Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
14:20 Норильчане смогут получить бесплатную юридическую консультацию
13:35 В программе норильских капремонтов сделали акцент на крышах
12:45 Таймыру нужен логистический центр для обеспечения сельхозпродукцией
11:05 Студенты Норильского политехнического колледжа стали «спецагентами безопасности»
10:05 Константин Купреенко: «Минуты, которые водители автобусов пытаются выиграть на маршруте, могут дорого обойтись»
Все новости
Не спорить с природой
Увлечения
24 февраля 2011 года, 13:20
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Александр Шеремет работает бульдозеристом в ЦАТК, а по вечерам у себя дома – скульптором. Уже 15 лет занимается созданием оригинальных композиций из дерева. Недавно закончил работу над новой серией, состоящей из пяти работ.
Он называет себя просто – Сашей. Вместе с женой Леной живет в однокомнатной квартире в доме рядом со зданием “Норильскгазпрома”. Мастерской ему служит кухня, а комната представляет собой сад из огромных цветов, сделанных из наплывов на дереве. Саша поясняет, что такое наплыв:
– Когда поврежденная ветка засыхает на дереве, здоровое тело начинает затягивать надлом, наплывает на него. А ветка твердая, не гниет, и дерево лечит, лечит рану и не может вылечить. Садоводы знают, что ветку надо срезать правильно, а с такой, надломленной в дикой природе, дерево справиться не может, и получается наплыв. Я его срезал, и рана стала зарастать.
Таким образом Саша выступает отчасти в роли лекаря. Он вообще за единение с природой, планирует после отъезда из Норильска заняться сбором трав. Это наследственное: травы заготавливала бабушка Тамара Михайловна. В этом деле Саша тоже знает толк.
– Травы нужно собирать утром, когда растение отдохнуло за ночь, и в небольшом количестве. Обязательно нужно смотреть, на какой почве оно растет. Если на скудной, значит лечебной силы не набрало.
 
Зависал над пропастью
Мастер родился и вырос в живописном поселке в Адыгее. Бывший 30-й туристический маршрут, в этих местах снимался фильм “Блокпост” и работал “Мосфильм”, снимал кино по Лермонтову, поясняет Саша. Места очень красивые.
Он включает компьютер и показывает фотографии:
– Вот в этом месте мы речку переходили… Мама сюда ходила стирать, вода с гор течет мягкая, хорошо выполаскивает. Климат у нас такой: внизу жарко, а поднимаешься наверх – на лыжах можно кататься. Летом под утро с гор, с ледников, идет прохладный ветер, а речка холодная ужасно, цвет воды бирюзовый, потому что она из талого снега.
Речка делит поселок пополам, ландшафты сложные, поэтому экстрим у жителей в крови с самого рождения. Саша вспоминает картинки из своего детства:
– До моста далеко, и с одного берега на другой два троса были натянуты, по нижнему мы передвигались, как канатоходцы, за верхний держались, но он тоже был враскачку. Туристы с соседней турбазы приходили в шок от такого зрелища, а для нас это было в порядке вещей. Я однажды в юности посреди ночи прошел так над речкой не совсем в трезвом виде  – и ничего. Игрушки у нас в детстве были такие: с уступов, с камней, в заказного играли, чтобы кто-то повторил, так же нырнул. На скале Колокольне  стоял дуб, один парнишка с него в речку прыгал: в воздухе переворачивался и вниз головой входил в воду без единой брызги. А вот с этого уступа я прыгал, здесь на краю ландыши росли – это моя родина…
Красивые и малодоступные каньоны с фотографий чем-то напоминают Сашин сад. Неудивительно, ведь сделан он из наплывов, срезанных в тех местах. Можно сказать, деревянные цветы в норильской квартире выросли из детского экстрима в Адыгее.  
– Вот это дерево растет на краю скалы, я зависал над пропастью, чтобы срезать с него наплывы. Они мне когда-то давно понравились, а вспомнил про них, когда виртуально там прогулялся.
Так идет сбор материалов для работы.
 
Как распускаются цветы
Сашино творчество не имеет ничего общего с резьбой по дереву. Он не скульптор по образованию, просто однажды на родине услышал от знакомой про художника из Сочи, приезжавшего в Адыгею за наплывами. В библиотечной книге прочитал о технологии их обработки, и с тех пор жизнь потекла по формуле “человек и идея, овладевшая им”.
– Сюда с материка люди везут сало, мясо, варенье, а муж – дерево, – дружелюбно смеется Лена.
Саша пакует в багаж материалы для композиций килограммами, переплачивает за груз в самолете, в отпуске работает, чтобы заплатить за оборудование и труд столяров, изготавливающих подставки и мелкие детали для скульптур, а после работы, по вечерам, на кухне творит. На одну композицию может уйти целый год.
Я провожу рукой по теплой и гладкой поверхности нового цветка, а Саша объясняет, почему дело продвигается медленно. Когда наплывы подсыхают, в них образуются многочисленные трещинки, которые надо зашпаклевать, отреставрировать – с помощью иголки, оптики, бормашины. Природные материалы необходимо довести до нужной формы – бутона или цветка – аккуратно, с помощью шпаклевки и наждачной бумаги. Затем поверхность покрывается пчелиным воском, смешанным со скипидаром. Скипидар проявляет линии дерева и испаряется, запах воска остается.
На это уходят дни, недели и месяцы. Главный принцип Саши – не спорить с природой, а идти за ней, потому что красивее природы не сделаешь. Зачем гнуть дерево, чтобы получить лист нужной формы, если в лесу изначально можно отыскать изогнутый ствол?  
 
Высокая мода для интерьеров
Всякий творческий человек хочет признания. Признание у Саши есть: четыре выставки в Норильске и похвальные отзывы на них, 115 поклонниц на сайте в Интернете оставили свои восхищенные отклики на творения мастера. Однако последние несколько месяцев Саша пребывает в творческом кризисе. Устал доставать деньги из семейного бюджета и работать на крохотной кухне. Композиции в одной комнате тоже не помещаются, хранятся в разобранном виде. Саша согласен расстаться с какой-нибудь из работ, чтобы купить новые инструменты и мастерскую, однако продавец из него пока никакой. Один знакомый из Москвы, мастер по винтовым лестницам, как-то предложил заказ – сделать деревянную вазу генералу на дачу. Саша вазу сделал, но отдавать ее за сто долларов не стал. Жалко. Говорит, в бутике на Арбате видел такую же за сто тысяч.
Кроме чисто декоративных композиций у Саши есть идея высокой моды для интерьеров. Нарисовал целую серию эскизов эксклюзивной мебели из дерева: граба, клена, черешни. Мы рассматриваем эскизы, на которых из спинки кровати или стула вырастают райские соцветия.
– Такого в мире ни у кого нет, – уверяет Саша, – но чтобы сделать, например, кровать, нужен год-два, мастерская и деньги.
– Продай одну композицию с цветами, хватит и на бульдозер, – пошутили депутаты, которые однажды тоже заглянули посмотреть на сказочные цветы. Однако на размещенные в Интернете объявления о продаже откликов пока нет. Только слова восхищения. Реально – с рамами для эскизов – помог директор АТО “ЦАТК” Владимир Букаткин. Начальник 5-й колонны Виктор Степенко всегда шел на уступки с отпуском.
– Просыпаюсь как в раю: все в цветах, а настроения что-то делать дальше нет, – говорит Саша. – Выкинуть иногда все хочется.
Творческие кризисы проходят, и преодолевать экстремальные ситуации потомку казаков из маленького адыгейского поселка не впервой. Поэтому пока Саша занимается  ремонтом своей мастерской-кухни, но надеется на перемены в судьбе.
Эскизы эксклюзивной мебели
Комната-сад в обычной квартире
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск