Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
14:50 В Норильске провели экспертизу дорожной сети
14:20 Работников «Норникеля» защитят от гриппа
13:30 Члены совета директоров «Норникеля» посетили Надеждинский металлургический завод
12:45 Члены совета директоров «Норникеля» познакомились с работой Медного завода
12:30 Новый просветительский проект о ГУЛАГе запускают в Норильске
Все новости
Индия пахнет карри
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
28 апреля 2012 года, 14:27
Текст: Татьяна ШАЙБУЛАТОВА
Приобщившись в сентябре к практике йоги, я увлеклась этим занятием. Мне понравилось ежедневно совершать маленькие победы в умении владеть своим телом. Одна за другой уходили проблемы со здоровьем, мир вокруг меня стал гармоничнее, люди добрее. Поэтому, когда встал вопрос, куда ехать в отпуск, я не задумывалась: конечно, в Индию, в йога-тур. Найдя во Всемирной паутине несколько ссылок, отправила по ним свое резюме: новичок, занимаюсь аштанга-виньясой, хочу принять участие…
Вскоре пришло несколько писем, но все предложения не подходили по срокам. И вот последнее – от Рави Кумара, ведущего практику хатха-йоги на телеканале “Живи”. Мои желания совпали с возможностями, и колесо завертелось. Не прошло и трех месяцев, как лежу я на коврике. Коврик на террасе второго этажа нашего корпуса. Закрыв глаза, старательно вытягиваю “задние пятки”, расслабляю их. Стараюсь почувствовать соприкосновение тела с полом… дышу… пытаюсь осознать себя в пространстве…
А начиналась моя Индия с Санкт-Петербурга.
Республика кошек
Питер. Как много в этом слове для норильчанина. Это друзья, Невский, тепло общения, это целый мир, встречи с которым я жду всегда с нетерпением. Для меня еще стихи и гитара. В аэропорту, как всегда, встречают. По заведенной традиции прямо из Пулково отправляемся куда-нибудь посидеть. В этот раз – в “Макдоналдс”, где мы с удовольствием поели вредного, но такого аппетитного и вкусного фастфуда. Составили планы на неделю. В неделю уместились: двухдневный визит к Татьяне и Владимиру Шульгиным, музыкально-гитарные посиделки у Натальи Графеевой – выпускницы центра литературного творчества “Водолей”, известной норильчанам по публикациям в альманахах “Аквариум”. А также традиционный вечер общения с подросшими учениками из последнего выпуска центра, улетевшими в Cеверную столицу.
Все удалось. У Шульгиных, как всегда с гитарой, просидели почти до утра. Днем занялись с Татьяной новым проектом – изданием книги, посвященной собакам. Потом, прогулявшись по Невскому, заглянули в Санкт-Петербургский музей кошки. Сам музей находится во Всеволожске, а здесь, на Якубовича, 10, расположен клуб-салон-магазин-музей “Республика кошек”. На входе нам выдали бахилы, попросили заполнить анкету и вручили “въездную визу”, в которой среди прочего указали, что в кошках мой возраст составляет 7 лет 4 месяца, рост 5,5 кошки, а вес – 18 котов. Отдав 150 рублей за оформление “визы”, я получила бесплатно “чай, кофе, вай-фай, кошки – неограниченно”. Правда, кошки находились в отдельном помещении за прозрачными дверями. Чтобы войти к ним, надо было вымыть руки. История музея такова: знаменитые эрмитажные кошки периодически пополняются не только “дворянами”, но и элитными породами. Таких зверушек забирают, при необходимости лечат, стерилизуют, после чего они живут в клубе и радуют посетителей.
Помещение клуба – сплошные кошки. Кошки-подушки, кошки-часы, кошки-перчатки, сумки, магниты, чашки, книжки, статуэтки… При желании все это можно приобрести. Можно, пообщавшись с кошками и котами, просто посидеть на диванчике. Вскоре к нам присоединяется компания желающих попрактиковаться в разговорном английском. Играем в “Мафию”. Группа небольшая, поэтому мы играли в вопросы-ответы. Вытянув карточку с изображением кошки, надо по номеру найти вопрос на английском языке и на английском же на него ответить.
Пока мы осваиваем эмоциональную мелодику языка Туманного Альбиона, в небольшое помещение стекаются завсегдатаи и новички. Семьи, юные парочки, солидные матроны и подростки. Всем находится занятие: дети играют с кошками, рисуют, взрослые играют с кошками, затем пьют чай… Уходить не хочется, но пора.
Апогеем питерских каникул стал поход в индийский ресторан, где я насладилась интерьером в индуистском стиле и пряной кухней. В ожидании поездки мне все казалось волшебным, неземным. Наверное, самое точное определение – божественным. Вероятно, индийские божества взирали на меня сверху со снисходительными усмешками. Я пребывала в состоянии эйфории. Впереди Москва, а там и Индия недалеко.
Не оставляйте без присмотра
…Опустите взгляд к сердцу… Почувствуйте его… Слушайте, как оно бьется… Слушаю. Над нами каркают вороны, сидящие на ветках пальм и с любопытством наблюдающие за странными двуногими, распластавшимися на полу веранды. “Черный ворон, что ты вьешься?” – хочется запеть мне. Гоню суетные мысли. Где-то там сердце… И оно бьется…
В Москве меня встречает Гюльнар Мызрикова, геолог, писатель, студентка Высших литературных курсов. С ней мы познакомились в Норильске, и вот я у нее в гостях. Немного робею. Но Гюльнар трогательно за мной ухаживает. Отбивные из баранины, шампанское с мартини. Отпуск продолжается…
На следующий день после моего приезда на Москву спускается морозный воздух. Минус 20–24. Москвичи ахают. Как холодно, говорят они. Гюльнар ужасается, глядя, как я рассекаю по столице в ветровке и без шапки. Нормально! Хорохорюсь я. Но действительно, что-то прохладно…
Обязательная программа для Москвы – это литературный институт, отделение Союза российских писателей и театр “Школа современной пьесы” Райхельгауза.
Институт. Каникулы. Безлюдно. Я стою около корпуса заочного отделения. Кажется, сейчас зазвучат голоса сокурсников. Золотое время студенчества, самое счастливое в моей жизни. Мы идем в храм Иоанна Крестителя (сразу за углом). “Иоанн тоже писатель”, – убежденно говорит Гюльнар. На входной двери объявление: “Братья и сестры, не оставляйте свои вещи без присмотра, чтобы не скорбеть об утратах”.
Я ставлю свечу у образа Богородицы и вторую у Иоанна, в конце концов, он тоже писатель. Ну, почти писатель.
Следующим вечером мы с Гюльнар отправляемся в мой любимый театр Райхельгауза. В пьесе Иона Друцэ “Ужин у товарища Сталина” играет Сергей Юрский. В роли певицы Надежды Блаженной – Татьяна Фасюра, актерский талант и вокальные данные которой завораживают. А когда она исполняет фрагмент арии Розы из оперы The Phantom of the Opera, зал взрывается аплодисментами. И потом, дома, мне все слышится высокое сопрано…
Оставалось купить необходимое для занятий: коврик, четыре пенки, одеяло, кирпич, ремень… Что такое пенка? Зачем кирпич? Выручил Интернет. Нашла магазин, заказала все с доставкой на дом. Все, я готова. Завтра вылетаю…
Намасте
Медленно возвращаем сознание… Осознайте себя здесь, на веранде…
Группа сформирована, но разрозненна. Летим каждый сам по себе. В самолете широкие удобные кресла, подушечки, сенсорные экраны телевизоров, вмонтированные в спинки впереди стоящих кресел. Наушники. Приветливые стюардессы разносят пледы. Воду. Пиво. Вино… Когда после обеда нам принесли йогурты, я окончательно разомлела. Пять часов полета прошли незаметно. Пересадка в Абу-Даби не пугала. Но я перепутала терминалы, отстояла огромную очередь на посадку и только тогда выяснила, что заблудилась. Первая мысль: все, самолет улетел без меня, я в чужой стране, одна… В панике бросилась к дежурному и, как смогла, объяснила, что мне-то надо в Тривандрум, а здесь посадка в Дели… Молодой араб быстро поговорил по рации и лично сопроводил меня через весь (!) аэропорт к нужному выходу. То есть на посадку. И снова арабские авиалинии оказались на высоте. Заснуть я не смогла и с удовольствием посмотрела фильм “Избавиться от парня за десять дней” на английском языке... От усталости болело все. Еще четыре часа перелета – и мы прибыли в аэропорт Тривандрум штата Керала. Намасте*, Индия!
Серебро или нержавейка?
Завтрак в отеле Uday Samudra порадовал разнообразием и наличием национальных блюд наряду со стандартным набором континентального завтрака. Острые пряные овощи. Запах карри и ладана (отель граничит с маленьким храмом). Чай с масалой. Королевские бананы, маленькие и пузатые, тают во рту.
Бегом к морю. А вот первый сюрприз. Спокойного моря мы не увидели ни разу. Все время волны, сбивающие с ног. Сидящие на берегу рыбаки-индусы снисходительно смотрят, как мы кувыркаемся, пытаясь преодолеть полосу прибоя. Со временем мы научились делать это виртуозно. По какой-то природной прихоти волны были разные. Несколько средненьких, а потом две мощные. Мы успевали за период относительного затишья преодолеть роковую черту и с удовольствием болтались в теплой воде, повизгивая, качались на волнах. Но в первый день песочный пилинг получили по полной программе. Хохотали потом в номере, вытряхивая песок из купальников.
На берегу в соломенных шалашах живут рыбаки. Каждый день в два часа пополудни они на длинной лодке забрасывают в море свои сети, и длится это действо до 18 часов. И каждое утро, с шести до одиннадцати, они эти сети вытягивают. Тянут вручную, артельно, с двух сторон. Один человек сворачивает канат в бухты, остальные этот канат к нему подтягивают. Такое ощущение, что время остановилось. Нет в природе ни электромоторов, ни лебедок… Ежедневно эта огромная сеть приносит небольшой улов, который тут же скупается местными рестораторами.
Здесь же, на пляже, расположились ювелирные магазинчики. Серебро, латунь или нержавейка, попробуй догадайся. Можно торговаться. Так я купила колечко за десять долларов, хотя продавец изначально просил сто.
Программой были заявлены по два занятия йогой в день: первое в 5.30, второе в 18.00. Каждое по два – два с половиной часа, а также две экскурсии по согласованию с группой.
Храмовый забег
Первая экскурсия, рассчитанная на весь день, – посещение местных храмов. Мы арендовали четыре машины, в каждую из которых поместилось по шесть человек, и почетным эскортом выехали обозревать достопримечательности штата. Вот где я, на первом сиденье, рядом с водителем, насладилась, получив гиперзаряд эмоций… Обилие зелени, постоянно меняющийся ландшафт – то горы, то равнины, реки с мутно-зеленой водой. Собираясь в Индию, я больше всего боялась нищих-попрошаек и обезьян. Говорят, были случаи, когда приматы вели себя агрессивно, вырывали из рук туристов мелкие предметы – фотоаппараты, кошельки и даже документы. Могли и покусать. А попрошайки не только назойливы, но и вороваты. Так вот: ни первых, ни вторых в штате Керала мы не встретили. И вообще, по статистике, в Керале около 98 процентов грамотного населения.
Вдоль дороги, по которой мы передвигались, шли женщины в сари, а также стояли, сидели, лежали мужчины в юбках-запашках. Называется такая юбка – лунга. Женщины несли на головах разного рода тяжести –  тазики, целлофановые пакеты. На берегах рек группками мылись, стирали индусы. По дорогам неслись автомобили, автобусы (все без стекол в окнах), маленькие тук-туки (моторикши), множество мотоциклов. Левостороннее хаотичное движение. Не сигналили, кажется, только пешеходы. Я, не так давно приобщившаяся к армии водителей, пыталась считать дорожные знаки. Но чаще встречались плакаты с красными звездами, серпами и молотами. Ностальгия по СССР.
Первым мы посетили музей деревянного зодчества, затем побывали в мемориальном комплексе Вивекананды – в самой южной части Индии, где сливаются Аравийское море, Индийский океан и Бенгальский залив, а напоследок осчастливили своим присутствием храм Шри Падманабхасвами.
Храмы Индии – это отдельный разговор. В очередях за входными билетами больше местного населения, чем туристов. Индусы трепетно относятся ко всем своим богам и знаменитостям, украшают алтари и изваяния цветами, угощают их едой и обильно окуривают ладаном, почтительно нанося пепел на головы и лоб. В храмы можно входить только босиком. Руки и ноги посетителей должны быть закрыты, а фотографировать вообще можно только за отдельную плату и не во всех храмах. Так, в огромный Шри Падманабхасвами нам не разрешили даже внести фотокамеру. Причем сначала туристы приобретают билеты, потом разрешение на фотосъемку, потом сдают на хранение обувь. Все за отдельную плату. Сначала я тоже приобретала право на хранение своих сланцев, а впоследствии стала небрежно забрасывать их в рюкзак, дабы не стоять в очередях.
Пустые залы музея деревянного зодчества: длинные переходы, высокие ступени. Интересно, что во всех помещениях тщательно продумана система вентиляции. Маленькие дверные проемы, не пропускающие солнце, длинные скаты крыш, создающие дополнительную тень, множество вентиляционных отверстий в противоположных стенах создают циркуляцию воздуха, обеспечивающую комфортный температурный режим.
…Мемориальный комплекс Вивекананды находится на острове. Островок находится метров в ста от берега, и плыть к нему предстоит на катере. Ржавое корыто, иначе судно не назовешь, – наш водный транспорт. Ступая на борт, необходимо надеть спасательные жилеты. Жилеты лежат на пирсе большой неопрятной кучей. Засаленные, грязные. Я брезгливо беру один из них двумя пальцами. А можно не надевать, а в руках держать? Можно. Мы, как салаки, набиваемся в посудину, называемую катером. Полдень. Единственная тень на острове – отбрасываемая храмом. Солнце палит. Мы босиком скачками прыгаем от здания к зданию. В первом, небольшом, насладились лицезрением вмятины в камне. Это след ноги богини Канья Кумари, которая так долго медитировала на одной ноге, что оставила след на скале. Во втором, огромном сооружении видим только памятник Свами Вивекананде – святому, почитаемому в Индии. Говорят, здесь получают очищение смертные и боги.
Следующий и последний на сегодня объект – храм Шри Падманабхасвами, известный тем, что недавно в нем вскрыли четыре из шести хранилищ, полных золота и драгоценностей. Пока не объявлена конечная стоимость кладов, но примерная сумма – 22 миллиарда долларов.
Храм огромен, мы, опять же босиком, передвигаемся за гидом-индусом по бесконечным залам. Рави Кумар переводит, но я утешаю себя тем, что всемогущий бог Google поможет и я узнаю все и подробно на свежую голову. Поющие колонны… Если ударить по ним основанием ладони, можно услышать мелодичное гудение. Мы, почесывая ладони, выгребаем мелочь на чаевые гиду, тащимся к выходу. Темно и поздно. Кое-кто возвращается босиком: не доглядели, обувку свистнули прямо у ворот священного места. Дань храмовому месту. Видимо, той, у кого пропала обувь, придется вернуться в эти края. Город Тируванантхапурам провожает нас цветными огнями. Возвращаемся в отель. А утром – практика, как всегда, на веранде в 5.30.
Ой, речка-река
Вторая экскурсия прошла мягче и приятнее. 30 минут на комфортных автобусах, 40 минут по реке, названия которой я так и не запомнила и не поняла. Мутно-зеленая, отливающая перламутром вода опалово светилась, когда мы проплывали среди деревьев, сплетающихся над головами. Невероятно красиво. Я не успевала щелкать фотоаппаратом. Птичка, ой, еще птичка, ой, ананасы, ой, дерево манго, ой… кусок пенопласта. В запарке фотографировала все подряд. На берегу мылись… эээ, совершали обряд омовения аборигены. Мужчины отдельно, женщины отдельно. Мужчин мы сфотографировали, а женщин – нет. Запретил лодочник. В реке мне не разрешили не только искупаться, но и помочить ладони. И даже ноги помочить запретили. Рави Кумар сказал, что в подобных местах он после университета работал врачом. Основные болезни – инфекционные. В связи с тем что процедура сожжения покойников дорогая, усопших предают воде, отпуская их в реку. Хорошо, что я не рискнула искупаться в этом водоеме…
Остановка. Мы выходим на берег, на узкую песчаную полоску, которая разделяет реку и Аравийское море. Золотой пляж. Ни зонтиков, ни лежаков, только солнце, море и песок. Мы возвращаемся к лодке. На берегу индийцы продают кокосы, 40 рупий. Сначала мы выпиваем сок, который замечательно утоляет жажду, а потом каждый орех для нас разрубают пополам, и мы едим нежную молочную мякоть, покряхтывая от удовольствия.
Обратная дорога почему-то короче. По берегам стоят небольшие отели, и мы спорим, есть ли здесь водяные змеи. Рави успокаивает: есть.
Йогаэйфория
Рави Кумар – урожденный индиец. Последние десять лет на родине не был. Выпускник Российского университета дружбы народов. Врач-травматолог. Ведет практику  хатха-йоги на телеканале “Живи”. Женат. В поездку взял шестилетнего сына Раму. Всегда улыбчивый, внимательный, удивительно приятный в общении. Телом владеет так, что у нас от зависти просто дыхание перехватывало. Говорит Рави с акцентом, но все нюансы российского юмора умеет передать.
Мы стоим  спинами к стене, поднимаем руки, выворачиваем  плечевые суставы и широко расставленными пальцами тянемся к стене, упираемся, крепко держась за эту самую стену, “толкая” ее назад. Одновременно опускаем “лопатки и нижние ребра”, поднимаем грудную клетку и пытаемся выдвинуть ее максимально вперед, продолжая руками давить назад. “Не вижу довольных улыбок”, – говорит Рави. Мы смеемся. Группа разношерстная: здесь и москвичи, и молодая женщина из Туркменистана, и две жительницы Новокузнецка. Социальный состав тоже разный – бизнесмены, фотографы, музыканты, семья славянофилов-сыроедов, домашние хозяйки, пенсионерки. Мою соседку по комнате зовут Анастасия. Милая и очень ответственная во всем. Сама о себе говорит: “Я руководитель небольшого структурного подразделения”. Она с увлечением рассказывает о поездке на Соловки (на реставрационные работы). О том, как на выходные с подругой летает в Италию отдохнуть. Я от зависти теряю дар речи. Анастасия покоряет меня своим спокойствием и усердием. Она не пропускает ни одного тренинга, не в пример мне, а еще умеет делать стойку на голове и “лягушку”.
На самом деле йога-тур оказывается семинаром по совершенствованию практики. Мы узнаем, как правильно ставить ноги, какие группы мышц напрягать, как управлять суставами. Что, например, вы сделаете, если вам надо встать в асану (позу) “дерево”? А надо поставить ноги вместе – так, чтобы внешние стороны стопы были параллельны. Опираясь на задний край пятки и передний край стопы, раздвинуть пальцы ног (веером), вытягивая их вперед, и не ставить на пол, а лишь касаться подушечками. Поднять своды стоп, напрягая мышцы ноги, поднять вверх коленную чашечку, напрягая мышцы бедер, головки тазобедренного сустава вывернуть вперед, толкая таз и бедренные кости вперед. Нижние ребра толкнуть назад, руки поднять вверх, раздвинуть пальцы, расширить ладонь, как бы делая ее тоньше, плечевой сустав назад, локтевой – вперед. Затылок чуть назад, взгляд вперед, вытянуть себя вверх…
На первичную постановку позы уходит 15 минут. Рави ходит между нами, поправляет, если надо, показывает направление движения, группы мышц, которые необходимо активизировать. Так по каждой асане. Каждое занятие – подготовка к следующему. “Если чувствуете острую, режущую боль – немедленно выходите из позы, – говорит Рави. – Если тупую – терпите”. Мы терпим, выходим, падаем на коврики без сил. Тяжело даже тем, кто практикует йогу давно. Мне, новичку, интересно и трудно. Два часа занятий утром, до рассвета, два часа – вечером. После них чувствуешь прилив энергии, все существо наполняется счастьем и благодушием. Говорят, что во время занятий йогой организм под воздействием нагрузок выделяет вещество, способствующее душевному комфорту и гармонии. Любопытствующие туристы фотографируют нашу группу.
Аюрведический массаж
Я лежу на массажном столе, вся в масле, как сардина из банки. Полумрак. Неназойливо пахнет маслами. Быстрые горячие руки растирают мышцы, разминают суставы. Если меня нагреть до подходящей температуры, на мне можно будет выпекать блинчики без добавления жира.
Побывать в Индии – и не попробовать массаж? Я поддалась на уговоры и согласилась. В аюрведическом (аюрведа – древнейшая система медицинских знаний) центре меня первым делом осмотрел доктор. Пощупал пульс, пропальпировал проблемные точки, назначил массаж, назвал цену. За семь сеансов – 210 долларов.
При мне, сломав фиксатор, открыл новую бутылку с маслом, дабы я не усомнилась, что им до меня не пользовались. Одна из процедур заключается в том, что пациенту, лежащему на спине, на лоб капает теплое масло и по желобкам стекает в емкость. Куда девается использованное масло, я не знаю. Но перед каждым сеансом доктор со щелчком открывает новую бутылку при пациенте.
– Болит?
– Болит, – отвечаю я. Проблемное место натирают какой-то мазью, по запаху похожей на бальзам “звездочка”, и растирают с удвоенной силой.
Итак, меня умаслили, натерли благовониями, потом поколотили горячими мешочками с ароматными травами. Умиротворенная, я плыву в отель. Кажется, за мной остается дорожка из масляных капелек…
После третьего сеанса все тело болит, я не могу поднять руки, но кожа становится похожей на шелк. И вечерние практики после массажа проходят легче.
Рави предупреждал
Пятнадцать дней пролетели незаметно. Мы расталкиваем по чемоданам и рюкзакам подарки и сувениры. Это непременно сари, “сальвары”, пряности и различные мази. Я еще везу фрукты и бронзовую фигурку божества с головой слона – Ганеша, подаренного мне в день рождения Рави.
Собираюсь без сожаления. Усталость накопилась такая, что хочется только одного: лежать. Слава богу, все позади. Двухразовые практики и комары, влажная духота и постоянное карканье, а также полночные храмовые пения и взрывы петард по ночам.
Снова уютные самолеты, пробег по длинному аэропорту Абу-Даби (знакомый дежурный машет мне рукой), еще каких-то пять часов (последней каплей уважения к эмиратским авиалиниям становится мороженое, которое нам разносят перед снижением) – и вот она, Москва. Я, в шароварах и белой индийской тунике, в плетенках на босу ногу, толкаю перед собой загруженную доверху багажную тележку. Видимо, колоритное зрелище, потому что на меня оглядываются. А вот и встречающие: делегация из Питера в составе учеников и дочери. Они заняли уютный диванчик в кафе, где и я располагаюсь на ближайшие шесть часов, до самолета в Норильск. Вынимаю фрукты, раздаю сари, подарки, сувениры и, конечно, карри, которая теперь для меня прочно ассоциируется с Индией. Прибегают знакомые москвички. Мы пьем кофе, и я рассказываю об Индии. Понравилось? Да. Еще поехать? Нет!
Время пролетает незаметно. Меня провожают к терминалу. Багажа убавилось. Я уже в зимней одежде. Посадка. Самолет. Норильск. Снова раздача подарков…
Тело будет болеть еще недели три-четыре, предупреждал Рави Кумар. Болит. Я привыкаю к дому, к городу. Все знакомые расспрашивают об Индии. В сто первый раз повторяя, уже заученно улыбаясь, говорю: в Индию больше не поеду.
…Почувствуйте свои ноги, руки, услышьте сердце… Возвращайте сознание…
Спустя месяц пересматриваю фотографии. Прихожу с занятий йогой и думаю об Аравийском море. Мне вспоминаются улыбчивые индийцы и запах карри… Надо написать Рави, спросить, когда следующий семинар в Индии.
 

*Намасте – дословно “привет тебе”, приветствие, прощание, спасибо (санскрит).
0

Читайте также в этом номере:

Один, совсем один (Андрей СОЛДАКОВ)
Конкурс территорий выиграли Путораны (Владимир ЛАРИН, директор заповедника “Путоранский”)
Три глагола (Зоя АРЕФЬЕВА)
Тайфун на пилоне (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск