Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Связная и ее сорок “джиннов”
ЧЕЛОВЕК И ЕГО ДЕЛО
7 марта 2012 года, 9:51
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Заслуженный работник компании оператор плавильного цеха Вера Веденяпина проработала на комбинате 38 лет, 35 из них – на никелевом заводе.
Конвертеры, мостовые краны, ковши и прочие атрибуты  плавильного цеха никелевого завода имеют вид масштабный и с точки зрения эстетики нерафинированный. Если бы не проливающийся здесь время от времени огненный файнштейновый “дождь”, интерьеры смело можно было бы назвать серыми. Таковы и коридоры, которые ведут к цели. И вдруг свет в конце тоннеля, тишина, чистота и комфорт – рай, операторная. И она – милая, ухоженная, нарядно одетая и без противогаза. Главная ее компания – это говорящая трубка радиосвязи. В отличие от кувшина, в котором сидел один джинн, в ней “живет” много людей.
Кто именно, подсказывают кнопки на большом телефоне: “главный инженер”, “главный энергетик”, “медицинский пункт”, “старший мастер рудного двора”, “секретарь ПЦ”, “столярная”, “слесари РТП”, “слесарь конвертерного”, “слесарь крановой службы”… Кнопок штук сорок. Все эти персоны бурчат в трубке, переговариваясь между собой, и выходят на связь с оператором.
Звонок.
– …Там еще открыто, идите.
Еще один.
– Простой? Пишем – 18.40.
Снова звонок.    
– Я слушаю. Говорите. Угу… Угу… Лаборатория передала выборку шлаков, старшие плавильщики РТП-3, 4, 5, ответьте оператору! Четвертая – 33,6, третья – 33,0, пятая – 33,2…
Еще много загадочных цифр, слова “Пока все”, и Вера Владимировна объясняет, при чем здесь математика.
Ей звонят, она звонит
Мастер смены, ориентируясь по анализам проб, отправленных в лабораторию, смотрит, что нужно добавить в процесс плавки. На металлургической кухне, так же как на обычной, чтобы продукт получился нужной кондиции, его необходимо вовремя “посолить”, “поперчить”. Не говоря уже о том, что оборудование для варки должно быть исправным. Никелевый – завод старый, и без поломок дело не обходится. Узнать информацию у одних участников процесса и передать другим – задача оператора. Она также  заносит все цифры и объемы в автоматизированную компьютерную программу учета. Это, кстати, сведения конфиденциального характера. Покинуть свой пост Вера Владимировна не может ни на минуту. Вот и сидят они на смене на пару с говорящей трубкой на столе.
Так и продолжается: ей звонят, она звонит. Если про снежного человека говорят, что он как бы есть и как бы его нет, то про Веру Веденяпину можно сказать, что она одновременно одна и одновременно рядом со всем цехом.
На контрастах жизнь интереснее
Вера Веденяпина в своей нарядной блузке не просто так, с улицы, вдруг пришла и села в это кресло. Человек со стороны не растолковал бы вам, например, что в металлургии называют галушками, и не ответил бы на вопрос, крадут ли (20-тонную!) продукцию цеха. А она – легко, потому что робу с противогазом тоже носила.  
– Я в ОТК двенадцать лет отработала, по всем переделам цеха ходила. Раньше было так:  на площадке стоит конвертерщик, он смотрит, а мы ломиками отбираем пробы шлака, штейна. Все сами делали.
– Жарко?
– Опасно. Сейчас девочкам-контролерам пробы приносят  конвертерщики.
И потом, когда она уже сидела в чистой и уютной операторной, случалось такое, что бежали и взрывались печи, отключались электричество и вентиляция, и приходилось выбираться на улицу во мгле. Были случаи, в пургу шла с товарищами до города, потому что автобусы не ходили. Ничего не попишешь: металлургическое производство, Север, экстрим. Вот почему норильчане так любят пальмы и море. И она тоже. Бывала в Сочи, Болгарии, несколько раз в Египте, Турции и Эмиратах. Пальмы и рыбки в бирюзовой воде – отличный контраст ковшам и конвертерам. На контрастах жизнь интереснее, и после жаркого Юга и сказочного Востока можно успеть соскучиться по Северу, нерафинированному производству и, конечно, по говорящей трубке с “живущими” в ней “джиннами”. Наши джинны не хуже восточных. Что ни попроси – все сделают.
А вокруг конвертеры, краны, ковши...
0

Читайте также в этом номере:

Каждый сделал свой выбор (Марина БУШУЕВА)
О хлебе к обеду (Лариса ФЕДИШИНА)
О руде из первых уст (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск