Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
14:50 В Норильске провели экспертизу дорожной сети
14:20 Работников «Норникеля» защитят от гриппа
13:30 Члены совета директоров «Норникеля» посетили Надеждинский металлургический завод
12:45 Члены совета директоров «Норникеля» познакомились с работой Медного завода
12:30 Новый просветительский проект о ГУЛАГе запускают в Норильске
Все новости
Кто интерпретатор?
История – дело тонкое
8 декабря 2009 года, 14:40
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
У меня зазвонил телефон. Первооткрыватель Талнаха геолог Виктор Фомич Кравцов  спросил, читала ли я в «Заполярной правде» серию материалов об открытии Хараелахского месторождения? Известный геолог хоть и живет теперь в Петербурге, но постоянно читает норильские газеты в электронном варианте.
Оговоримся сразу, что Хараелахское (названное затем в духе советских традиций Октябрьским) месторождение является западной ветвью единого Талнахского месторождения. Однако находка была столь значительна, что в 60-е годы велась дискуссия именно о самостоятельном месторождении.
Виктор Фомич был сердит. В публикации, начинающей проект («Интерпретаторы», «ЗП» №164 за 3 ноября), особенно его зацепило то место, где говорится, что одним из своих высказываний он, Кравцов, закрыл не только дискуссию, но и месторождение, «что не помешало ему в дальнейшем среди прочих номинироваться на Госпремию».
Доставая из забвения толстую папку «Первооткрыватели» (разбор хранящихся в ней документов стал целью публикации) из фондов городского музея, автор обещал избежать собственной интерпретации в оценке событий. Однако они налицо. Остановимся только на двух, упомянутых выше.
По случайности я знакома с содержимым папки «Первооткрыватели». Принимала ее в музей, когда несколько лет назад работала там хранителем письменных источников. Меня тогда удивили два факта. Неприятно – геологи, авторы служебных записок и телеграмм, настойчиво требующие для себя  лавровые венки. Приятно – ни на что не претендующий Кравцов. Потому что и нужды в этом никакой не было. Он всегда оказывался в нужном месте в нужное время. Его причастность к великим геологическим открытиям в НПР слишком очевидна.
Виктор Фомич прислал по моей просьбе по электронной почте два отсканированных документа 1967 года, когда велись дискуссии: свою докладную по Октябрьскому месторождению и протокол расширенного заседания техсовета Западно-Хараелахской партии совместно с партбюро и разведочным комитетом. В докладной доказывается: Хараелахская интрузивная залежь является западной ветвью Талнахского месторождения. На заседании постановили: одобрить докладную как объективно отражающую историю изучения Октябрьской залежи.  Так что дискуссию закрыл не лично Кравцов. Протокол заканчивается словами: «рекомендовать к вознаграждению за активное участие в выявлении Хараелахской (Октябрьской) залежи следующих работников Западно-Хараелахской партии…» Далее следует список из 29 человек, под номером первым значится Кравцов. Так что на Госпремию он тоже не претендовал. Товарищи выдвинули.
Кстати, лет восемь назад в нескольких номерах «Заполярной правды» были опубликованы «Записки геолога» Виктора Кравцова. Автор постарался показать историю геологических открытий объективно. Есть еще надежная книга «Очерки по истории открытий минеральных богатств Таймыра», вышедшая в издательстве Новосибирского университета в 2001 году. Тоже объективный источник информации, так как книга написана сразу несколькими маститыми геологами, непосредственными участниками событий. У них на это ушла вся жизнь, а человеку со стороны разобраться в нюансах, пусть даже с помощью толстой музейной папки, без собственных интерпретаций практически невозможно. Переписывать историю вообще довольно смелое занятие.
Автор разбора геологических  полетов утверждает в конце своего сериала, что главной целью, которую он ставил, было  показать творческий процесс открытия. Все же собранию  документов, хранящихся в папке, подходит какое-то другое название. Правда, это не самая страшная из музейных папок. Есть и похуже. Например, те, что связаны с историей Норильлага, когда  стараниями отдельных интерпретаторов были сломаны тысячи человеческих жизней.
К счастью, у нас речь идет не о трагедии, а об открытии, однако субъективное толкование истории для кого-то может стать непреложной истиной. Помню, как один, казалось,  довольно-таки приличный человек во времена перестройки опубликовал в той же «Заполярке» злобный пасквиль в адрес геолога Николая Урванцева.  А потому что в свое время благодаря стараниям нескольких интерпретаторов возникла легенда об Урванцеве – «враге народа». Кстати, в музее на эту тему тоже имеются папки с  документами.  Легенда оказалась живучей.  Не удивлюсь, если кто-нибудь опять вытащит ее на свет божий и истолкует на свой лад.
…Если история уже написана сведущими людьми и все точки ими расставлены, стоит ли браться за пересмотр событий человеку со стороны?
0

Читайте также в этом номере:

Снеговизор все видит (Лариса ФЕДИШИНА)
Скажем: «Браво!» (Лариса ФЕДИШИНА)
Что в памперсе тебе моем? (Екатерина СИДОРОВА)
Сенсации не случилось (Екатерина СТЕПАНОВА)
Я буду всегда! (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск