Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
15 тысяч часов в воздухе
ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
22 февраля 2013 года, 13:49
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Екатерина БАРКОВА
“Сегодня весь день на Вальке, но в расписании полетов моего экипажа нет. Такое бывает редко. Сегодня сдаю квалификационные экзамены, впереди несколько зачетов” – такими словами встречает меня один из первоклассных пилотов, командир экипажа вертолетов Ми-8 и Agusta AW119 MKII Норильского филиала ОАО “Авиакомпания “Таймыр” Михаил КУРЧУКОВ. Времени у нас не много, но поговорить о главном успеем. Местом нашего интервью стал ангар посадочной площадки. Беседа прошла в привычной для нашего героя обстановке – в кабине нового вертолета Agusta.
Первый полет на итальянской машине Михаил Курчуков совершил в конце сентября прошлого года, когда были согласованы все документы на два новых вертолета, которые “Норильский никель” приобрел в 2011 году. За сезон (а для новой техники сезон – до минус 25 градусов, на крепкие морозы она не рассчитана производителем) вертолет налетал 50 часов. Полноценный сезон для заграничных “пташек” начнется в марте. До осени они должны налетать 300 часов. Для управления новой техникой пришлось переучиваться. Ведь управление Agusta зеркально Ми-8, на которых Михаил Курчуков летает почти 30 лет.
Влюбленность в небо
Переучиваться пришлось в Филадельфии (США), где находится производитель вертолетов Agusta. Подтверждать квалификацию приходится каждый год вот уже в течение трех лет. В прошлом году в Филадельфию ездили семь норильских пилотов, в том числе Михаил Курчуков. Говорит, несмотря на солидный стаж за штурвалом Ми-8,  большой проблемы в переучивании не было. Уже имелся опыт. В 2002 году в Прибалтике он переучивался на четырехместный американский вертолет R-44. Такой в свое время собирался приобрести “Норильскгазпром”.
– Поэтому мне было проще вникнуть в управление Agusta. Вообще, если человека научили на вертолете висеть в воздухе, то нет проблем в переучивании. Единственная проблема в “итальянцах” – действия в случае отказа какой-нибудь системы, – рассказывает Михаил Михайлович. – Допустим, при отказе двигателя на Ми-8 я левой ногой давлю на педаль, а на этой машине я налетал почти 15 тысяч часов. И нога сама влево дается. На итальянской машине мне надо давить правой ногой. Поэтому каждый год мы ездим в Америку отрабатывать действия в экстренных ситуациях. Причем отработка проходит в реальных условиях с инструктором в течение трех часов. Плюс теория. Это лучше любого тренажера, которые, допустим, есть у пилотов “Боингов”. Приезжают на тренинги люди разного возраста. Если у тебя есть сертификат подготовки на этом вертолете – пожалуйста. Я в этом году был поражен. Самостоятельно на своем маленьком самолете прилетел дедушка 82 лет. Выглядит хорошо, по сравнению с ним я выгляжу хуже. Какая влюбленность в небо! 82 года он держит себя, летает. Прекрасно!
Традиции полярной авиации
Влюбленность в небо у нашего героя была с детства, именно в юные годы он захотел в авиацию. Желание покорить небо привело к авиамоделированию. Михаил неоднократно становился чемпионом Норильска по авиамодельному спорту. Два раза до армии поступал в летные училища в Оренбурге и Барнауле, но  не получилось. В то время был большой конкурс из-за популярности профессии – 15–20 человек на место. После армии в 1981 году Михаил Курчуков устроился заправщиком на Валек. В этом же году ему удалось поступить в Кременчугское вертолетное училище.
– В Советском Союзе оно было одним из лучших. Подготовка кадров велась на высшем уровне. До сих пор во всем мире нет училищ с такой подготовкой. За три курса мы летали около 90 часов. Это очень много, – вспоминает Михаил Михайлович. – В мое время на первом курсе 35 часов мы летали на маленьких Ми-2, где небольшой расход топлива. Со второго курса переходили на  Ми-8. На них мы налетали в среднем 55 часов. Сейчас это все проблематично, к нам приходят пилоты без налетанных часов на вертолете Ми-8.  
По окончании обучения в 1984 году Михаил Курчуков стал пилотом вертолета Ми-8 тогда еще в Норильском 329-м летном отряде. Как раз в то время в Норильске вели поиск нефтегазовых месторождений, таких как Пеляткинское, Ванкорское, Паяхское, Байкаловское. Полеты по ПАНХ (применение авиации в народном хозяйстве) выполнялись на вертолетах Ми-6, Ми-8 и самолетах Ан-2.
– В авиации существует такое понятие, как преемственность. Я летал практически со всеми командирами, которые здесь работали. Им в свое время передавали опыт командиры, которые работали перед ними. У полярной авиации свои традиции, надо как-то прививать, пока они существуют. Объясняешь молодым пилотам, что машина живая, ее надо чувствовать. Думать надо только о предстоящем полете, не о семье, не о проблемах или о деньгах. Главное в грамотном выполнении полета – безопасность. Пилот должен выполнять инструкции и знать руководство по летной эксплуатации на пять баллов. У нас в авиации говорят, что эта книга написана кровью. В ней описаны аварийные случаи, произошедшие за всю историю малой авиации. Классный пилот – тот, кто сначала загоняет себя в сложную ситуацию, а затем “героически” выбирается из нее, а первоклассный пилот не дает загнать себя в такую ситуацию. Это все я объясняю. Есть место и шуткам в нашей работе. Кстати, одна из них: “Какая самая деревянная часть в вертолете? Голова второго пилота, второй пилот не обижается, так как его дело правое и не мешать левому”.
Ходить за околицу
Через два года Михаил Курчуков процитирует любимую фразу главного героя Георгия Жженова из фильма “Экипаж”: “Ну что, не пора ли подковы сдирать?” В 55 лет каждый пилот проходит строгую медкомиссию в Москве. Целый месяц специалисты обследуют организм пилота и дают заключение, способен он летать или нет. К любому ответу Михаил Курчуков готов.
– Удочка, лыжи, сосновый бор, тихая речка, считаю, компенсируют недостаток неба и полетов. С супругой Людмилой думаем переехать на Алтай. У нас уже взрослые сыновья Андрей и Александр. Они потихоньку устраивают свою жизнь в Норильске, – рассказывает Михаил Курчуков. – На Алтае освою бэк-кэнтри, дословный перевод с английского – “ходить за околицу”. Это лыжи два в одном – половина горных и половина беговых лыж. Российский туристический вариант. И сейчас предпочитаю на них с ружьем прогуляться  в ближайших горах. Охотой я занимаюсь с середины 1980-х годов, все законно. Еще очень люблю рыбалку, конечно, нашу северную, ни с какой другой не сравнить.
Последнее время Михаил Михайлович монтирует фильмы о норильской малой авиации по материалам, отснятым его коллегами в разное время. С видеокассет оцифровывает записи. Из свежих записей – съемки тренировок в Америке. Это все войдет в киноленту.
Впереди замечательные весенние дни, когда можно будет выбраться в тундру на лыжах, отмечает наш герой. Правда, одному: за 30 лет семейной жизни он так и не научил жену стоять на лыжах. Как и винтокрылые “итальянцы”, Михаил Курчуков не “вылетает” в тундру в погоду за минус 25 градусов. Такой принцип. Нужно получать удовольствие от “полета” на 15–20 км туда и обратно.
В жизни у Михаила Курчукова свои приоритеты. Главные качества в людях, по его мнению, – ответственность и честность. Они у нашего героя сформировались еще в детстве.
– Мама, которая четверых детей вырастила одна, всегда говорила: ты за все в ответе. За детей, за вертолет, за людей, которые у тебя в вертолете. Когда уйду на пенсию, за карасей, может быть, отвечать буду. Больше десятка ловить не стану. Браконьером я не был никогда, – говорит Михаил Михайлович. – В авиации, как и в любом деле, ценится честность. Будешь юлить – тебя никто уважать не будет. Надо прямо и открыто сказать: ну, не прав, командир, давай решим, сядем, поговорим. Юлить, извиваться – не мужской это разговор.  
Все праздники – 23 Февраля, 8 Марта, День гражданской и военной авиации, Воздушного флота – Михаил Курчуков многие годы отмечает за “рулем”. За 30 лет совместной жизни супруга уже привыкла. “В семье главное – понимание”, – говорит наш герой.
Панель управления Agusta пилот знает как Отче наш
Полноценный сезон полетов у Agusta начнется весной
0

Читайте также в этом номере:

Идет солдат в детсад (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Тогда нас не победить (Иван ОГИЕНКО, ветеран Великой Отечественной войны)
Родину защищать (Вера КАЛАБЕКОВА)
Шедевры под охраной (Юлия КОСТИКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск