Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:40 Профессионалов Заполярного филиала «Норникеля» отметили корпоративными наградами
14:05 «Норникель»: процессы цифровизации будут определять развитие корпоративной безопасности
13:45 Сотрудникам Норильско-Таймырской энергетической компании рассказали о «Серном проекте»
12:05 48 норильчан получат звание «Почетный донор России»
11:45 Мини-футбольный клуб «Норильский никель» набирает очки
Все новости
Стахановец с «Заполярного»
Штрихи к портрету
27 августа 2009 года, 14:24
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Шахтерскую песню о молодом коногоне из довоенного фильма о рабочих буднях Донбасса «Большая жизнь» любят люди разных профессий. Не только горняки. Но много ли вы встречали людей, во всяком случае в Норильске, ведущих свой горняцкий род с тех времен, когда ремесло коногона было так же распространено под землей, как в современных шахтах профессия машиниста электровоза?
Начальник участка внутришахтного транспорта рудника «Заполярный» Валерий Ковреин как раз из такой горняцкой династии. Его дед Александр Леонидович еще в довоенные времена работал выборщиком угля на знаменитой шахте имени Ильича в не менее знаменитом горняцком городе Стаханове. Выбирал вручную уголь в забое и ссыпал его в вагонетки на конной тяге. Случалось и самому прогонять под низкими сводами шахты, укрепленными деревянной, кривой от напора угольных пластов крепью, коренастых тягловых лошадей. Сын Александра Леонидовича Виктор тоже пошел в шахтеры. И отработал на той же шахте Ильича на разных рабочих профессиях – крепильщиком, выборщиком, стволовым – 46 лет. И Валерий Ковреин свою трудовую биографию начал в Стаханове, не изменив ни делу деда и отца, ни  шахте, на которой прославились старшие Ковреины. Студент Коммунарского горно-металлургического института с первого курса проходил производственную практику на родном предприятии. А летом работал в студенческих отрядах и, конечно, под землей – крепильщиком и дорожно-путевым рабочим. «Кто родом из города Стаханова, тот уже по определению стахановец», – шутили студенты.
– Тогда система подготовки горняков была значительно лучше нынешней, – вспоминает Валерий Ковреин. – По окончании горняцкого ПТУ, не говоря уже о вузе, человек приходил на шахту специалистом с достаточным практическим опытом. А за полтора месяца стройотряда те, кто не ленился и профессию осваивал, зарабатывали по 500–700 рублей. Хорошие, надо сказать, по тем временам деньги. И не только для студента.  
По окончании института Валерий получил распределение в ПО «Стахановуголь» на шахту имени Ильича горным мастером. Отсюда ушел в армию и через два года, уволившись в запас старшиной роты, вернулся на прежнее место.  
– Я всегда любил работать с людьми, – рассказывает он, – поэтому никогда не чурался общественной работы. Выбирали меня секретарем комсомольской организации шахты, а потом выдвинули на освобожденную комсомольскую работу – вторым секретарем Стахановского горкома ВЛКСМ. Только там я недолго проработал, вернулся на шахту заместителем начальника проходческого участка.  
Если бы не развал СССР, Ковреин вряд ли попал бы в Норильск. Но распад страны повлек за собой и распад экономики. Одна за другой закрывались шахты в Стаханове.
– Шахты рядом с нашей закрывались, и из них, естественно,  прекращалась откачка воды, – рассказывает Валерий Викторович. – А шахты – это сообщающиеся сосуды. Вскоре и шахту Ильича стало топить грунтовыми водами, поступающими с заброшенных выработок. Так и закрылась наша знаменитая шахта, не дожив до своего столетнего юбилей ровно год.
Совсем плохо стало в Донбассе – ни работы, ни зарплаты. Как семью кормить, как дальнейшую жизнь планировать? Было Ковреину в ту пору всего 36 лет. Написал письмо в «Норильский никель», предлагая себя в любом горняцком качестве, на любой тяжелый подземный труд. Вскоре пришел ответ – есть вакансия. Украинскому горняку предлагали место горнорабочего второго разряда. Покидав самые необходимые вещи в чемодан, Валерий тут же выехал в Норильск. Пока без семьи.
 
В боевой готовности
Хорошие специалисты редко оказываются на обочине жизни. Пару недель поработал Валерий Ковреин на руднике «Заполярный» горнорабочим, потом столько же – машинистом скреперной лебедки. Но квалификация и опыт потомственного горняка были заметны, как говорится, невооруженным глазом, и руководство перевело его туда, где от Ковреина  была большая отдача, – горным мастером на участок внутришахтного транспорта. Через некоторое время он стал заместителем начальника и вот уже шесть лет возглавляет участок.
Хозяйство у Ковреина беспокойное. Сам он сравнивает свой участок с воинской частью ПВО. Потому что, как и бойцы противовоздушной обороны, его  личный состав должен всегда находиться в полной боевой готовности.
– Диспетчеры рудника очень любят мой домашний телефон, – смеется он, – частенько бывает, и ночью поднимают с постели. Так что «тревожный чемодан» у меня всегда наготове. Вскочил среди ночи – и на работу.
Рудник «Заполярный» доставляет добытую руду на Норильскую обогатительную фабрику напрямую вагонетками электровозной откатки, не перегружая на другие виды транспорта. А складское хозяйство, где мог бы содержаться определенный запас руды для обеспечения бесперебойной работы НОФ в непредвиденных ситуациях (например, авария на внутришахтных путях), не предусмотрено. Минимизация складского хозяйства – это верное решение, в духе мировых производственно-технических тенденций. Но на передел, обеспечивающий доставку руды обогатителям, этот фактор налагает большую ответственность. Никаких поломок, никаких неисправностей, никаких перебоев с ритмичностью подачи руды допускать нельзя. Все 52 километра путей со стрелками, электровозами, уклонами и «человеческим фактором» должны работать, как механизм швейцарских часов.  
Участок ВШТ самый крупный на «Заполярном» – 122 человека, более 30 электровозов. Работают на участке крепильщики, дорожно-путевые рабочие, механики, операторы постов сигнализации. И, конечно же, машинисты электровозов – 65 человек. А машинисты электровозов, если посмотреть на суть работы – вывоз руды на-гора, – это те же коногоны послереволюционных времен, только… вариант, вооруженный современной техникой и знаниями. Так что без большой натяжки можно сказать: верен остался Валерий Ковреин профессии, к которой имел отношение его дед, основатель горняцкой династии.
 
Есть с чем сравнить
Песню о молодом коногоне, который, разогнав вагонетку на крутом уклоне до неположенной скорости, «забурился» с рельсового пути и «лежит с разбитой головой», Валерий Викторович любит. Как не любить старинный шахтерский фольклор, песню, которую поют более ста лет и переиначивают ее слова и под другие рискованные профессии. Но на своем участке он лихачества не допускает: под землей должен быть полный порядок и неукоснительное соблюдение промышленной безопасности.
– Больше всего после Донбасса меня удивил в Норильске порядок  на горных переделах, – говорит Ковреин. – Нас, горняков, частенько ругают, упрекают в пренебрежении правилами ТБ, но мне есть с чем сравнивать. Система охраны труда на рудниках Заполярного филиала находится на совершенно другом уровне. В пользу Норильска, разумеется.
Валерий Ковреин давно уже привез в Норильск жену, которая работает в ГИВЦ, они получили российское гражданство. А дочь Наталья, выросшая практически коренной норильчанкой, закончила в этом году первый курс Московского автодорожного института. Увлекается Валерий путешествиями и фотографией. Начинал с фотоаппарата «Зорький-4», потом был «Зенит-TTL», сейчас снимает навороченным «Никоном». Каждый отпуск на пару недель обязательно заезжает в Стаханов, где живет родня. А потом едет в дальние страны. Может себе позволить. Побывали с женой в Испании, Турции, Швеции, Египте, Чехии. А в этом году опробовали новинку корпоративного отдыха – съездили в Черногорию. Очень понравилось. Теперь уже с улыбкой вспоминают супруги, как приехали в Норильск четырнадцать лет назад и варили борщ в стеклянной банке кипятильником. А как потом радовались покупке первой кастрюли и сковородки! Норильску теперь благодарны за все.
Основной своей задачей на настоящий момент Валерий Ковреин считает подготовку рабочей смены на участке ВШТ.
- В прошлом году семь человек ушли с рудника на пенсию, в этом году – еще пятеро. И это лучшие уходят: люди с огромным опытом, желанием и умением работать. Сейчас машинистов на ускоренных курсах готовят – за полтора месяца и почти без прохождения практики. А хороший машинист только через три-четыре года получится, и то, если у него к этому делу способности есть. В этой ситуации, я считаю, компания очень большой шаг сделала, дав возможность обучать молодежь по программе «Рабочая смена» до полугода, не требуя с него при этом обязательного выполнения плана. Главное – научить человека все делать правильно. И в дальнейшем толк от него обязательно будет.
Белая рубаха и каска – фирменный стиль
Вперед, на подземные горизонты!
0

Читайте также в этом номере:

Сначала Талнах включают (Лариса ФЕДИШИНА)
Загорелый рейс (Андрей СОЛДАКОВ)
Контрасты времени (Анна ЦУРКАН)
По ту сторону экрана (Марина БУШУЕВА)
Бархатный сезон на Ламе-2 (Валентина ВАЧАЕВА)
Венеция в Талнахе (Инна ШИМОЛИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск