плохо. Есть люди, помешанные на здоровом образе жизни. Все это активная, интересная жизнь. А основной признак зависимости – потеря способности переключаться на другие занятия.
– Трудоголики – это зависимость?
– Кстати, которая ни в коем случае не должна поощряться. Трудоголику некогда расслабляться, отдыхать, он не переключается, следовательно, как правило, не складываются отношения в семье. Это тяжелая зависимость. У нас учится девочка, у нее учебные проблемы, а ее родителей даже в школу пригласить нельзя: они до одиннадцати  работают. В семье есть еще один ребенок, с ним няня сидит. Это что за идея – нарожать детей, чтобы работать? Говорят: «Нужны же деньги». А ребенок вам не нужен? Есть такие родители, которые кидаются в другие крайности, говорят: «Учебники на лето возьмем, пусть занимается». Вы вместе с ребенком занимайтесь открытием мира, чтобы он нашел в нем свое место! Тогда он сам поймет, что надо учиться.
– Когда можно говорить об интернет-зависимости?
– Когда Интернет перекрывает все остальное – люди бросают работу, друзей, увлечения. У такого человека появляется мнимое превосходство: мол, что с ними связываться, компьютер умнее. Ребенка моих знакомых действительно лечили от интернет-зависимости в больнице. Но в большинстве случаев, когда родители говорят: «Ему ничего не надо, кроме компьютера», это еще не болезнь, хотя проблема уже обозначилась: компьютер заменяет реальный мир на виртуальный. На школьных собраниях я говорю и о компьютерной зависимости. Призываю родителей не тянуть с принятием мер, потому что возраст коррекции заканчивается в 12–15 лет. Если ребенок начинает «зависать» у монитора в 15–16 лет, это уже не так страшно, ведь у него есть сформировавшиеся интересы к чему-то другому.
 
Счастье на двух ножках
– Интернет-зависимые люди – это те, кто не нашел в жизни своего места?

– Сначала они должны найти его в семье. Во всех проблемах детей виноваты родители. Сами купили компьютер ребенку, чтобы он их не трогал, не крутился под ногами, когда приходят гости, дал посмотреть футбол – пусть сидит и играет. Ему должно быть интересно с родителями, а им нужно строить отношения с ребенком. Зарабатывание денег – не главное. Зачем клад, если в семье лад? Тогда понимаешь: преодолеем кризис, любые трудности. Вот оно счастье, рядом – прыгает на двух ножках. Компьютерной зависимости подвержены те дети, которые испытывают дискомфорт при встрече с реальностью.
– Что конкретно должны делать родители?
– Помню, мы с дочкой сочинение по географии в 4-м классе писали. Ей надо было «проплыть» на корабле к индонезийским островам и рассказать, что она увидит по пути. Мы открывали атлас, смотрели, какая там погода, звери, провели целое исследование. А потом: «Пять. Наверное, ты будешь великим путешественником». У нее восхищение осталось. Многое зависит от учителя, но и родители могут помочь сделать мир интересным.  Ребенок должен расти в эмоциональном мире, и эмоции должны быть разнообразные, а не скука тотальная.
– Интернет как раз очень разнообразный.
– Чем хорош компьютер? Ребенок может побыть и летчиком, и воином, и дизайнером по интерьеру, и космическим путешественником, и строителем – примерить на себя разные роли. Но чем страшны интернет-зависимость и компьютерные игры? Дети перестают верить в реальность. Почему сейчас много детских самоубийств? Они думают, что это не страшно: первую жизнь прошел, вторую, как герой в «компике». А еще если это подкреплено телевизором: там убили так убили! Дается алгоритм действий – что нужно сделать. Недавно нас, взрослых, потрясла случившаяся в городе трагедия, а дети перестают переживать.
– С чего все начинается?
– Приходят, например, родители с проблемой: «Ребенок не хочет читать». – «А вы читаете с ним вместе?» – «Да он же уже сам  научился». А ребенку 8–9 лет. Я говорю: «Вы знаете, что, когда ребенок читает, он тратит силы на то, чтобы прочитать.  Сопереживание, восхищение, горе – на это сил уже нет. А когда читает  родитель, у ребенка есть время на сопереживание герою. Чтение должно быть совместным». Ложась спать, ребенок спросит: «Мама, а что дальше?» Он будет ждать продолжения, ему будет интересно!
– А если оторвать ребенка от компьютера волевым решением?
– Ни в коем случае нельзя делать компьютер наказанием или поощрением. Это может только усугубить проблему. Надо снижать ценность общения с компьютером.  Сделать так, чтобы учеба доставляла интеллектуальное удовольствие. Вы с ним посидели, вместе сделали одно открытие, другое. Это непросто, но ваш ребенок стоит затраченных усилий.
 
И взрослых нужно учить
– Только что водитель такси рассказывал про своего 45-летнего знакомого: тот сидит в Интернете всю ночь, семья распадается. Моя знакомая вышла замуж, приходит домой – муж вечером и ночью в «стрелялки» играет. А она думала, что он возьмет на себя все бытовые заботы и еще будет вести с ней интеллектуальные беседы за изящно сервированным столом.

– Мы сами себе выстраиваем проблемы. Ждем больше, чем получаем в реальности. Не стоит сидеть и вздыхать: «Ах, он мне ничего не предлагает!» Мужчина меньше предлагает, потому что он не строит вокруг себя эмоциональный мир. Он живет по факту, обеспечил семью и даже не понимает, чего еще от него хотят. Ему надо просто предложить: «А давай пойдем туда-то», а не сердиться: «Он меня никуда не повел». Сама-то позови. Ты ждешь, он ждет, и в результате не дошли друг до друга. Скорее всего, они и раньше друг с другом не проводили время, а сейчас есть компьютер, ему есть чем заняться. Впрочем, раньше футбол был. Мужчины же в большей степени дети, чем мы. В нас больше ответственности.
– Интернет-зависимых женщин меньше?
– Меньше. И женщина живет дольше, планирует, беспокоится, понимает, что должна быть здорова, чтобы вырастить детей. Мужчина – мальчишка. Но ты же должна быть интереснее, чем этот компьютер!
– Моя знакомая и на иностранных языках говорит, и стихи читает, и зарабатывает в нескольких местах.
– Она интересна с вашей точки зрения, с моей, всего мира, но мы же не знаем, что у нее дома происходит. Я знаю массу людей, с которыми разговаривать так интересно, а дома – занудство сплошное.  Взрослым нужно строить отношения не только с детьми, но и между собой.
– Опять мы вернулись к роли семьи.
– Если там тепло и здорово, внешняя среда не пробивает с такой силой. Если выстраиваются ценности, бури можно пережить вместе. Вместе нам интересно. А если все сами по себе – вот тебе беда, открывай ворота. Главная выстраивающая функция – у женщины, муж – корабль, который ты направляешь. То же с ребенком. А многие родители живут по принципу «что получится».  Хорошо, что появились курсы, на которых учат, как рожать, осталось открыть курсы по воспитанию родителей.
 
Спрашивала Татьяна РЫЧКОВА
0

Читайте также в этом номере:

Мы – россияне! (Андрей СОЛДАКОВ)
Уступите место (Ален БУРНАШЕВ)
Кадетство продолжается (Валентина ВАЧАЕВА)
Мода и КВН (Инна ШИМОЛИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск