Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
14:20 Норильчане смогут получить бесплатную юридическую консультацию
13:35 В программе норильских капремонтов сделали акцент на крышах
12:45 Таймыру нужен логистический центр для обеспечения сельхозпродукцией
11:05 Студенты Норильского политехнического колледжа стали «спецагентами безопасности»
10:05 Константин Купреенко: «Минуты, которые водители автобусов пытаются выиграть на маршруте, могут дорого обойтись»
Все новости
Шоколадный торт Захера
ВПЕЧАТЛЕНИЯ
10 февраля 2012 года, 13:54
Текст: Елена ПОПОВА

Чем удивила рождественская Вена



Вы никогда не задумывались, почему в России принято в Рождество держать двери открытыми, а европейцы непременно стремятся отметить этот праздник в кругу семьи? Для нас с подругой, приехавших на несколько дней в Вену, это загадка.
Европейцы вообще для нас большая загадка. Вот почему, к примеру, у таксиста-австрийца, везущего нас в отель из аэропорта Вены, такая нереально космическая тачка, словно он и не таксист вовсе, а переодетый принц датский? Почему наш фантастический автомобиль мчится по безупречным дорогам города со скоростью 140 км в час и никакая местная ГИБДД на это не реагирует? На глубину взгляда нет времени. Но кое-что глаз все-таки подмечает.
Тележками в аэропорту воспользоваться просто так нельзя. Пожалуйста, заплатите пять евро! Где уж до подобной практичности нашему Домодедово или Шереметьево? Туалет даже в “Макдоналдсе”, даже если ты что-то заказывал там, непременно платный. Вот она, суровая капиталистическая действительность! Двери в вагонах поезда в метро открываются, только если нажать на кнопочку. Эскалаторы не начинают работать, пока на них не ступит нога человека. Зачем тратить лишнюю электроэнергию? В отеле нет отопления, пока… Что нужно сделать, чтобы оно появилось, я за все эти дни так и не поняла. Единственное, что утешало, – было совсем не холодно.  

Фантастика!

Гулять по Вене приятно. Таких вежливых водителей, как в Европе, я больше нигде не встречала. Машины уступают дорогу, даже если ты заведомо не прав, даже если ты по старинной русской привычке собрался переходить дорогу там, где делать это не положено. Особенно на торговых улицах.
В магазинах призывно распахнуты двери. (Хотя сезон массовых скидок еще не наступил.) Венцы готовятся к Рождеству. Закупают подарки. Украшают дома. Что там, за этими красивыми фасадами и окнами? Не угадать. Все, что доступно нашему взору, – это игрушечный Санта-Клаус, взбирающийся по веревочной лесенке на чей-то балкон (кстати, довольно распространенное украшение в Австрии). Иллюминация… Пока не окажешься на центральных улицах города и площади Штефансплатц, где стоит самое знаменитое архитектурное сооружение Вены, национальный символ – собор Святого Штефана, – в полной мере этого великолепия и не поймешь. Гигантские шары, неоновые банты… Картнерштрассе наряжена огромными красными шарами. Другая центральная улица, Грабен, украшена белыми гирляндами-“люстрами”. Флажки и елки дополняют убранство улиц и площадей. Фантастика!
Тьма народу топчется возле собора Святого Штефана. Мы зашли внутрь. Холодно. Первый храм на этом месте был построен в 1137–1147 годах. Я никогда не думала, что время можно потрогать руками.    

Находка для женщин

Столица бывшей Австро-Венгерской республики красива, но, на мой субъективный взгляд, все же уступает роскошной архитектуре Будапешта. Или я поспешила с выводами?
Мы решили проехаться по историческим улочкам и новым районам города на автобусе. В России Пушкин – это наше все. В Австрии – Моцарт. Большая часть достопримечательностей, а также сувениров связана с именем гениального композитора. Каких только историй не рассказывают про него австрийцы! Вот здесь он какое-то время жил. Вот в этой церкви Моцарт сочетался браком со своей возлюбленной… Кстати – не падайте в обморок, русские невесты! – известно, что во время церемонии Моцарт от избытка чувств заплакал. Понятное дело, после этого не смогла сдержать слез новобрачная. Следом за женихом и невестой заплакал священник.
– Венцы вообще очень сентиментальны, – объясняют местные жители.
Если это действительно так, то венцы в отличие от брутальных русских мужчин – настоящая находка для женщин.

Золушкам здесь не место

Австрийцы почему-то  убеждены: все туристы, приезжающие в их страну, мечтают увидеть оперу. Может быть, из-за этого распространители билетов, которых можно встретить в центре на каждом шагу, приставучи не менее, чем арабы в Египте. С другой стороны, венцев можно понять. Их “Штаатсопер” (оперный театр) знаменит на весь мир. Ежегодно в феврале здесь проходит самый известный бал Австрии. В ночное время и сцена, и зрительский зал превращаются в огромную танцевальную площадку, где кружат в вальсе многочисленные пары. Здесь можно увидеть многих знаменитостей, элиту Вены и Австрии. Государственные деятели на эту ночь забывают и о своих обязанностях, и о должностях, и о высоком положении. Цена самого дешевого билета на бал в “Штаатсопер” – 200 евро, верхнего предела ценового диапазона билетов, как вы понимаете, нет. Золушкам здесь не место.
Посмотреть обычное оперное представление немного проще. Цены билетов варьируются от 11 до 192 евро в зависимости от места, есть и билеты в специальные ложи, стоимость которых превышает тысячи евро. На стоячие места можно купить билеты всего за час до спектакля, а их цена в зависимости от спектакля может составлять от пяти до 11 евро. Но при этом даже для приобретения билетов на стоячие места придется долго стоять в длинной очереди едва ли не с пяти утра.
Мы от такого удовольствия отказались по простой причине – прийти в джинсах в оперу, куда съезжаются дамы в туалетах и бриллиантах, не комильфо. Иное дело – послушать концерт органной музыки в одной из многочисленных церквей.

Вальс и галоп

Кажется, все мои скромные познания о классической музыке и композиторах могут быть так или иначе отнесены к Вене. Моцарт и Бетховен, Шуберт и Гайдн, Брамс и Глюк, Малер и Брукнер, музыкальная династия Штраусов… Я никого не забыла? Танцы, музыка и город неотделимы. Невозможны друг без друга. Хотя (верится с трудом) было время, когда венский вальс воспринимался обывателями как нечто революционное.
– Иностранцы, посещавшие Вену в те годы, когда этот танец стал пользоваться в местном обществе успехом, были потрясены, – рассказывает австрийка-экскурсовод. – “Венцы сошли с ума!” – говорили они, намекая на то, что слишком близкое положение тел партнеров во время танца выглядит непристойно (это вальс-то?). Тем не менее австрийскую знать это ничуть не смущало. Вальс прочно вошел в ее жизнь. Кстати, с не меньшим энтузиазмом венцы восприняли галоп – танец, вообще не требовавший никакой подготовки. Во время его исполнения аристократы – мужчины и женщины – весело скакали по залам, пока не падали в изнеможенье. Исключением не были даже дамы на сносях. Поэтому во всех домах, где проводились балы, существовала специальная комната для таких любительниц танцев, где они зачастую и рожали.

Шок – это по-нашему

Мое мнение о венцах как людях, способных на экстремальные поступки, укрепилось в тот день, когда мы спустились в метро. К слову, пару раз за время пребывания в Вене мы позволили себе прокатиться в метро зайцем. (1,80 евро – в сравнении с московскими ценами на этот вид транспорта нам показалось дороговато, в то время как пройти мимо турникета, который с русской точки зрения таковым и назвать-то сложно, ничего не стоит.) Практиковать это увлекательное занятие мы прекратили в тот самый день, когда Вера вычитала в Интернете: штраф за безбилетный проезд в Вене составляет 67 евро. Контролеры могут проверить в любой момент. Выборочно. С тех пор мы, как порядочные граждане, стали платить.
Однажды, выйдя из вагона поезда, мы стали свидетелями сногсшибательной сцены. В центре зала, у скамьи, стояла женщина. Все бы ничего, но… Кроме куртки и кепки на женщине ничего не было! Бомжиха? Не похоже. Балансируя на одной ноге (грязно же!), женщина надевала кружевные трусы и колготки и параллельно с этим разговаривала по мобильному. В отличие от меня Вера, сразу смекнув, что происходит, решила двигаться к выходу, попытавшись обойти живописную композицию с тылу. Как вы понимаете, тыл тоже оказался открыт для просмотра. Здравствуй, опа, Новый год? Веру я потом успокаивала часа два. А она – меня.
– Летом отдыхала в Испании, так там все женщины загорают топ-лесс, – поделилась наблюдениями утирающая слезы подруга. – Никаких ограничений в этом плане у европейцев нет. Хоть молодая женщина, хоть старая. Но это… по-моему, уже перебор!
Конечно, сомнительно, чтобы такие картины можно было увидеть в Вене на каждом углу. Но с другой стороны… Мне вспомнился Хундертвассер, которого в Австрии считают одним из самых эксцентричных, стильных и оригинальных архитекторов. Хундертвассер прославился еще в 70-х годах, когда пришел на известное телевизионное шоу под названием “Как нам обустроить город” совершенно голым, и только его голова была прикрыта клетчатой кепкой.

С утра – одни только русские

Рождество. Снега в Вене по-прежнему как не было, так и нет. Зато есть трава. И ощущение безмерного счастья. Мы идем по Марияштрассе, центральной торговой улице австрийской столицы. У нас променад. Вот только… Марияштрассе (мечта любого шопоголика) в двенадцать дня непривычно пустынна. Если не считать стайки японцев (или китайцев), прошествовавших мимо нас. А ведь Интернет нас об этом предупреждал! В Рождество на улицах города можно увидеть только иностранцев. В то время как сами жители страны, отметив праздник в тихом семейном кругу, сидят по домам. Да и что их может оттуда выманить? Закрыто в этот день все: магазины, супермаркеты, лавки, даже аптеки. Что с того, что толпы туристов тоскливо заглядывают в запертые витрины, мечтая добыть сувениров, и из последних сил царапаются в закрытые двери ресторанов? Придет время, и все откроется. А ломать свой стиль жизни в Рождество ради такой ерунды, как нажива, никто тут не собирается.
– Нет, ну ты можешь представить такое у нас? – возмущается подруга. – В праздники и выходные наши торговцы имеют самую большую выручку.
В Европе все устроено слишком непонятно и нелогично для нас. Вот почему, скажите на милость, перестали работать рождественские рынки? Чудо. Из десяти торговых павильонов, продающих обычно возле небольшой церкви пунш и глинтвейн, один оказался открыт. Тут же обнаруживаются и покупатели – интеллигентного вида седой старичок и старушка, бойко общающаяся с продавцом. На русском!
– А сегодня с утра одни только русские и подходят, – философски замечает продавец. И, наливая нам горячий напиток, добавляет: – И вчера вечером русских было полно.
Ну конечно же! “А я милого узнаю по походке…” Даже за границей. Мы, старичок и старушка хохочем. Разрумянившаяся супружеская чета, пожелав нам здоровья и удачи, удаляется. А спустя пару минут мы снова слышим возле бочек с пуншем русскую речь.

Окна тоже имеют право!

В Австрии я поняла: Рождество – это праздник, когда нужно думать о духовном. О материальном все равно не получится (ввиду того что все торговые и развлекательные учреждения закрыты). Зато теперь не надо выкраивать время, чтобы увидеть дом Хундертвассера. Ну, того самого, который поразил всех на телевизионном шоу “Как нам обустроить город”. Тогда архитектор заявил с экрана, что готов приступить к решению этой задачи, но при этом не избежать возвращения к матушке-природе. Мол, именно у нее следует взять все лучшее, перестав использовать в архитектуре прямые линии, а при возведении зданий применяя только натуральные материалы.
Дом Хундертвассера заметен издалека. Пестрая раскраска и беспорядочно расположенные на фасаде здания окна – первое, что бросается в глаза. Стоит ли удивляться после этого рассказу о том, что автор проекта ходил в разных носках, а на вопрос: “Почему?” – ставил всех в тупик ответом: “А кто вам сказал, что носки должны быть одинаковые?”
В своем проекте Хундертвассер использовал сразу восемь типов окон, с учетом собственной теории “диктатуры окон”, согласно которой каждое окно, фасадное или выходящее во внутренний двор, имеет собственное право на самоопределение, а здания с абсолютно одинаковыми окнами напоминают концлагерь. С его точки зрения, строительство государственных учреждений с окнами одинакового размера, расположенными на одной плоскости, совершенно недопустимо. Особенно это касается больниц и школ.
Смело. Еще одна необычность самого оригинального венского дома – нанесение толстого слоя земли на все его плоские части. В этот грунт высажены растения и даже деревья. Я попыталась представить, как житель многоквартирного дома выглядывает из окна своей квартиры и на всем расстоянии, куда может дотянуться его рука, сдирает штукатурную кладку или красит стену кистью или валиком. В любой цвет, какой пожелает. Получалось с трудом. Еще было непонятно, как жить в квартире, где нет прямых углов, а полы имитируют горные тропинки… Если верить Интернету, съезжают жильцы из этого дома быстро. Но при этом всегда найдутся желающие купить себе в необычном доме квартиру.  

Назад в прошлое

Вы думаете, что-то изменилось на другой день после Рождества? Как бы не так! Венцы по-прежнему сидят по домам. Все учреждения 26 декабря закрыты – австрийцы празднуют День святого Штефана, покровителя лошадей.
Лошади – это вообще отдельная тема. На Штефанплатц всегда можно увидеть больше десятка запряженных в фиакры лошадей. Вернувшись из Вены, я случайно услышала по телевизору: в Австрии есть только одна мастерская, воссоздающая старинные экипажи. Дело передается на протяжении многих лет от отца к сыну. Что поразило – присутствие такого количества благородных животных в центре города никоим образом не влияет на чистоту исторических улиц. Под хвостом у каждой лошади – специальный кулек, куда в случае чего сваливаются продукты жизнедеятельности. (Я представила такие же кульки у домашних питомцев в Норильске. Смешно.)  
Час катания в карете оценивается в 95 евро. Примерно столько же стоил наш авиаперелет из Москвы в Вену. Поэтому мы решили сократить удовольствие до 20 минут, заплатив за это 40 евро на двоих. Лошади неспешным шагом идут по узким улочкам. Цокот копыт… Мягкое покачивание на уложенной камнями мостовой… Мы сидим, укутанные пледами, без труда представляя себе, что очутились в позапрошлом веке. Идиллию нарушает визг остановившегося рядом роскошного “мерседеса”.  Кстати, мы не раз потом видели эту удивительную картину со стороны: машины и старинные экипажи с лошадьми на светофоре. Прошлое и настоящее. Завораживающий контраст.

Сплошь палаты…

Шенбрунн. Одно из лучших творений в стиле барокко. Если Вена в построждественские дни напоминает спящий город, то в Шенбрунне жизнь кипит. Ярмарка здесь работает до Нового года. Народ топчется у прилавков с сувенирами. Ест блины, пьет пунш и глинтвейн. По своему опыту знаем: после долгой прогулки в холодный день это лучший способ, чтобы согреться.
Проблем с экскурсией никаких. Платишь деньги, надеваешь наушники, предварительно выбрав нужный тебе язык, и ходишь по залам. Так получилось, что незадолго до поездки в Вену я побывала на экскурсии в питерской Гатчине. Впечатления еще были свежи, и вывод напрашивался сам собой: хорошо жили Габсбурги, а русские цари жили еще лучше. В России строили не дворцы, а сплошь палаты… Даже претензия Шенбрунна на сходство с Версалем не впечатлила. Наш Петергоф и даже дворец Юсуповых намного роскошнее.

Семь дней – много или мало?

Расставаться с Веной тяжело. С утра 27 декабря погода приготовила сюрприз. Плюс девять. Солнце. Можно ходить в туфлях. (Словосочетание “Новый год” звучит довольно абстрактно.) На балконах красивых домов с почти не повторяющимися фасадами можно увидеть венцев. Вот бабулька сидит с чашкой в руках… Вот курит мужчина в деловом костюме.
Они смотрят на толпы взмыленных иностранцев, пытающихся увидеть Вену за семь дней. Австрийцы знают: на самом деле увидеть все за семь дней – нереально. И за семь месяцев нереально. Так стоит ли сильно стараться? Может быть, лучше просто сесть в одном из кафе и, наслаждаясь кофе по-венски и куском шоколадного торта “Захер”, спокойно посматривать сквозь стекло на тот же собор Святого Штефана? Не знаю, что лучше. Венцам просто. Они тут всю жизнь. А как же дворец Бельведер, комплекс Хофбург? А Моцарт? А уникальное колесо обозрения, аналог которого есть только  в Лондоне? А зоопарк с очаровательными пандами? А кафе, в которое захаживал Франц Кафка?
Словом, приходится выбирать. Вот и выбирайте – какая Вена ваша.
Иллюминация заслуживает восхищения
Национальный символ Австрии – собор Святого Штефана
Дом Хундертвассера заметен издалека
На многих балконах можно увидеть Санта-Клаусов
Австрийцы очень раскрепощенный народ
Рождественские темы повсюду
0

Читайте также в этом номере:

Пришел, увидел, приказал (Лариса ФЕДИШИНА)
Я поставил Норильск на новые рельсы (Подготовлено по книге первой “О времени, о Норильске, о себе”, Москва, “ПолиМЕдиа”, 2001)
Дети лейтенанта Шмидта (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск