Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
На границе свободы
Рейд
1 марта 2011 года, 11:58
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
“Здравствуйте! Уголовно-исполнительная инспекция! Откройте, пожалуйста”. За дверью раздается шорох, щелкают замки. Женщина, открывшая дверь, сразу понимает, зачем пришли незваные гости, и зовет из комнаты своего несовершеннолетнего сына.
Регулярно представители межрайонной уголовно-исполнительной инспекции (МРУИИ) №7 управления федеральной службы исполнения наказаний, а также сотрудники отдела по делам несовершеннолетних норильского УВД обходят по вечерам квартиры, в которых живут условно осужденные или досрочно освобожденные подростки. В один из таких рейдов отправились и корреспонденты “ЗВ”.
– Мы проверяем, как наши подопечные выполняют решения суда, – поясняет инспектор МРУИИ №7 Наталья Кузьмина, когда мы только садимся в машину и едем по первому адресу. – Вообще, уголовно-исполнительная инспекция – это служба исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы. При условном осуждении или досрочном освобождении суд накладывает на человека ряд обязанностей и ограничений. Они могут касаться места жительства, работы, учебы. В случае с несовершеннолетними ограничения касаются их досуга. К примеру, самая жесткая мера – с 23 часов до 6 утра подросток обязан быть дома, не посещать друзей или места развлечений.
– А если он не выполняет эти требования?
– Сначала выносим предупреждение. А потом по решению суда условный срок может обернуться реальным… Так, приехали.
Входим в подъезд и поднимаемся на один из этажей. Женщина, открывшая нам дверь и позвавшая сына, оставляет его на лестничной площадке наедине с инспекторами. 15-летний юноша вовсе не кажется неблагополучным или так называемым трудным подростком: опрятен, вежлив и вообще производит приятное впечатление.
– Как дела, Вадик? (Все имена подростков изменены. – Ред.)
– Нормально.
– А в школе?
– Хорошо. Аттестован по всем предметам.
– С родителями отношения хорошие?
– Даже прекрасные.
Беседа продолжается еще какое-то время. Все спокойны и взаимно корректны. Инспекторы делают какие-то пометки в своих бумагах. О причинах, по которым вообще происходит эта “официальная встреча на лестнице”, они не сказали ни слова. Как будто это просто что-то вроде ненавязчивого социологического опроса.
– Мы исходим из того, – говорит инспектор отдела по делам несовершеннолетних УВД Норильска Елена Балашова, – что каждый в жизни имеет право на ошибку. Зачем лишний раз указывать на нее подростку и трепать ему нервы? Кроме того, я уверена, что плохих детей нет и быть не может. Весь мой опыт работы в отделе по делам несовершеннолетних говорит о том, что поведение ребенка, выходящее за рамки социальных норм, обусловлено прежде всего родительским воспитанием или неблагополучной ситуацией в семье.
 
“Прости” и сломанный звонок
Как подтверждение слов Елены  Балашовой звучит история про следующего подростка, к которому мы едем. Алексею 16 лет, сейчас учится в одном из средних специальных учебных заведений города. Условно осужден за грабеж. Раньше часто сбегал из дома, его мать почти беспробудно пила. Отец их бросил и уехал на материк. Потом мать умерла. Над Алексеем оформила опекунство мама его друга, в их доме он часто бывал.
– Ребенок оказался очень благодарным, в новых родителях  души не чает, – рассказывает Наталья Кузьмина. – Сейчас – безупречный парень.
Когда “безупречный парень” вышел к инспекторам для разговора, сомнений не осталось – Алексею уже ни к чему сбегать из дома. Точнее, не от чего бежать.
– …А в планах у меня – получить высшее образование, – закончил он короткий рассказ о себе и своей нынешней жизни.
Мы обратили внимание на надпись на стене возле дверей его квартиры: “Алеша, прости меня!”.
– Да это так, – смутился подросток. – Девочка одна, в общем, написала.
Подробностей рассказывать не пожелал, да мы и не настаивали.
Еще один адрес. Площадка с четырьмя квартирами закрыта общей дверью. Звонок интересующей нас квартиры не работает, инспекторы звонят соседям, те открывают дверь:
– Опять! Да когда же это кончится!
– К вам часто звонят? – спрашиваем.
– Это невозможно просто! Вы далеко не первые, мягко говоря.
Тем временем из других квартир выглядывают остальные соседи. Инспекторы стучат в единственную оставшуюся закрытой дверь.
– Нам нужен Дима, он дома?
– Я и есть Дима, – доносится из-за двери мальчишеский голос.
– Дима, открой, это инспектор, ты недавно был у меня на приеме.
Щелкает замок, в проеме появляется вихрастая голова.
– Ты один?
– С малым.
– А почему музыка так громко играет? Уже почти 11 вечера, не забудь сделать тише.
Соседи с неодобрением наблюдают за диалогом 15-летнего, внешне тоже вполне благополучного подростка с инспекторами (да, все хорошо, и в школе, и с родителями, и с братом – “малым”). Потом неожиданно начинают отчитывать его за сломанный звонок:
– Сколько раз твоим родителям говорили: почините! Так и передай им, что нам это уже надоело! Или сам этот звонок сделай, неужели так трудно?!
Пацан выслушивает эту многоголосую тираду со стороны нескольких взрослых человек молча, глядя в пол. Хотя не будь здесь инспекторов, возможно, и огрызнулся бы. И не знаем, как инспекторы, но мы бы его, честно говоря, за это совсем не осудили.
 
Не упустите чадо
– Сейчас мы наблюдаем за восемью условно осужденными подростками, – продолжает Наталья Кузьмина. – Для сравнения: в 2007 году в Норильске таких было 70. Осуждены они в основном за грабежи и кражи. Досрочно освобожденных среди наших подопечных нет – увы, досрочно освобожденные, как правило, за какие-то свои  действия по решению суда возвращаются обратно в колонии.
– Ваш надзор, в том числе в виде таких совместных с милицией рейдов, играет какую-то роль в перевоспитании  этих подростков?
– Думаю, да. Не скажу, что у всех, но у многих происходит переоценка своих поступков. Кроме того, они понимают, что находятся под контролем. Ведь часто несовершеннолетние совершают преступления, чувствуя свою якобы безнаказанность. С подростками, попавшими в поле зрения нашей инспекции и милиции, работают также и психологи УВД.
Напоследок еще пара цифр. Последние несколько лет подростковая преступность в городе снижалась. Но в январе этого года она выросла: несовершеннолетние совершили шесть преступлений (в январе прошлого – пять). В основном, как уже было сказано, это грабежи и кражи.
Анализируя рост подростковой преступности, старший инспектор отдела по делам несовершеннолетних УВД Норильска Ольга Курунина называет несколько причин:
– В 2005–2006 годах зафиксирован рост общественно опасных деяний, совершенных несовершеннолетними в возрасте до 14 лет (в основном это кражи и нанесение телесных повреждений). На сегодня многие из тех подростков вновь стали совершать деяния, уже будучи субъектами преступлений. Кроме того, несовершеннолетние, совершившие преступления ранее и вернувшиеся из воспитательных колоний, получив криминальный опыт и обладая лидерскими качествами, вовлекают в преступления других несовершеннолетних.
Инспекторы, работающие с детьми, утверждают, что путь к преступлению, как правило, не бывает у подростка резким и неожиданным. Совершению незаконного действия обычно предшествует целый ряд признаков, в том числе поведенческих. Родителям надо только вовремя их заметить.
– Подростки, совершившие преступления, в основном воспитаны в семьях, где нет эмоционально-психологического контакта между родителями и детьми, – считает Ольга Курунина. – Родители не уделяют должного внимания обучению, воспитанию, кругу общения своих детей. Такие родители ранее не обращались за помощью к специалистам, потому что не были заинтересованы в коррекции поведения своих детей.
0

Читайте также в этом номере:

Пусть фотография живет (Вера КАЛАБЕКОВА)
Необычная экскурсия (Юлия КОСТИКОВА)
65 лет вместе (Валентина ВАЧАЕВА)
Где правда? (Елена ПОПОВА)
Пуля с Масловского (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск