Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
10:30 Городское освещение готово к наступлению полярной ночи
10:00 «Спорную» автобусную остановку в Талнахе вернут на прежнее место
08:05 Норильчане могут обратиться за консультацией к председателю Заксобрания Дмитрию Свиридову
07:25 На руднике «Октябрьский» компании «Норникель» завершают строительство второго пускового комплекса
05:30 На Талнахской обогатительной фабрике продолжается внедрение системы «6С»
Все новости
Королева бензоколонки
Штрихи к портрету
6 августа 2015 года, 15:40
Текст: Елена ПОПОВА
Оператора заправочных станций рудника “Комсомольский” Альбину СОРОКИНУ, наверное, можно было бы с легкостью занести в Книгу рекордов Гиннесса. Под землю она спускается уже более сорока лет. И до сих пор 65-летняя жительница Талнаха не мыслит своей жизни без работы.
Сегодня по пальцам можно пересчитать тех, кто помнит, как “Комсомольский” начинал свою работу. Альбина Сорокина – одна из немногих. Первый тяжеловесный состав с рудой рудника отправился на металлургические предприятия в  марте 1971 года. Она пришла на “Комсомольский” в апреле 1972-го.
“Мамонт”, – шутливо говорит про себя Альбина Васильевна. Хотя это слово с видом подтянутой и строгой женщины никак не ассоциируется. А уж если посмотреть на фотографии, которые она принесла на встречу с корреспондентом… На снимках – 20-летняя яркая красавица с удивительными проникновенными глазами. Такую легко представить в драгоценностях и вечернем платье! А вместо этого фотограф запечатлел совсем юную девушку в каске с фонарем и спецовке. Не могу удержаться от вопроса: неужели не страшно было каждую смену спускаться под землю? Все-таки технологии в подземных выработках в те времена были другие. Старые горняки рассказывают: как начинает трещать или провисание кровли заметишь – ноги в руки и бежать.
– Технологии были другие, – соглашается моя собеседница. – И сомнения были. Но о том, что все-таки выбрала рудник, я не жалею.
“Давай к нам!”
Детство Альбина провела в Восточном Казахстане, в небольшом городке на берегу Иртыша – Серебрянске. Мечтала стать медиком. Устроилась подрабатывать в больнице. А когда на глазах у девушки умер пациент, испытала такое потрясение, что стало ясно: эта профессия не для нее. И оставаться в Серебрянске она больше не может.
– Моя старшая подруга предложила мне поехать в Игарку. И я, ни секунды не раздумывая, согласилась.
Подруга Альбины в Игарке устроилась работать на деревоперерабатывающий завод. А ей, несовершеннолетней, в заполярном городке оказалось делать нечего.
– Я поняла: нужно уезжать, – продолжает она. – Но как? Купить билет, чтобы выехать из Игарки, могли только те, кто работал на заводе. Поэтому я договорилась со знакомым пилотом, который летал в Дудинку. Помню, вертолет опустился так низко, как только мог, меня за руки затащили… Из Дудинки я добралась до Норильска. В то время это был закрытый город. Меня определили в детприемник, а когда исполнилось 18 лет, помогли устроиться на работу. Ни профессии, ничего тогда не было.
Дату своего трудоустройства в “Норильскторг”, который был одним из структурных подразделений комбината, Альбина запомнила на всю жизнь – 9 мая 1968 года. А спустя четыре года она решила уйти на “Комсомольский”. Устроилась в ламповую. Потом перешла в маркшейдерский отдел.
– Я была горным съемщиком. Мы с коллегами каждый день давали направление проходчикам. Откатку проверяли, объем залитого бетона… – вспоминает моя собеседница. – Очень тяжелая работа была, хотя подземный стаж у нас не шел.
Работали в маркшейдерском отделе почти одни женщины. В десять утра спускались на горизонты, а в половине второго их уже поднимали на поверхность. Через семь лет Альбина поняла: пришла пора что-то менять в своей жизни.
– Мужики подсмеивались: “Долго ты еще собираешься с рейкой этой бегать? Давай к нам!” Я написала заявление о переводе. И 29 августа 1979 года перешла на подземный участок рудника “Комсомольский”, на склад горюче-смазочных материалов.
Подземная “зарядка”
За столько лет Альбина Васильевна стала на предприятии узнаваемым человеком. Спускается на смену – не успевает на приветствия отвечать.
– Я иногда в растерянности, с кем только что поздоровалась? А мне напарница говорит: “ Зачем это тебе? Главное, что тебе люди желают здоровья”.
– А проблемы со здоровьем под землей не обостряются? – тут же подхватываю тему.
– Нет, что вы! Я гипертоник, а когда под землю спускаюсь, давление, наоборот, в норму приходит. У меня зарядка – в шахте, – смеется 65-летняя работница рудника. – Я постоянно в движении. В ночную смену нужно заправить семь кровлеоборочных машин. Они идут одна за другой. Потом 12 ковшевых машин. И так всю смену. Бегаю от колонки к компьютеру и обратно, как гончая.
Моя собеседница признается: с мужчинами ей работать легко. Проще, чем с женщинами. Они ее уважают. В шутку даже окрестили “королевой бензоколонки”. Хотя спуску она никому не дает. Характер не тот. В глаза может человеку сказать все, что думает. И даже взбучку устроить.
– В былые годы все выпускники вузов устраивались сначала на рабочие должности. Нельзя было стать хорошим начальником, если не пройти все с азов. Тем более на производстве. Все известные в Норильске руководители так и начинали. А у сегодняшней молодежи другие представления о карьере, – качает головой Альбина Васильевна.
– А в чем главная сложность в вашей работе?
Она на миг задумывается, пожимает плечами.
– Да какие могут быть сложности… Спуск в шахту – на 475-й горизонт. А потом самое главное – наверх подняться. Когда компьютеры появились, осваивали мы их самостоятельно. В них вносится вся информация – сколько каждая машина отработала, какие горюче-смазочные материалы использованы. Мне было в какой-то степени проще, чем другим: я на печатной машинке умела работать, и потому к компьютеру быстро приспособилась. Это сейчас людей на курсы отправляют.
Альбина Васильевна продолжает перебирать фотографии, сделанные в разное время на руднике. Чтобы было понятно, о чем речь, протягивает снимки своего “подземного кабинета”.
– А это колонка, которая заправляет машину топливом, – достает она очередное фото. – Вот скважина, по которой опускают солярку. Это я в хранилище, где бочки с маслами стоят. А это – перед спуском в шахту.
“Работа – это все”
Не могу удержаться от вопроса: что греет душу в свободное от работы время? Есть какое-то хобби? Моя собеседница кивает. С юности она увлекается рукоделием. Шьет, вяжет. А в последние годы стала еще вышивать бисером роскошные картины. Есть среди них даже иконы. Я сожалею: так хотелось бы посмотреть фотографии ее работ! Зато  интересных снимков, сделанных на отдыхе, в архиве Альбины Васильевны хоть отбавляй. Вот она на турбазе “Комсомольского”, позирует рядом с авторскими работами Альберта Туркина – рыцарями и индейцами. Вот на живописной поляне с жарками в окрестностях Талнаха. А это уже явно не российские пейзажи – старинные замки. Снимок с выпрыгнувшей из воды белухой. По всему видно – путешествовать наша героиня любит.
– Это когда я первый раз поехала за границу – в Болгарию, – показывает она фотографию. – Еще в советские времена. В более поздние годы побывала, причем не один раз, в Китае. Очень понравилась мне Испания.
Поездила северянка много и по России. Даже до Дальнего Востока добралась. Была в Казахстане. Но особенно любила бывать в Питере, где жила ее дочь со своим мужем. Отпуск не отпуск для горнячки, если не побывает она в Северной столице. А после смерти детей ездить туда перестала. Теперь во время отпуска старается взять путевку в санаторий. Своего жилья на материке у заслуженной работницы и ветерана труда комбината до сих пор нет.
– Стою в очереди на переселение. Конечно, хочется уже уехать с Севера… Но, с другой стороны, страшно: что я буду делать на материке одна? В Талнахе я людей знаю. И меня знают. А что меня ждет там?
Неудивительно, что уходить с рудника, несмотря на свой возраст, старейшая работница предприятия пока не хочет.  
– Для меня работа – это все. Что делать в четырех стенах дома? Я привыкла на людях быть. Всю жизнь работать, а потом остаться в одиночестве… Это трагедия.
– А есть у вас мечта, Альбина Васильевна?
Моя собеседница на секунду задумывается.
– Теперь только подольше пожить. Хоть и сложная она, жизнь, но все равно пожить еще хочется.  
Сорок лет назад
Альбина Сорокина: “У меня под землей даже давление в норму приходит”
0

Читайте также в этом номере:

Новое, грандиозное (Татьяна РЫЧКОВА)
Итоги никеля (Виктор ЦАРЕВ)
В интересах компании (Лариса МИХАЙЛОВА)
С неба под землю (Екатерина БАРКОВА)
Столовые меняют формат (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Такая деловая (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Главные по светофорам (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
О чем мечтают норильчане (Спрашивала Марина Бушуева)
Площадей немерено (Лариса ФЕДИШИНА)
Нужны или очень нужны (Лариса ФЕДИШИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск