Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
14:20 Норильчане смогут получить бесплатную юридическую консультацию
13:35 В программе норильских капремонтов сделали акцент на крышах
12:45 Таймыру нужен логистический центр для обеспечения сельхозпродукцией
11:05 Студенты Норильского политехнического колледжа стали «спецагентами безопасности»
10:05 Константин Купреенко: «Минуты, которые водители автобусов пытаются выиграть на маршруте, могут дорого обойтись»
Все новости
Контрасты времени
Кто трудностей не боится, тому и кризис нипочем
27 августа 2009 года, 14:24
Текст: Анна ЦУРКАН
«Мой дядя самых честных правил…» Эта строка из классики преследовала меня в недавнем отпуске, часть которого я провела в Украине. С дядей, правда, увидеться не довелось, но вспоминала я его всякий раз, когда сталкивалась с нищими, часто людьми трудоспособного возраста, избравшими паперть в качестве доходного места. И это на Украине, с ее плодородными полями, щедрыми лесами, рыбными водоемами. Казалось бы, только не ленись – и будешь иметь, как говорят там, и хлеб,, и до хлеба. Но, видно, без жизненной закалки не так-то легко держаться сегодня некоторым землякам на плаву. Вот дяде закалки хватает. И хотя здоровье уже не ахти и годы наваливаются на плечи, она не позволяет ему бросить начатое. Этим он, перефразирую классика, и уважать себя заставил.
Сейчас часто говорят о кризисе. Но, как выясняется, он неизбежно настигает человека на разных этапах жизни. Родился – кризис, женился – кризис. Не женился – тоже. А если еще и неприятности какие-то замаячат – успевай увертываться. Дяде в жизни изрядно досталось: холод, голод, война, разруха и другие тяготы. Рекрутированный в 16 лет в Донбасс на стройки предприятий химической промышленности, он всю жизнь прожил вдали от родных. Возможно, именно это помогло ему в приобретении навыков выживания. С младых ногтей, как шутит сам, дядя научился ко всему относиться взвешенно, по-житейски мудро. Впрочем, без природных данных вряд ли обошлось.
Когда нечем стало платить за коммунальные услуги, дядя без особого сожаления расстался с городской пропиской. Взял спасение родных на себя – и лучше выдумать не мог. Не каждый, согласитесь, на старости лет бросит благоустроенную квартиру в городе и переберется в деревню. А дядя решился. Загодя, конечно, позаботившись о «запасном аэродроме». Обзавелся живностью, привел в порядок сад, даже оборудовал лимонарий. Теперь его хозяйственности завидуют не только соседи. В свои за восемьдесят родич ведет активный образ жизни, переписывается с питомниками, выращивает на своем участке буквально все, что необходимо семье. И называет его кооперативом по выходу из кризиса.
Но дядин пример не стал заразительным. Ни дети, ни повзрослевшие внуки не последовали за ним из города в глухомань. Копаться в земле понравилось лишь младшему сыну. Остальным проще время от времени навещать стариков – в надежде, что с пустыми руками обратно в город не уедут. Удобнее, похоже, на судьбу жаловаться, чем в поте лица добывать пропитание. Дядя не жалуется. Еще и считает себя виноватым в том, что дети и внуки отдалились: трудился, мол, всю жизнь, не до воспитания было.
То есть не до бесед и мер вроде кнута и пряника. Но разве собственный пример перестал считаться самым действенным? Получается, что так. И не только в Украине. «Как еще заставить сына работать?» – не приложит ума бывшая норильчанка, несколько лет назад переехавшая в центральную часть России. В Норильске она заработала средства на квартиру, оформила северную пенсию, но о заслуженном отдыхе и не мечтает. Ей ведь нужно не только себя, но и сына прокормить.
Он, конечно, не маленький, четвертый десяток разменял, но постоянную работу никак не найдет. И не потому, что вакансий нет. Рабочие руки нужны и в строительстве, и на складах, и в автохозяйстве. Просто «мальчик» подолгу нигде не задерживается. Парня то зарплата не устраивает, то график работы, то коллектив. Неделю-другую поработает, месяц на диванчике у телевизора отдыхает. Матери – хоть плачь. Приходится подвизаться в нескольких фирмах – за себя и за взрослого шалопая. Ее, пенсионерку, уже не так охотно берут на работу, как сына. И зря: за двоих не хуже молодых со всем справляется.
Может, правы материковские друзья, утверждающие, что норильчане никудышные родители: детей, мол, сызмальства к труду приучать надо, а на Севере ни дач, ни домашнего хозяйства. Вот старики и остаются главными кормильцами в семье. Тут я готова поспорить. Многие, но не все. Есть немало примеров того, как норильские студенты вживаются в материковскую жизнь. Одноклассник дочери Костя стал зарабатывать – и не только на карманные расходы – с первых лет учебы в Воронеже. Сейчас он дипломированный специалист, работает в престижной фирме, переехал в собственную квартиру. И друг сына поднаторел в поездках на заработки в летние каникулы за границу. Таким образом и языковые знания закрепил, и опыт приобрел. Теперь получает второе высшее образование. Не нарадуюсь и на свою племянницу, которая учится в Питере всего год. Но уже сама себя одевает, даже маме на подарки перепадает.
Словом, когда одни плачутся, ждут подачек от родителей, другие не тратят время и силы попусту. Важно не уподобляться первым, и решительнее пополнять армию вторых. Закалка трудностями еще никому не повредила.
0

Читайте также в этом номере:

Сначала Талнах включают (Лариса ФЕДИШИНА)
Загорелый рейс (Андрей СОЛДАКОВ)
По ту сторону экрана (Марина БУШУЕВА)
Бархатный сезон на Ламе-2 (Валентина ВАЧАЕВА)
Венеция в Талнахе (Инна ШИМОЛИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск