Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Полторы тысячи скважин
Юбилеи
24 августа 2010 года, 15:02
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
24 августа 1960 года, ровно 50 лет назад, скважина КЗ-21 подняла первый рудный керн Талнахского месторождения. С этого момента началась его детальная разведка. Всего за 27 лет  подсчета запасов этого уникального рудного объекта было пробурено полторы тысячи скважин. О самых значимых из них мы беседуем с первооткрывателем Талнаха Виктором Кравцовым в его петербургской квартире.
В 1960–1961 годах Виктор Кравцов был заместителем главного геолога – руководителем геологической группы Норильской комплексной геологоразведочной экспедиции, с 1962-го – главным геологом Западно-Хараелахской партии – ответственным исполнителем разведочных работ Талнахского рудного узла.
Виктор Фомич открывает на экране монитора рисунки:  схему и геологический разрез Талнахского рудного узла и план разведочных работ.
– Считаю эти картинки многоговорящими. Первая указывает на то, что месторождение, которое условно разделили на Талнахское и Октябрьское, практически едино. Пунктир – это Норильско-Хараелахский разлом. Правее, на восток, стрелка вдоль пунктирной линии – это Северо-Восточный участок Талнахского месторождения. Стрела в центре – южное окончание его центральной ветви. Третья стрела – северо-западная ветвь. Талнахское месторождение до 1967 года состояло из трех ветвей. Четвертая стрела – Хараелахская ветвь, или  Октябрьское месторождение.
На второй “говорящей картинке” жирная начинка подземных кладовых НПР видна как на ладони. Зарыта начинка  оказалась глубоко и на большой площади, поэтому нашли ее не сразу.
На поверхность Талнахская интрузия выходит только в двух местах. Одно из них – это обнажение 7, найденное геологами Юрием Кузнецовым, Виктором Кравцовым и Василием Нестеровским 12 июля 1960 года у подножия горы Отдельной. Здесь 24 августа того же года историческая скважина КЗ-21 впервые подсекла прожилково-вкрапленные руды Талнахского месторождения.
После получения результатов скважины КЗ-21 началось планомерное разбуривание площади вероятного распространения рудоносной интрузии.
 
Долгие поиски
Оказалось, что на том же горизонте, что и в скважине КЗ-21, лежит еще одно, пространственно отделенное интрузивное тело. На него указала пробуренная здесь  скважина КЗ-38. А севернее и западнее рудоконтролирующего разлома обнаружился еще один сюрприз – третье мощное интрузивное тело, которое подсекла скважина КЗ-51.
Виктор Фомич приводит пример, какими долгими могут быть поиски на примере скважины КЗ-584, пробуренной западнее обнажения 38. В 1961 году Кравцов отправился обследовать  перспективное место вместе с геологом Хараелахской партии Олегом Дюжиковым. Они нашли у подножия горы Медвежьей в районе озера Сапог обнажение габбро-диабазов. В отчете было рекомендовано провести здесь геофизические работы. Геофизики Генрих Ремпель и Степан Иогин дали заключение о наличии магнитной и гравитационной аномалий, что указывало на присутствие рудного тела вблизи озера Сапог.
В 1963-м Кравцов побывал на этом же месте с геологом Вадимом Елисеевым. Составили докладную о необходимости бурения. Из Красноярска дали добро: бурите, только не в ущерб приросту запасов в Талнахе. Поэтому получили маломощный станок ЗИФ-300, рассчитанный на бурение до глубины 300 метров. Поставленная у обнажения 38 скважина КЗ-539 прошла 462 метра, потом случилась авария, разорвало обсадные трубы, и стало невозможно продолжать работы.  
Да и при благоприятном исходе событий мощности станка все равно не хватило бы, говорит Кравцов. Закончить исследования получилось только в сентябре 1965 года, после того как скважина Т-56 Талнахской поисковой партии Виктора Люлько близ обнажения 38 выявила признаки рудопроявления (по мнению некоторых геологов, была вскрыта бортовая часть Талнахской интрузии). Почти рядом с КЗ-539 поставили новую скважину Западно-Хараелахской партии (КЗ-584), ставшую такой же исторической, как КЗ-21. На глубине 580 метров она подсекла мощную (167 м) интрузию с промышленным вкрапленным оруденением и 11-метровую залежь сплошных сульфидов. Было открыто Хараелахское (Октябрьское) месторождение.
 
“Что у вас, Фомич, на дальней буровой?”   
Виктор Кравцов рассказывает и про другие скважины со своих “говорящих картинок”. До КЗ-21 важной считается КЗ-1. Она, правда, ничего не обнаружила, но была пробурена на месте находки валуна вкрапленной руды на реке Хараелах, с которого и завертелась история с Талнахом. КЗ-646 в 1967 году вскрыла наиболее удаленную часть северо-западной ветви и позволила выделить Октябрьское месторождение.
Еще на одной “говорящей картинке” из архива Виктора Кравцова много-много точек, как будто кто-то рассыпал здоровенную горсть маковых зернышек. Это  полторы тысячи скважин, которые нужно было пробурить, чтобы провести детальную разведку Талнахского и Октябрьского месторождений.
Чтобы доказать рентабельность месторождения, скважины нужно ставить через сто метров, поясняет Кравцов.
Он вспоминает, как все закрутилось-завертелось  после того, как из КЗ-21 был извлечен многообещающий керн. Матресурсы пошли валом. Количество вездеходов в НКГРЭ достигло нескольких десятков. Они без передыха возили туда-сюда все нужное для 45 буровых вышек. Глубина скважин росла и в конце концов достигла трех тысяч метров на крайнем севере площади. Тогда Виктор Фомич даже придумал свою систему слежения за буровыми: отмечал на листе длиной несколько метров их ежедневную проходку. Лист складывался гармошкой, как шпаргалка. Если на планерке спрашивали: “Что у вас, Фомич,  творится на такой-то буровой?” – он доставал из кармана “гармошку”, разворачивал и отвечал: “То-то и то-то”.
Мэтр норильской геологии рассказывает о трудностях, встречавшихся на пути. Одной из проблем было отсутствие керна, когда на некоторых участках порода от трения превращалась в порошок. Нет керна – как посчитать промышленную перспективность участка? Нужно перебуривать, а все скважины были срочными. По этой причине главный геолог Западно-Хараелахской партии Виктор Кравцов часто спорил с буровиками, которые требовали двигаться дальше – надо выполнять план. Кравцов стоял насмерть.
– Частенько приходилось перебуривать скважины, где выход керна был недостаточным. Я отказывался ставить свою подпись в акте на закрытие. Все это кончалось чаще всего перебуркой бракованного интервала с клина, и практически все 27 лет разведки мы обязательно получали премию, выполняли план прироста запасов и план бурения, что считаю заслугой геологической службы партии и технического персонала во главе с начальником партии Прохоровым.
На вопрос, кто задавал координаты самых важных скважин, Кравцов отвечает так:
– Чтобы в этом разобраться, надо знакомиться с фактическими материалами: проектами работ, отчетами, протоколами – в них все обозначено. А в целом за разведку отвечает геологическая служба и главный геолог. Они составляют отчеты, подсчитывают и утверждают в ЦКЗ и ГКЗ запасы руд и металлов. Все это оседает в фондах геологической информации (ФГУ) и служит основой последующих геологических исследований.
1960-е. Подсчет запасов Талнахского месторождения (Кравцов в центре)
Говорящая картинка из архива Виктора Кравцова
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск