Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
11:30 Новую эстакаду для перевалки леса построили в Дудинском морском порту
11:05 Норильским подросткам дают сутки на рассказ о том, что случилось в полярную ночь
10:45 Депутаты не исключают возможность вернуть северянам прежний пенсионный возраст
10:05 В Таймырском краеведческом музее «благоухают» лилии и тюльпаны
09:05 Жителям Красноярья рекомендуют провести перенастройку телеканалов
Все новости
“Гостинка” для будущего
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
31 июля 2012 года, 13:38
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Денис КОЖЕВНИКОВ
Никогда не обращали внимание: покинутое жилище манит к себе. Брошенные дома, выселенные деревни, забытые полустанки выглядят таинственно. В этом же ряду оставленные норильские “сталинки”  и “гостинки”, смотрящие на мир пустыми глазницами окон.
Старое жилье в нашем городе сносится в установленном порядке. По информации администрации Норильска, на сегодня решением межведомственной комиссии признаны аварийными и подлежащими сносу восемь зданий целиком и пять подъездов в разных домах. Заказчиком “плановых разрушений” является управление жилищно-коммунального хозяйства администрации. Ломать, как говорится, не строить, но и эта работа стоит немалых денег: сметная стоимость разборки здания строительным объемом до 30 тысяч кубических метров обойдется приблизительно в 23–24 млн рублей. В эту сумму также входит стоимость вывоза строительного мусора и благоустройство ростверка, оставшегося после демонтажа.

Генералы старых развалин

На первый взгляд, девятиэтажки гостиничного типа на Лауреатов тают на глазах как мороженое, этаж за этажом. И голоса живых людей разносятся в этих развалинах гулким эхом. Ни мощной строительной техники, ни характерной для любой стройплощадки суеты здесь не наблюдается. Кажется, будто и вправду по пустым коридорам общаги бродят тени бывших жильцов, обсуждая тяжелый быт и непростые отношения первых покорителей Крайнего Севера. Однако по замусоренным комнатам и коридорам “гостинки” на Лауреатов, 48, деловито бегают вполне реальные персонажи этой по своему строительной драмы под названием демонтаж аварийного дома.
Миссия наших героев куда прозаичнее, нежели то, что могло бы нарисовать нам воображение при виде жалких остатков былой роскоши в каждой брошенной комнате.
Маленькие человеческие фигурки можно рассмотреть на верхних перекрытиях полуразобранных этажей, в дверных, коридорных и оконных проемах. Задачи этой компании – подготовка дома к демонтажу и частичная разборка здания.
Найти рабочих на огороженной территории стройплощадки не так-то просто – за забором нет бытовок. Мысль о том, что подсобное помещение может быть расположено в одной из брошенных комнат “гостинки”, является не сразу. Поэтому приходится пробираться по лестничным маршам туда, где слышатся голоса, чужая речь и тарахтение перфоратора. Вокруг полное разорение, брошенная мебель и предметы быта, распахнутая шахта лифта с букетами торчащих проводов. Пролеты перегорожены сброшенными сверху железобетонными конструкциями, над последней лестничной площадкой с мусоропроводом – безоблачное небо и человек с кувалдой.

Сплошные строители

Рустам Гусейнов – строитель из Дагестана. Большинство его коллег тоже строители, причем самого широкого профиля. На мой вопрос, что за специалисты занимаются таким специфическим, сложным и небезопасным видом работ, старший на этих высотах ответил: “Там, откуда я родом, все строители, так что нам все по силам!”
Самому Рустаму заниматься демонтажом зданий не впервой – в его практике много снесенных домов. На самую верхотуру этой “гостинки”, в самое опасное место, он берет с собой только проверенных людей. Они не только не боятся высоты, но и способны контролировать свои поступки, находясь, как говорится, на краю пропасти. Те, у кого опыта поменьше или нет специальных навыков, работают ниже.
Подготовка панельного здания к демонтажу, по словам Рустама, это в первую очередь освобождение элементов крепления панелей от бетона, штукатурки и цемента. Как только металлические соединения расчищены, можно их разрезать и снимать панели краном. В теории так можно разобрать любое панельное здание – как конструктор, без особых проблем.
Но это в теории, а на самом деле у дома приходится вырывать его части едва ли не с мясом. Здания настолько старые, что все конструкции либо износились до предела, либо деформировались так, что разрезать крепления и снять железобетонную панель не представляется возможным. Бетон крошится, попытка вынуть плиту краном приводит к разрушению всей конструкции. Поэтому самыми ходовыми инструментами у строителей являются старая добрая кувалда, лом, домкрат, перфоратор, болгарка да лопата с тачкой.

Общага на Лауреатов

Бывшее общежитие №4 на Лауреатов в самом что ни на есть аварийном состоянии. Его давно расселили, и, судя по оставленному в комнатах хламу, обитатели оставляли его без всякого сожаления. Во многих комнатах остались даже шторы, мебель, осветительные приборы и посуда. Конечно, все это сейчас испорчено, разбросано и разбито. Еще до начала строительных работ здесь, как водится, побывал не один мародер и унес все, что можно было унести.
Здание, как положено, обесточено. Отдельная подводка электроэнергии есть только у строителей. В качестве бытовки они приспособили себе одну из комнат, но апартаменты приходится постоянно менять, потому что чем меньше становится панелей над головой, тем чаще комнаты заливает дождь. Во многих местах электропроводка отсутствует вообще, как и половые доски, сантехника, оконные рамы и дверные блоки. Унитазы стоят рядком в общем коридоре у входных дверей, тут же валяются раковины.
Вообще, сразу после расселения, управляющие организации демонтируют все пригодные для последующих ремонтов элементы – дверные и оконные блоки, половую доску, элементы сантехники и электрооборудования. Но Рустам говорит, что очень часто к ним приходят люди и просят что-нибудь из остатков строительных материалов.
– Если человек говорит, что у него был пожар и ему нужно оконную раму, почему не дать?
В целом “гостинка” и ее содержимое в очень плохом состоянии. Например, наружная панель в одной комнате буквально расслоилась, щель между плитами в другой начала расширяться, скорее всего, еще в бытность обитателей этой комнаты. Именно поэтому строители очень осторожны. Перекрытие 17-метровой комнаты не стали выдергивать краном, потому что оно прогнулось внутрь.
– Ты думаешь почему у меня под ногами такая большая лужа на полу? – спрашивает Рустам, стоя сверху на стыке двух панелей. – Потому что плита от времени прогнулась внутрь и в образовавшейся “чаше” собралась вода. Ее теперь просто так не снимешь, будем пилить на части.
И строители начинают долбить перфораторами перекрытие посередине, потом резать обнажившуюся арматуру. Затем все это само валится внутрь и уже оттуда по частям сбрасывается во двор. Вот и вся хитрость.
Хотя хлопот у Рустама и его команды полно, северная погода очень часто не позволяет им работать – из-за дождя и ветра иной раз приходится неделями сидеть без дела. Поэтому о сроках полной разборки девятиэтажной “гостинки” Рустам говорит весьма приблизительно: что-то около полугода. Рабочий день у них в связи с этим не нормирован, хотя разборку здания по технологии можно вести круглый год.
Нормативных сроков, регламентирующих продолжительность демонтажа зданий, не существует. В каждом конкретном случае принимается во внимание устойчивость конструкций дома, обеспечение безопасности жителей района. Но так или иначе, по словам представителей городского хозяйства, разборка домов гостиничного типа должна быть закончена в течение 3,5–4,5 месяца. Все зависит от количества грузоподъемных механизмов и численности рабочих на объекте.
Очень часто при проведении электронных торгов на право заключения контракта по демонтажу зданий потенциальные подрядчики намеренно занижают расчетную стоимость своих услуг, что впоследствии приводит к срывам сроков и нарушению технологии демонтажных работ.

Строительный бум?

А не приходилось ли строителям находить всякие там клады или скелет в простенке? Рустам смеется:
– Какие в “гостинках” могут быть клады? Я вон мелочь разных времен насобирал на память, да и только.
Зато на четвертом этаже в одной из комнат обнаружился настоящий камин. Так и стоит себе, занимая добрую половину комнаты. Кому пришло в голову делать его в общаге?
Уходя, заглядываю в распахнутую шахту лифта и слышу за спиной хихиканье: “Лучше пешком – кабина на первом этаже задержалась”. Лифт еще на несколько метров поверх завален обломками…
И правда, проще все это бросить и сломать до основания.

А затем…

В момент возникновения идеи использовать основания и ростверки разрушенных зданий в созидательных целях проект рассматривался с некоторой долей сомнений, поскольку в наших условиях выглядел достаточно новаторским. Но к сегодняшнему дню Норильск уже имеет ряд практических воплощений этого замысла. Это несколько торговых центров, появившихся на Ленинском проспекте, улицах Дзержинского, Лауреатов и Павлова. И самые последние достижения современной строительной мысли – технологичные жилые дома на улице Комсомольской. Учитывая количество ветхого и аварийного жилья в Норильске и сколько еще предстоит снести, можно смело утверждать, что город стоит едва ли на пороге строительного бума. Только на улице Лауреатов своего нового хозяина ждут не дождутся как минимум пять ростверков из-под жилых домов – целая улица!
Над улицей с инструментом
Здесь жили люди
“Лего” по-норильски
0

Читайте также в этом номере:

Бессмертные в восхищении (Валентина ВАЧАЕВА)
Святые воды (Татьяна РЫЧКОВА)
Оборудовали для детей (Андрей СОЛДАКОВ)
Местная. Примечательная (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Ближе к дому (Виктор ЦАРЕВ)
На том стоим (Виктор ЦАРЕВ)
Стань охотником на зебру (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск