Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Каждый сделал свой выбор
ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
7 марта 2012 года, 9:19
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Марина БУШУЕВА
Электорат разделился на интернет- и телеаудиторию, и кажется, что мы живем в совершенно разных мирах. С декабря по март главной темой интернет-пространства были дискуссии (порой жесткие) о честности выборов. Как обстоят дела на самом деле, я решила узнать из собственного опыта, поработав в участковой избирательной комиссии. И вот что из этого вышло…
Дежурства на участке начались за три недели до выборов. Написать приглашения и разнести их по почтовым ящикам избирателей, а также выдача открепительных удостоверений, учет тех, кто не может прийти на участок в день выборов и желает проголосовать на дому, подготовка списков избирателей – все это входило в задачи комиссии. Дня голосования ждали и волновались. Из всех членов комиссии только двое уже имели опыт работы в избиркоме.
4 марта
Рабочий день стартовал в 7.00. В 7.30 начали работать видеокамеры. Под зорким оком наблюдателей от партий (их на нашем участке было очень много) нам выдали первые 600 бюллетеней. В 8.00 пришли первые избиратели – из числа тех, что трудятся в воскресный день.
– Доброе утро! Ваш паспорт, пожалуйста.
Сверяю прописку. Ищу избирателя в списках. Вношу туда номер паспорта, прошу расписаться за каждый из трех бюллетеней. После расписываюсь сама, отмечаю проголосовавшего в специальном списке учета, выдаю бюллетени, объясняю, где и сколько галочек необходимо поставить, после чего желаю хорошего дня, дарю российский триколор и предлагаю пройти в кабинку для голосования. Это с 8.00 до 10.00. К 11 часам я уже не способна подробно объяснять каждому, как правильно заполнять бюллетени, тем более что правила, как и положено, вывешены на стенде. Исключения составляют пенсионеры и те, кто спросит сам. Вскоре народу стало так много, что образовалась очередь из желающих проголосовать.
Свободнее стало дышать только после 18 часов. К сожалению, я так и не узнала, хорош ли был буфет внизу и какое увеселительное мероприятие подготовили школьники. И даже что делалось на 602-м участке, расположенном этажом ниже. Но в целом осталась довольна. И собой – около 400 человек в течение 12 часов мой персональный рекорд, и избирателями – 4 марта они не остались равнодушными, и это здорово.
Из нюансов
К сожалению, бывает, что гражданина, проживающего в доме уже не первый год, никак не внесут в основные списки, которые составляют жилищные компании при помощи городской администрации. Трагедии в этом, разумеется, нет, но человеку обидно, что его не учли, а значит, думает он, и голос его никому не нужен. Один мужчина так разобиделся, что отказался, чтобы его внесли в дополнительный список, и ушел домой, не проголосовав.
Другая избирательница очень хотела, чтобы я вычеркнула из списков ее сына, проживающего на материке. Мои объяснения, почему участковая комиссия этого сделать не может, и даже аргумент: “а если придет ваша соседка и попросит вычеркнуть из списка вас”, на гражданку не подействовали. Она пригрозила написать жалобу в Страсбургский суд…
Отдельного разговора заслуживают наблюдатели. Свои функции они исполняют на совесть. С утра наблюдатели пожаловались председателю комиссии, что я слишком часто выхожу из-за стола. Я растерялась от такой претензии. Другое дело, что уже через пару часов я не то что встать из-за стола не могла, а голову поднимала только для того, чтобы сверить фотографию в паспорте с лицом избирателя. Бедным курильщикам и вовсе туго пришлось. Выйти покурить можно было лишь под присмотром наблюдателя. А уединиться от зорких глаз последних – только в туалете.
Кроме того, членам избирательной комиссии было запрещено пользоваться телефонами, как и калькуляторами. Если кого-то интересует смысл данного нововведения, то я вам его не объясню, так как не ведаю. Но говорят, что благодаря средствам коммуникации мы могли рассылать секретные данные американским шпионам.
Фотографировать на избирательном участке, да и то лишь общий план, имели право только представители средств массовой информации. Избирателей и бюллетени снимать нельзя. Последние, вероятно, по той причине, что потом их можно подделать. С другой стороны, забирать бюллетени домой избирателям не запрещается. Получил бумагу – делай с ней что хочешь. Некоторые коллекционируют. Говорят, что и в Норильске проживают личности, имеющие полную коллекцию бюллетеней за все выборы, прошедшие в истории России.  
Нельзя было и общаться со знакомыми. Хотя камеры, которыми оборудовали участки, записывали не только изображение, но и звук. Значит, можно при желании было бы понять, что я говорю о личном, а не провожу агитационную работу.
Кстати, по поводу камер. Материковские знакомые очень хотели лицезреть меня работающей на участке, но говорят, что вещание с норильских камер очень сильно “тормозило”, так что удовольствия никакого. А вот министр информатизации и связи Красноярского края Алексей Туров сказал, что все у нас хорошо и качество интернета его вполне устраивает. А значит, должно устроить и нас. Но нас, прямо скажем, не устраивает.
Обратила я внимание и на тот факт, что депутатов многие выбирают обычно не по делам их, а по тому, насколько на слуху фамилия.
“Деточка, прочитай, за кого тут голосовать надо? Я слепая”, – говорит получившая бюллетени бабулька. “За кого голосовать, сказать не могу, но фамилии вам прочитаю”, – говорю я, несмотря на наблюдателей, вытянувших головы и доставших из-за пазухи подзорную трубу. “Где-то я слышала об этом человеке. Проголосую за него”, – говорит бабулька, услышав, видимо, знакомую фамилию. Ладно пожилой человек, так ведь слышу, как переговариваются две наблюдательницы:
– За кого тут голосовать? Знать не знаю.
– Ну вот, главврач. Наверное, хороший человек...
Те, кого достойны
Ровно в 20.00 участок закрылся, и нас ожидали подсчет бюллетеней и голосов, сведение всех данных воедино и регистрация в территориальной избирательной комиссии. Все эти процедуры продлились до семи часов утра. И хотя “дебет” сошелся с “кредитом” и каждый кандидат нашел своего избирателя, я поняла, что бухгалтерия – не мое призвание.
Первым делом взялись за подсчет голосов, отданных за президента. Пачка бюллетеней “за Путина” была даже визуально в три раза больше, чем за Зюганова, Прохорова и Жириновского и совсем маленького числа бюллетеней в поддержку Миронова. В итоге реально удивило второе место Зюганова. Но моя дочь-второклассница сказала: “Наверное, зря мы проголосовали за кандидата N. Надо было за старенького дедушку”, подразумевая Зюганова. На мое “почему это?” дочь не раздумывая ответила: “А разве тебе его не жалко?” Интересно, что за “дедушку” сегодня голосует много молодежи, а вот пенсионеры выбирают Путина. Им, видимо, уже не жалко.
Порадовало всего лишь четвертое место Жириновского. Все-таки одно дело смотреть цирк и совсем другое – стать его непосредственными участниками.
По единому территориальному списку закономерно вышла вперед “Единая Россия”. Закономерно потому, что практически все известные люди в нашем городе – от чиновников до бизнесменов – являются именно представителями ЕР. На втором месте ЛДПР, на третьем – “Справедливая Россия”.
Все было честно. Мы выбрали себе новую власть. И будем надеяться, что она будет работать для народа, а не наоборот. Правда же, народные избранники?
Явка на выборах была высокой
Ровно в 20.00 участок закрылся. Впереди самое важное – подсчет голосов
0

Читайте также в этом номере:

О хлебе к обеду (Лариса ФЕДИШИНА)
О руде из первых уст (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск