Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:40 Профессионалов Заполярного филиала «Норникеля» отметили корпоративными наградами
14:05 «Норникель»: процессы цифровизации будут определять развитие корпоративной безопасности
13:45 Сотрудникам Норильско-Таймырской энергетической компании рассказали о «Серном проекте»
12:05 48 норильчан получат звание «Почетный донор России»
11:45 Мини-футбольный клуб «Норильский никель» набирает очки
Все новости
Виталика увезли в приют
Ситуация
24 февраля 2011 года, 13:19
Текст: Лиза КОТИК
Может ли 74-летняя женщина заниматься воспитанием дошкольника? Мнения пожилой норильчанки, воспитывающей правнука, и органов опеки по этому вопросу разошлись, и пятилетнего Виталика забрали в социальный приют.
– Я все время была с ним – 24 часа в сутки. Когда внучка забирала его к себе, места себе не находила. Мне без него ничего не хочется – ни есть, ни пить, ни жить, – со слезами на глазах рассказывает Валентина Смирнова.
Ее можно понять: с самого рождения правнук жил с Валентиной Ивановной. В нем заключался смысл жизни женщины. Но в четверг домой к прабабушке приехали из органов опеки и попечительства над несовершеннолетними и забрали ребенка. В социальном центре на улице Маслова, где сейчас находится Виталик, нам сказали, что мальчик поступил в нормальном состоянии и чувствует себя хорошо.
 
Он такой самостоятельный
Валентине Ивановне 74 года. Всю свою жизнь она трудилась не покладая рук. Вначале в шахте, потом на сортировке угля. И даже после выхода на пенсию еще десять лет проработала маляром. Но счастья ей это не принесло. Из четверых детей, которых дал ей Бог, двое умерли, не дожив и до 30. Сын уехал на материк. И только дочь Надежда была ее отдушиной и опорой. Но и Надежды два года назад не стало. Сегодня Валентина Ивановна вспоминает об этом уже без слез, “все выплакала”.
Когда дочь Надежды Валентину и мужчину, с которым она жила в незарегистрированном браке, посадили в тюрьму, Виталик остался у прабабушки.
– Я никогда не думала, что не справлюсь с его воспитанием. Детей вырастила, внуков – и Виталика подниму! – уверенно говорит женщина.
Да только вот похоже, что органы опеки и попечительства так не думают. Все-таки возраст – Смирновой 74 года. А ребенку через год-два в школу. Впрочем, мать – Валентина,  по словам бабушки, от Виталика не отказывается. Только сейчас она находится в больнице. Выйдет, обещает тут же забрать сына к себе.
– В детский сад Виталик ходил?
– Нет. Хотя когда он родился, мы его в очередь на садик поставили. Но пока Надя была жива, очередь все не подходила. А потом я и не узнавала.
Валентина Ивановна рассказывает, что сама занималась с мальчиком: читала ему книжки, учила стихи. Но много ходить она не в состоянии, поэтому гуляли с мальчиком  родственники.
– Когда в опеке была другая заведующей, она нашу семью знала, и жили мы без проблем пять лет. А в этот раз пришли, говорят, что кто-то из соседей позвонил, пожаловался, что Виталик в подъезде гуляет. А он просто за почтой ходил – он у меня мальчик самостоятельный. И чаю нальет, и бутерброд сам сделает, – вздыхает Валентина Смирнова.
С четверга, как мальчика забрали в приют, никто даже не удосужился позвонить прабабушке и сказать, что с ребенком все хорошо. Сейчас она пишет заявление на имя главы города с просьбой рассмотреть ее дело. От безысходности женщина готова идти “хоть до Путина”.
 
Закон есть закон
– Зная, что ребенок не проживает с матерью, а прабабушка не является его опекуном, органы опеки имели право забрать мальчика для определения его дальнейшего статуса. И это не противоречит законодательству. Единственное, возникает вопрос: что органы опеки делали на протяжении пяти лет, которые ребенок жил с прабабушкой? – говорит Наталья Плотникова, уполномоченный представитель по защите прав несовершеннолетних по Красноярскому краю в городе Норильске.
После того как ребенок оказался в приюте, работники отдела опеки и попечительства выясняют обстоятельства, по которым Виталик туда попал. И если находят необходимым, начинают собирать документы для лишения взрослых родительских прав, а ребенка определяют в учреждение внесемейного воспитания. У нас на территории их три – это детский дом, школа-интернат №2 и специальная коррекционная школа восьмого вида. После лишения родительских прав дается полгода для их восстановления. В этом случае родители должны обратиться в суд и уже там доказывать, что изменили свой образ жизни, имеют постоянный источник дохода, не употребляют алкоголь и наркотики. Родители не могут, руководствуясь только одним желанием, забрать ребенка из учреждения внесемейного типа. До решения суда даже встречаться с ним папа или мама должны под присмотром администрации этих учреждений.
Вряд ли прабабушка, даже при всем своем желании, может стать опекуном несовершеннолетнего. К родственникам предъявляются те же требования, что и к посторонним гражданам, включая специальную медицинскую комиссию, которую они обязаны пройти. “Как может человек, пусть даже любящая бабушка или дедушка, имеющий серьезные заболевания, заниматься воспитанием ребенка? Ведь со старым человеком в любой момент может что-то произойти”, – заявляют в органах опеки. Других комментариев пока не дают.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск