Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поцелуй ангелов
Дню всех влюбленных посвящается
14 февраля 2008 года, 17:38
Текст: Валентина Вачаева
Конец авантюрного романа
Гардемарин, шпион, венгерский граф, английский лорд, гангстер, французский гинеколог, индийский йог – и всегда рядом смерть с браунингом в кармане. Она под стать ему и очень красивая. Они изменяли друг другу во имя долга. Она ехала к нему в лагерь, чтобы сказать о своей любви, через полстраны. Узнав, что тяжело больна, покончила с собой. Ее звали Иолантой.
«Я прибыл сюда в конце августа, влача в эти жестокие края обрывки прошлого: веру  в людей и себя, надежды и друзей», – записал в своем дневнике лекпом Дмитрий Быстролетов.
Сделал это бывший блестящий разведчик тогда же, осенью 1939-го, или позже, не суть важно. Но именно в Норильске он начал писать. В прошлой жизни Быстролетов был и юристом, и медиком, и художником, но никогда – писателем. Этот талант он обнаружил только в лагере и оказался одним из немногих, кто сумел сохранить написанное за 17 лет заключения – от первой до последней строчки. После Норильского будет другой лагерь, вплоть до 1956 года. Разведчикам, если их не расстреливали сразу, как правило, полагались сроки не меньше четверти века.
В этих записях, опубликованных только частично, история его жизни и любви.
Про такие судьбы говорят, что в них было все. Домашнее воспитание в Санкт-Петербурге, в доме графа Александра Толстого, от которого его родила крымская учительница. Морской кадетский корпус в Севастополе, окончание которого пришлось на 1919 год. В 18 лет гардемарин бежал от Гражданской войны в Константинополь, а когда вернулся, вновь вынужден был бежать на турецкий берег, чтобы найти работу. Из Константинополя ему удалось перебраться в Чехословакию, но из-за того, что юноша служил у красных, эмигрантское окружение его не приняло. Поиски работы и правды однажды привели Быстролетова в советскую разведку. Став резидентом, он с легкостью добывал шрифты и коды иностранных  государств. Перейдя на нелегальное положение, Быстролетов разъезжал по Европе то в образе венгерского графа, то английского лорда, перевоплощался в гангстеров и контрабандистов, был даже французским гинекологом и индийским йогом. К этому времени он получил ученые степени доктора медицины и доктора права, свободно владел двумя десятками языков. Позднее, на свободе, он напишет, что не нужно завидовать разведчику, «когда он утром надевает шелковый халат, днем садится за хорошо сервированный стол, ночью идет в дорогой ресторан об руку с красивой женщиной. Помните, смерть всегда рядом с ним в виде браунинга в кармане брюк или ампулы с ядом».
Женщины его обожали. А он использовал их… в своей работе. Даже жену, чешку Иоланту, которую очень любил. Правда, они договорились, что во имя долга могут физически изменять друг другу, оставаясь супругами.
После 15 лет жизни за границей Дмитрий Быстролетов вместе с женой приехал на родину, чтобы увидеться с матерью, познакомить ее с Иолантой. После короткого отдыха они стали готовиться к новому заданию. Как голландской семье им предстояло выехать в Индию, купить там плантацию, вступить  в голландскую профашистскую партию, затем перебраться в Южную  Америку, чтобы уж потом появиться в Европе приверженцами фюрера.
Но они поехали не за границу… После ареста и отправки мужа в Норильлаг, Иоланта добралась до Красноярска в надежде его увидеть. Но ее вернули в Москву. А зека Быстролетову в Норильске сообщили, что к нему приехала жена. Ему только что сделали операцию в Центральной больнице лагеря по поводу гнойного плеврита и даже подстригли «на вольный манер». Недоразумение скоро выяснилось, а увидеться с Иолантой удалось через год, уже в другом лагере. Чтобы сказать о своей любви, Иоланта проехала через полстраны. Еще через год как неблагонадежная она была отправлена в Куйбышев. В дороге у Иоланты, когда-то болевшей туберкулезом, открылось кровотечение. Чтобы не быть обузой, она кухонным ножом перерезала себе горло.
Так завершилась эта история любви.
 
Последняя роль – трагическая
Актер Георгий Жженов был женат четырежды. Все его жены были актрисами. Свою вторую жену, Лидию, сидевшую за шпионаж в пользу Японии, «американский шпион»  встретил в Магадане. В Норильском лагере его пленила актриса по имени Ирина. Лидия вышла замуж за другого, но вскоре покончила с собой. Четвертую жену по странному совпадению  тоже зовут Лидией.
Удивительным мужским обаянием природа всенародного любимца Георгия Жженова. В первый раз его арестовали 70 лет назад. «Американскому шпиону» было всего 23 года, но он уже был женат. Свою первую жену, актрису Женю Голынчик, он отпустил от себя, не надеясь вернуться из лагеря. Но жизнь продолжалась и за колючей проволокой. Там тоже любили и иногда были очень счастливы.
Лида Воронцова, в отличие от зека Жженова, сидела за шпионаж в пользу Японии. Она училась в техникуме точной механики и оптики, а потом работала в адмиралтействе делопроизводителем и училась в драматической студии. К концу срока она стала актрисой драмтеатра в Магадане. Здесь она и встретила свою судьбу. Освободилась в мае 1945-го, оставшись в театре, а через год родила Георгию Жженову дочь Елену.
Освободившись, Жженов продолжил кинокарьеру, прерванную арестом на семь лет, уже на Свердловской киностудии. Лидию приняли в труппу Красноуфимского драмтеатра. Жизнь начала налаживаться, но вскоре съемочную группу фильма «Алитет уходит в горы» перевели в Москву, а жить в столичных городах ссыльным было запрещено. Первой арестовали Лидию, а через неделю и мужа. Он только и успел, что отправить дочь к своей маме в Ленинград. Так ссыльнопоселенцы Лидия Воронцова и Георгий Жженов в 1949 году оказались в Норильске. Лидия Воронцова сначала работала в геологическом управлении комбината библиотекарем, заведовала гостиницей и даже месяц числилась тепличницей в совхозе. Вероятно, косо посмотрела на кого-нибудь из высокопоставленных воздыхателей…
В театр Воронцова пришла через полгода после приезда мужа. Играла молодых героинь в пьесах советских драматургов и классике. В это время в театре у нее появилась соперница. И на сцене, и в жизни. Актриса Ирина Махаева была моложе Воронцовой на 8 лет и обладала теми же сценическими данными – «плана молодой героини». В начале 1952 года Лидия Воронцова ушла из театра. Их брак с Георгием Жженовым распался. Артист провожал на лето свою молодую спутницу на материк, а сам гонял по поселку на мотоцикле и зарабатывал деньги фотографией.
После снятия ссылки Жженов  вернулся в Ленинград вместе с Ириной Махаевой, а Воронцова приняла предложение начальника геологической службы и уехала вместе с ним жить в Гагры, таким образом освободившись от своей любви и к первому мужу, и к театру. Как оказалось, не совсем. Однажды в Риге, куда они перебрались семьей, после посещения спектакля в театре она не вернулась.
Поднявшись на шестой этаж дома, женщина раскрыла на лестничной площадке окно и шагнула в проем. О том, что толкнуло ее на этот поступок, можно только догадываться. Жизнь – тот же театр, ее последняя роль оказалась трагической.
Четвертую, и последнюю, жену Георгия Степановича по странному совпадению тоже зовут Лидией. Она тоже актриса и тоже очень красивая.
Автопортрет из Норильлага
Он звал ее Серебряной Розой
Лидия Воронцова знала, что такое единственная любовь
Норильчанки бегали в театр на Жженова
0

Читайте также в этом номере:

СНОГСШИБАТЕЛЬНО! (Екатерина СИДОРОВА)
Жесть! (Татьяна РЫЧКОВА)
БУЛЬДОГИ И БАБУШКИ (Владислав ТОЛСТОВ)
Кредиты подорожают (Алексей АНТОНОВ)
Интеллигентная весна (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск