Пятница,
15 июня 2018 года
№23 (4641)
Заполярный Вестник
Все как один Далее
Армейская школа Далее
Признание – лучшим Далее
Самый добрый карнавал Далее
Лента новостей
11:05 Юные норильчане узнали, как возводить чум и чем отличаются национальные костюмы коренных народов севера
10:05 Эковолонтеры «Норникеля» испекли царь-рыбу
09:05 В Дудинке приступили к созданию «Арт-Дворика»
08:05 Дирекция Универсиады-2019 ищет изготовителя факелов для эстафеты огня
07:05 Норильчане могут подарить нуждающимся билеты в театр
Все новости
Викторина
Дети какого народа играют в куклу, которая называется «Нухуко»
1. долганы
2. нганасаны
3. ненцы
4. эвенки
5. энцы
Архив вопросов »
Все пути ведут на Север
ОСВОЕНИЕ СЕВЕРА. ТЫСЯЧА ЛЕТ УСПЕХА
22 февраля 2018 года, 14:17
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Если вы наберете в поисковике “Освоение Севера. Тысяча лет успеха”, то увидите десятки публикаций. Большой просветительский проект с таким названием придумали в “Норникеле” и реализуют вместе с ведущими музеями страны.
 
Что интересного приготовили музейщики, чтобы показать нам историю Севера такой, какой мы ее еще не знали? Об этом, о музейном закулисье и немного о себе в интервью “Вестнику” рассказала доктор исторических наук, куратор проекта “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” Юлия КАНТОР.
– Юлия Зораховна, для тех, кто совсем далек от истории и еще ничего не знает о проекте “Освоение Севера. Тысяча лет успеха”, – почему именно тысяча?
– Потому что ровно в ХI веке новгородцы пошли на север, началось освоение северных земель русскими. Если мы посмотрим на карту, на то, как это развивалось, то все эти пятины – административно-территориальные области, принадлежащие Новгороду, – шли на северо-запад, север и северо-восток от него.
Этой осенью Нефтеюганск и Сургут будут отмечать – внимание! – 825-летие вхождения Югры в Новгородскую республику как волости. Где Югра, а где Великий Новгород? Север – это совершенно неизведанная земля, как бы много мы его ни изучали.
– Проект стартовал в апреле 2017-го и рассчитан на три года?
– Да, в течение трех лет мы будем посредством выставок в разных городах рассказывать об истории русского пути на Север – от Мурманска до Норильска, от Кольского полуострова до Таймыра. Это первый большой и амбициозный проект,  объединяющий всю тысячелетнюю историю российского Севера через культуру. Мы показываем эту историю через призму артефактов, документов, литературных произведений и мультимедийных композиций в лучших музеях страны.
В прошлом году реализован первый этап проекта – “Три столицы”. Он объединил три города, в разное время бывших столицами государства: Великий Новгород, Москву и Санкт-Петербург. Интереснейшие выставки о Севере открыли в Новгородском объединенном государственном музее-заповеднике, в Москве, в Российской государственной библиотеке (в содружестве с петербургской Российской национальной)  – речь шла об истории картографии. И в Музее истории Петербурга (в Петропавловской крепости) – там можно увидеть “Образы Севера”.
Честь и хвала Великому Новгороду, где проект стартовал. Представляете, в какую ситуацию был психологически поставлен древний, но небольшой город, чтобы начать огромный проект, причем в году, когда рядом Петербург и Москва? И начать с не совсем выигрышной стартовой темы: я уже говорила, что археология – это не Рубенс и не Рембрандт. И они молодцы, они задали высочайшую профессиональную планку.
– Кто и по какому принципу выбирал музеи?
– Я предложила  стратегию проекта и назвала регионы и ключевые музеи, которые могли бы участвовать в проекте. Эти музеи, в свою очередь, пригласили в партнеры другие музеи, которые им нужны для полноценной реализации концепции. Профессионализм любого музейщика заключается не только в детальном знании своих коллекций, но в стремлении расширить кругозор  – свой и зрительский. Когда на научном или методическом совете обсуждается концепция сложной, многоаспектной выставки, хороший музейщик думает: “Кого мы можем позвать еще?”  
В этом году эстафету проекта “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” подхватят Выборг, Омск и Пермь. Я знала, что в Перми потрясающая художественная галерея, там одно из лучших региональных собраний в стране. А Пермь и Чердынь – это ключевые города, от Средневековья и дальше, русского пути на Север. Они позвали Чердынский краеведческий и еще несколько музеев.
То есть ядра выбирала я, а “сателлитов” предложили они. Омский музей изобразительных искусств имени Врубеля, с которым я много работала по Эрмитажу, пригласил Салехард, потому что они поняли, что для полноты концепции нужны экспонаты, которые хранятся в Салехарде.
Еще один участник нашего проекта – Выборгский замок, уникальный музей-заповедник. Они решили, что для полноты северной экспозиции нужно рериховское полотно из столичного Музея изобразительных искусств имени Пушкина. И убедили москвичей. Это первый опыт содружества музеев Выборга и Москвы. Вот он, синтез и включение в проект, и я очень рада, что импульс такому сближению дал именно проект “Норникеля”.
– На выставке в Великом Новгороде побывали музейщики из Югры. Они пригласили вас к себе?
– Да, я получила приглашение, там будет серьезный научный симпозиум, синтетический – исторический, архитектурный и так далее. Они его делают, что очень приятно, с Уральским отделением РАН. И, собственно, они хотят услышать о Севере как об объединяющем культуру пространстве: вот видите, “Норникель” тут первооткрыватель.
Вы уже знаете, что после каждой выставки будет выходить иллюстрированная научно-популярная книга. Три тома – новгородский, московский и петербургский – уже изданы. Это самодостаточные как в научном, так и в изобразительном смысле книги по различным аспектам освоения Севера. К 2019 году получится девятитомная музейная “Северная энциклопедия”.
Так вот, в книге, которая вышла по следам новгородской выставки, большое участие принимали ученые из МГУ и Уральского федерального университета в Екатеринбурге. В частности, археологи, которые сейчас работают на раскопках в Великом Новгороде. И возник такой триумвират: Великий Новгород, Урал, Югра.
 
Вторжение в гуманитарную сферу
– До “Норникеля” вы 15 лет работали в Государственном Эрмитаже. Стало скучно?

– Нет конечно: Эрмитаж никак не может наскучить. Просто мною уже был накоплен большой опыт именно как “прикладного” историка и музейщика, любящего работать с далекими территориями и темами, которые  Эрмитажем, как ни парадоксально, не охвачены. Очень интересно, находясь уже не в начале профессионального пути, взять и развернуться в новую сферу, переформатировать сознание. Такое редко бывает. Захотелось рискнуть, хотя, не скрою, в моем ближнем круге не все одобрили. Но во мне взыграл кураж!  
– Вас не удивило, что “Норникель” пригласил вас? Ведь такого направления в деятельности компании не было.
–  Отчасти это было неожиданно… Я получила предложение заняться гуманитарными, культурными проектами от старшего вице-президента “Норникеля” Ларисы Зельковой. Она знала меня по сотрудничеству Эрмитажа с Благотворительным фондом Потанина, который она возглавляла до того, как перешла в “Норникель”. Кстати, до Эрмитажа я работала в потанинских “Известиях” – было совершенно замечательное время. Тот период и ныне люблю вспоминать. Накопились опыт и связи. Это было время свободы. И сейчас у меня случилось, так сказать, второе пришествие к Потанину.
Зелькова поставила интересную и очень сложную задачу – придумать и реализовать собственный проект, объединяющий разные города и разных гуманитарных специалистов, а значит, и разные сегменты аудитории.
Важно: это не спонсорский проект, а авторский, творческий. Чтобы компания “Норникель” выступала именно как создатель идеи и стратегии проекта, его куратором. Вот это и было самое интересное: не экспертировать и поддерживать что-то созданное другими, а придумать и реализовать свое. Объединить культурным открытым проектом огромную территорию – в этом, повторюсь, был кураж. Так и появилось межмузейное “Освоение Севера…” Это первый и пока единственный проект такого рода в нашей стране.
– Такие “непрофильные” шаги “Норникеля” за рамки сугубо производственных задач можно считать меценатством или это что-то другое?
– Это сложнее, чем меценатство. Не только и не столько оно. Думаю, это работа прежде всего по повышению качества жизни, и не только норильского региона. Потому что любое амбициозное вторжение в гуманитарную сферу неизбежно повышает качество жизни населения там, где это происходит. Неважно, Норильск это, Омск или Красноярск.
– Каким образом?
– Если люди становятся в прямом смысле более образованными, если в их жизни для самих себя, не для отчета и галочки, открывается какая-то новая сфера, повышается качество жизни.
– Но для этого они должны захотеть стать более образованными и открыть для себя новые сферы.
– Вы правы, надо захотеть. Вот в этом и задача. И она не меценатская, она сугубо просветительская.
 
Неглянцевая история
– К слову о форматах. Сейчас многие музейщики сокрушаются: для того чтобы привлечь посетителей, они вынуждены превращать музей в цирк, в развлечение.

– А это уже вопрос чувства вкуса. Музеи – это всегда либо буфер между историей (рассказанной артефактами) и зрителем, либо проводник. Между обычными людьми, готовыми заинтересоваться, и академическим миром. Если вы буфер, то вы не подпускаете к этому миру никого. Если проводник, то как раз наоборот. У меня эрмитажная закалка, а Эрмитаж – это же по сути академия наук. Эта высоколобость, “отдельность” – она важна и нужна. Но ее в любом случае нужно как-то транслировать дальше, выводить за академические рамки. Но для того чтобы вы заинтересовались вглубь, вам сначала должно стать интересно.
Это не значит, что музеи должны заниматься попсой или говорить на языке “желтизны” – человек, увлекшийся такой попсой, все равно в музей не придет. Музейщикам надо не опускаться до ширпотребного уровня, а увлекать за собой. Именно увлекать.
– Проект “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” не будет глянцевой историей?
– “Освоение Севера” – априори неглянцевая история. Посмотрите на первые три выставки. Там много чего подтекстового и трудного. Или такая тема, как безграничность пространства. Выборг – это граница с Финляндией, а в довоенное время это Финляндия. И в выставке “Помни о Севере”, которая там откроется в апреле, пойдет речь и об этом периоде, конечно. Приедут финские специалисты – этнографы, этнологи, специалисты по минералогии, кураторы.
О “неглянце”: вы же понимаете, что в Омске на выставке мы не пройдем мимо темы Гражданской войны – ведь Колчак был знаменитым полярным исследователем. А в Норильске в 2019-м мы никак не забудем тему ГУЛАГа и роли заключенных в освоении Севера.
Хочу упомянуть вот еще о чем – о новых гранях межмузейного объединения. На круглом столе “Освоение Севера: музейная история”, который в конце прошлого года в рамках международного Санкт-Петербургского культурного форума провели “Норникель” и музей истории Санкт-Петербурга, были польские исследователи.  Они готовы сотрудничать, у них северная этнографическая коллекция еще с дореволюционного времени, когда Польша входила в состав Российской империи. Часть коллекции теперь хранится у нас в Кунсткамере, часть – в Краковском краеведческом музее, одном из старейших. На днях из Краковского музея пришло письмо с предложением о сотрудничестве по объединению на выставке двух частей коллекции. Вот вам еще одна линия объединения. Культура, музеи – не вне политики, они выше политики.
– Или темы колонизации. Коренные народы Таймыра до сих пор обижены на пришлых людей…
– И имеют на это право, между прочим. “Обижаться” на смену уклада, на уничтожение традиций.
У нас в стране есть единственный специализированный институт народов Крайнего Севера, в РГПУ имени Герцена, моем родном вузе. Институт начинался еще в 20-е годы как факультет, всегда был в тесном партнерстве с Российской академией наук и с институтом этнографии и антропологии РАН, и тоже будет вовлечен в проект.
 
Будут новые ассоциации
– Возвращаясь к проекту о Севере. Его анонсировали в апреле 2017 года. А сколько готовили?

– Я работаю в “Норникеле” с июня 2016 года. Сначала предложила саму идею – объединить музеи, находящиеся, так сказать, между концами технологической цепочки “Норникеля”: от Норильска до Мурманска. Потом предложила московским коллегам алгоритм ее реализации, полгода мы вели детальную разработку стратегии проекта, я общалась с музейщками в регионах – и в декабре 2016-го его утвердили. Как только был уточнен график открытия и проведения выставок, мы анонсировали его в Москве. Весной открылась Новгородская выставка, и дальше пошло. Как видите, параллельно он обрастает еще новыми сюжетами – вот родился книжный: “Читаем Север”.
– Первый, прошлогодний этап проекта – это был достойный старт?
– Не мне решать. Судя по резонансу в музейной среде и откликам в СМИ – да. Такого рода проекты делаются только командой, и невозможно по-другому. Если нет команды, готовой работать в долгоиграющем проекте, да еще и в меняющихся, импровизационных условиях, ничего не получится. Слава богу, в “Норникеле” откликнулись на новое, непривычное начинание. Хотя это потребовало отказа от неких стереотипов. И самое главное – коллеги заинтересовались этим новым делом.
– Из проекта, как вы сказали, параллельно вырастают какие-то отдельные истории, не только “Мишкина книжка”. Что еще?
– В этом году появился подпроект “Читаем Север”. Это, в частности, одноименная рубрика, которую в газете “Заполярный вестник” с января ведет редактор “Радио России” Наталия Савощик. Вчера открылась отличная выставка Виктора Конецкого в Таймырском краеведческом музее – “Север в фарватере”. Там его картины соседствуют с его же текстами – мне показалось, именно так можно наиболее ярко представить мир этого замечательного капитана – писателя и художника. Осенью в Норильске пройдет всероссийский коллоквиум “Читаем Север”, а к концу года выйдет “Энциклопедия “Двух капитанов”. Это рассказ о прототипах – городах, кораблях, путешествиях и самолетах, которые были в книге Вениамина Каверина. Ведь его город Энск – это Псков. В Псковской областной библиотеке для детей и юношества есть основанный самим Кавериным Музей двух капитанов. Куда летал Саня Григорьев? На Таймыр. Куда шел капитан Татаринов? К Диксону. Все пути ведут на Север, даже в литературе.
– Где на российском Севере вы бывали?
– Во всех городах, которые участвуют в проекте, и во всех музеях. И не только в этих городах.
Север меня интересовал и до этого проекта, он просто логично вписался в мою работу. Психологически я скорее северная, чем южная. Снег, эти переливы сияния и льдов мне очень нравятся. И белые медведи в том числе.
– Норильск на многих производит непростое впечатление. Вы здесь были уже четыре раза, какое ощущение сложилось у вас?
– У меня нет непростого ощущения от Норильска. Это яркий, развивающийся город, здесь есть жизненный темпоритм, и он мне нравится. У него есть лицо. И для меня еще важно как для историка, что город помнит свое прошлое. Ваш снег мне очень нравится, такой белый, у нас такого давно нет. И его много… “Снег без грязи как долгая жизнь без вранья”.
К чему я не могу привыкнуть –  к отсутствию природного звукового фона: “здесь птицы не поют, деревья не растут”. В городе нет певчих птиц – потому что нет деревьев, на которых они моли бы гнездиться.
– В одном из интервью вы сказали, что вам не нравится, когда в отношении Севера используют слово “покорение”, а не “освоение”. Но, как ни крути, освоение Севера сопряжено с борьбой. Борьбой со стихией, с природой.
– Да знаете, практически все в этой жизни сопряжено с борьбой. Но далеко не всегда освоение – это синоним покорения или насилия. Состязательность – да. Интерес, собирательство, узнавание, авантюризм, в конце концов, – да. Элементарное любопытство. Не единожды за эту тысячу лет были времена, когда одни устои ломались и приходили другие. Но насилие – это, слава богу, не доминанта.
– Подводя итог нашему разговору: что принципиально важно донести до аудитории проектом “Освоение Севера. Тысяча лет успеха”? На презентации говорили о том, что он позволит показать историю Севера более корректно. Что это значит?
Более полно, я бы сказала. Север – это пространство свободы, глоток холодного, но бодрящего воздуха, если метафорически. А свобода всегда связана с риском, драмой и всем остальным. “Север, воля, надежда – страна без границ…” Север ассоциируется с жутким холодом, нелюдимостью – в прямом и переносном смысле – и брутальной промышленностью. Но это только один из сегментов правды.
 
ЦИФРЫ И ФАКТЫ
В просветительском проекте “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” участвуют более 30 лучших российских музеев, 10 архивов и многие библиотеки. Программа ориентирована на три года и охватывает девять регионов страны – весь российский Север.
Первый этап прошел в 2017 году в трех столицах – Великом Новгороде, Санкт-Петербурге и Москве.
В этом году эстафету примут Омск, Пермь и Выборг.
В 2019-м, в год столетия открытия норильского месторождения, подключатся Красноярск, Мурманск и Архангельск. Финальные мероприятия пройдут в Дудинке и Норильске.
За новостями проекта “Освоение Севера. Тысяча лет успеха” можно следить в “Инстаграме”, на странице @proektsever, и на сайте sever1000.ru.
0
Последние отзывы на форуме «ЗВ» (отсутствуют)
Добавить комментарий
Ваше имя:
Соберите пазл:

Введите в поле код из 6 символов, отображенных в виде изображения.
Собирать идеально - не обязательно, просто приблизительно соберите картинку (должен быть включен JavaScript).
Совет: для того чтобы не вводить каждый раз код, указанный на картинке — зарегистрируйтесь на форуме и авторизуйтесь, при этом все новые сообщения, написанные вами, будут автоматически публиковаться от указанного при регистрации имени.

Читайте также в этом номере:

В целях обогащения (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Инновации идут под землю (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Бизнес ставит на качество (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Стимул побеждать (Екатерина СТЕПАНОВА)
Красавцы “Хаски” (Мария СОКОЛОВА)
Основа будущих побед (Татьяна РЫЧКОВА)
Отчизны верные сыны (Анна САРАФАНОВА)
Зима в Норильске (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Драма в “Арене” (Варвара СОСНОВСКАЯ)
Ну не сказка ли? (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Котировки акций ГМК НН
Ср, 6 июня 2018 года
ММВБ:11559,00 
Голосование
Как вы платите за услуги ЖКХ?
Регулярно раз в месяц
Плачу за несколько месяцев вперед
Плачу с задержкой в один-два месяца. Нерегулярно
Я злостный неплательщик
Предыдущие опросы
Подписка на ЗВ
Подпишись и узнай первым о главных событиях Норильска!
Введите ваш e-mail:
Управление подпиской
Таймырский телеграф
Норильск