Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
10:05 Норильский фильмофонд пополнит собрание «Енисей-кино»
09:05 Российские ученые создали специальный мультиминеральный комплекс для северян
08:05 Прокуратура выявила нарушения в Норильском перинатальном центре
14:05 На праздновании Дня металлурга выступили финалисты фестиваля «Корпорация звезд – 2019»
13:30 Ученые утверждают, что глобальное потепление на Таймыре происходит очень быстро
Все новости
По ту сторону объектива
Гость “ЗВ”
10 февраля 2011 года, 12:54
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
“Он здорово чувствует цвет и свет”. – “Да, и тут все построено на игре смысловых и визуальных контрастов”. – “Смотри, вот эту фотографию я бы даже дома повесила”. Этот разговор я невольно подслушала на фотовыставке Евгения Щемилина, открывшейся недавно в Норильской художественной галерее.
Если вы там до сих пор не были – обязательно сходите, выставка будет работать до конца февраля. Она называется “Генплан” и представляет собой своеобразное арт-исследование городской среды посредством художественной фотографии. Таким Норильск – совершенно точно! – вы еще не видели.
А наш сегодняшний разговор с автором, Евгением Щемилиным, конечно, о фотоискусстве. И немного о личном.
 
Время на “художества”
– Женя, как член Союза фотохудожников России и председатель норильского клуба фотолюбителей “Таймыр”, вы достаточно известны в определенных кругах. И все же для тех читателей, которые с вами еще не знакомы, расскажите немного о себе.

– Мне 30 лет. Работаю на руднике “Маяк” бригадиром-мастером подземного участка по ремонту самоходного дизельного оборудования. По образованию я инженер-электрик горного профиля, в свое время окончил Норильский индустриальный институт.  Наверное, могу считаться коренным норильчанином: родители привезли меня сюда в двухгодовалом возрасте из столицы Киргизии города Фрунзе (сейчас Бишкек), где я родился… А последнее важное семейное событие – 3 декабря у нас с женой появилась на свет дочь, Василиса.
– Как вы пришли к тому, что стали снимать?
– Вообще, я с детства занимался изобразительными искусствами, постоянно рисовал, в студенчестве увлекался граффити. Хотя специально этому нигде не учился, как и мой отец, который занимался живописью, резьбой по дереву и городецкой росписью. Фотография же в те годы была дорогим и трудозатратным хобби: нужна была громоздкая аппаратура, химикаты, много расходных материалов, надо было проявлять, сушить, печатать… Так что это прошло мимо меня.
Потом началась взрослая жизнь и работа, времени на “художества” не осталось. А потом мой товарищ купил цифровой фотоаппарат. Когда появилась “цифра”, это же была революция в фотографии: нажимаешь кнопочку, и оп – сразу картинка! Я взял эту камеру, что называется, погонять на пару недель. С тех пор задался целью купить и себе. Купил уже в 2004 году, через год после того как пришел из армии. И началось…
– Считается, что профессиональный фотограф – тот, кто зарабатывает своими работами деньги. Вы согласны? Можете назвать себя профессионалом?
– Ну что вы! Я любитель. И никогда в жизни не задавался целью зарабатывать деньги фотографией. Хотя мне постоянно звонят разные люди, интересуются, “сколько стоит у вас сняться” или снимаю ли я свадьбы. Снимаю! Но только друзей и бесплатно. Если работать, грубо говоря, “на свадьбах” постоянно, то романтика и удовольствие превращаются в рутину, и творчество умирает сразу же. Так что это спорное утверждение, о профессионализме. Хотя не скажу, что безосновательное.
– Как вам удается совмещать основную работу с фотографией?  Ведь, несмотря на приход “цифры” и упрощение технологии, это увлечение по-прежнему отнимает достаточно много времени.
– Теперь я практически всегда беру камеру на работу. Понимаете, я уже не снимаю, как раньше, все подряд, а знаю, что хочу снять. За шесть лет определился, что у меня получается и что я хочу сказать своими фотографиями.
– Сколько камер вы сменили за эти годы?
– Сейчас у меня уже четвертая по счету камера, Canon EOS 5D.
– По каким характеристикам вы ее выбирали? На что вообще стоит обращать внимание, когда покупаешь фотоаппарат?
– Смотря для каких целей и в зависимости от того, что ты хочешь снимать. Условно говоря, должно быть техническое задание. Для этого задания камера и должна подходить. Я к последней камере шел начиная с мыльницы. Просто постепенно понимал, что для какой-то задумки уже не хватает технической возможности. Нынешний Canon пока не хочу менять, он меня вполне устраивает. Я не техноман, не гонюсь за суперновинками и последними моделями только потому, что они последние.
 
Миллион фотографий
– На днях вы закончили принимать работы на второй открытый  фотоконкурс “Полярная перспектива – 2010”. Для участия в конкурсе важны были технические характеристики используемых камер?

– Нет, абсолютно. То есть фотография просто должна быть качественной. А уж сейчас даже мыльницы выпускают такие, что ими при умении можно сделать достойный победы в конкурсе снимок.
– Что бы вы посоветовали начинающим?
– Прежде всего постоянно снимать. Тут советуй не советуй, этот путь люди проходили миллион раз: ты снимаешь и работаешь над собой, от нуля до каких-то результатов. Ведь если ты купил фотоаппарат, это не значит, что ты уже фотограф. Надо заниматься этим от души, читать, интересоваться, приходить в фотоклуб, где тебе товарищи по цеху могут указать на ошибки. Такое общение тоже позволяет расти. К слову, отбраковка снимков для участия в “Полярной перспективе” идет серьезная, потому что многие так и считают: купил фотоаппарат – значит, фотограф.
– Отбором карточек занимается жюри. В его составе не только фотографы-профи, но и люди, которые сами не фотографируют…
– А вы уверены, что человек, который разбирается в фотографии, непременно должен фотографировать? Разве все, кто понимает живопись, сами пишут картины? Кроме того, жюри – это не один человек, а коллектив. И решение они принимают коллегиально.
Радует, что все мастера, которые по приглашению нашего клуба приезжали из других городов и вели фотомастерские, с готовностью соглашаются у нас “жюрить”. В этом году член жюри у нас – Александр Купцов, красноярский фотограф. Он очень много времени уделяет образованию молодых фотографов Сибири, у него есть крупный серьезный проект “Сибирский характер” sibcharacter.livejournal.com.
Наши фотомастерские – детский лепет по сравнению с его мастер-классами, на которые он привозит фотографов мирового уровня (если читатели “ЗВ” заинтересовались, они могут найти эти имена в Интернете: Томас Вернер, Рена Эффенди, Валерий Нистратов, Лиза Фактор, Paфaл Милax). И многие из его мероприятий бесплатны для посетителей. Когда читаю их анонсы на сайте, у меня слюнки текут.
– По итогам прошлогоднего конкурса вышел буклет с подборкой фоторабот победителей. Можете на примере одной-двух фотографий объяснить, почему они победили?
– Ну, на самом деле мое мнение не всегда может совпадать с мнением жюри (берет буклет, листает). Вот, к примеру, неплохая любительская работа: она черно-белая и может показаться скудной, но в ней есть определенный ритм, то есть повторяющиеся элементы в поле кадра. Видно, что снимал мыслящий человек, что он работал над кадром. А на этом снимке два цвета – голубой и желтый – хорошо взаимодействуют.
 
Случайное попадание
– По-вашему, чтобы стать хорошим фотографом, нужны какие-то специальные знания? Надо ли читать учебную литературу или можно вполне обходиться собственной творческой интуицией?

– До определенного момента можно обходиться. Фотография – это симбиоз технических умений и таланта. Но как вид искусства она подразумевает и развитый, богатый внутренний мир того, кто фотографирует. Даже исходя из этого нужно просто читать – разную литературу. А специальную я, например, начал читать, когда понял, что начинаю буксовать на месте. Интернет сейчас в разы упрощает обучение: можно и профессиональные статьи легко найти и почитать, и фотографии посмотреть, и поучаствовать в обсуждении.
То есть если ты хочешь расширить свои границы, обязательно надо изучать теорию, техническую сторону вопроса и чужие работы. Понимать, как они сделаны. Однако не стоит и зацикливаться на академическом подходе. Потому что многие потом уходят в эту степь и оттуда не возвращаются, мы теряем их как творческих единиц. Важно уметь лавировать между академическими знаниями, техническими навыками и творчеством. Есть примеры, когда люди толком не зная, как работает камера, делают обалденные карточки.
– Это как новичку в боулинге случайно выбить страйк?
– Возможно. Но такие люди есть. Однако их удачи не систематические. Потому что если ты хочешь заниматься фотографией осмысленно, не просто снимать красивые картинки, а что-то ими доносить, то надо понимать, что ты делаешь.
– Какой фотожанр кажется вам более простым, а какой – более сложным? И есть ли любимые?
– Они все сложные. Я поначалу, как все любители, щелкал все подряд. Потом, общаясь с маститыми фотографами, и норильскими, и из других городов, пришел к документалистике. Именно она мне наиболее близка в данный момент.
– Фотодокументалистика – это жанр, пересекающийся с журналистикой?
– В каком-то смысле да. Есть такое понятие – фотоистория. То есть история, рассказанная серией снимков, фоторядом. Но это не репортаж: мне неинтересно просто снимать мероприятия и делать событийные фото, мне интересны истории о людях, о местах… Плюс я немного занимаюсь художественной фотографией, экспериментирую с формами в жанре городской фотографии. Моя выставка “Генплан” составлена именно из таких снимков.
– А о чем была последняя ваша фотоистория?
– Она еще не окончена. Я снимаю историю про своих коллег. Это ведь дело не одного дня.
– Вы сами участвуете в фотоконкурсах? Или, может быть, отправляете свои фото в журналы?
– Периодически участвую через Интернет в конкурсах достаточно серьезного уровня. Не потому, конечно, что хочу какой-то славы, а чтобы соревноваться с мастодонтами фотографического дела и повышать собственную планку. А светиться в журналах типа “Фото и видео” мне совершенно неинтересно.
 
Спор о “Фотошопе”
– Разрешите этот затянувшийся спор о “правдивости” и “неправдивости” фотографий: “Фотошоп” и вообще фоторедактирование – это зло?

– Ни в коем случае! Это равноценный фотокамере инструмент для работы. Другой вопрос, что есть разумное использование редакторов для коррекции картинки (ведь бывают детали, которые при съемке можешь упустить). А когда из снимка практически полностью делают компьютерное изображение – это уже не фотография, а другой вид искусства. Хотя он тоже имеет право быть, и бывают очень интересные проекты в этой области. Просто надо отдавать себе отчет в том, чем именно ты занимаешься.
– Тем не менее за отфотошопленными портретами мы не видим настоящих людей.
– Вы имеете в виду глянец?
– Да, любые журналы с фотографиями ненатурально красивых лиц и тел.
– Мнение фотографов (даже самых известных и даже тех, кто такие снимки и делает): глянец – не фотография. Это просто зарабатывание денег. У глянца цель – продать. Поэтому мне нравится документалистика с ее правдивостью, которая подчеркнута лишь небольшими интонациями автора.
– В работе над фотосерией сколько забраковывается материала? То есть сколько нужно сделать снимков, чтобы вышел один хороший?
– А не факт, что он вообще выйдет. Ты можешь хоть 10 тысяч кадров сделать. Я снимаю очень много. Чтобы рассортировать материал, он должен отлежаться, должна пройти эйфория от съемки, надо подзабыть ее. А потом уже с чистым разумом, незапыленным воспоминаниями, отбирать.
– Искусству правильного отбора тоже надо учиться?
– Конечно. Неслучайно в серьезных галереях есть кураторы, которые занимаются именно и только отбором. Если человек не умеет отбирать, он может похоронить свои очень хорошие работы, а вместо них показать средние. Есть фотографы, которым нужен такой куратор, как редактор писателю.
– А как вы отбираете свои карточки?
– У каждого свой метод. Вот Сергей Максимишин (известный фотограф из Санкт-Петербурга. – Авт.) говорил: я снимаю материал, фотоисторию и сначала жене показываю, детям. Они отмечают какие-то снимки. Потом он  показывает друзьям и коллегам, мнению которых доверяет. И смотрит, какие карточки совпали. Но выбор все равно остается за автором, конечно. У меня примерно такой же метод. Это как социологический опрос.
– Выбор зависит от контекста?
– Да, зависит от того, для чего ты отбираешь и какие заданы рамки. Если для своей галереи в Интернете, можно много выложить. К примеру, у меня история из 50 фотографий, они хорошие и говорящие, а для какого-нибудь конкурса надо отобрать восемь.
– Казалось бы, из 50 хороших бери восемь любых?
– Нет, снимки в фоторяде должны работать друг на друга. История – это ведь последовательность связных  мыслей автора, которые зритель должен понять. Фотографии должны дополнять друг друга и по визуальным свойствам. Ты как бы разбиваешь историю на сценки. Это как раскадровка у кинорежиссера.
– Еще вопрос: цвет или ч/б?
– У меня лично нет предпочтения. Свои сложности есть и в цветной, и в черно-белой фотографии. Цвет – это ведь не то, когда ты просто навел камеру, нажал спуск и у тебя все в красках получилось. Цветочек желтый, трава зеленая, небо голубое. Это не есть цветная фотография. В грамотной фотографии цвет не просто так, он работает на идею автора, в том числе сочетанием цветов. Так же как в черно-белой ты привлекаешь внимание контрастом черного и белого. Простейший пример: поле кадра монохромное, а на фоне человек идет в яркой одежде. Цвет должен быть акцентом, выразительным средством.
– Знаменитая женщина в красном из фильма “Матрица”?
– Вроде того.
– Как же тогда снимать, допустим, День города, когда в кадре сплошная разноцветная толпа?
– А зачем вообще снимать День города? Его по телевизору покажут (смеется). Я считаю, что снимать надо то, что как раз не покажут.
– У вас есть гуру в фотографии?
– Чтобы кто-то прицельно и долго со мной занимался, такого нет. Но есть люди, которые, скажем так, открыли мне глаза. Например, тот же Александр Купцов. Он мне рассказал, что такое концептуальная фотография, фотосерия, документалистика. Я сказал ему, что работаю в шахте, а он: “И ты ничего там не снимаешь?!” А мне даже в голову это не приходило.
В нашем фотоклубе он у многих изменил понятие о фотографии в корне. Люди стали другими глазами смотреть на мир и по-другому его снимать. Он сразу дал понять, что пейзажики, жучки-паучки, восходы-закаты и прочие красоты – это красивые картинки, и только. А фотография должна быть наполнена смыслом.
– В таком случае снимки в каких периодических изданиях вам нравятся?
– Из российских однозначно отмечу журнал “Русский репортер”. Там фотографии рассказывают истории, а не текст. Текст часто попросту вторичен.
Из фотоистории “Крайняя смена”
Из серии “Пацаны с хутора Лазного”. Другие работы можно увидеть на сайте http://fotoclub-taimyr.ru
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск